Каким же должен быть новый учебник литературы? Для начала рассмотрим, каковы уже существующие…

Ничего «зазря» не обещают!

Для примера я взяла учебник «Литература» для 7 класса под редакцией Г.С.Меркина (издательство «Русское слово», 2010 год).

Из всех произведений Льва Толстого автор выбрал для 13-летних школьников одно из самых сложных и трудно читаемых – «Севастопольские рассказы». Написанные 26-летним Толстым, «Севастопольские рассказы» оценивались его современниками как журналистский очерк с места военных событий. Между тем, в богатом литературном наследстве Льва Николаевича есть немало произведений, более близких подросткам и способных не оттолкнуть своей сложностью, а приблизить к чтению классической русской литературы.

В учебнике Меркина почему-то предлагается ввести в ряд признанных классиков нашей литературы известного лишь увлеченным литературоведам Ивана Шмелева и прочесть «Русскую песню» этого автора - произведение, чей сюжет вызывает, мягко говоря, недоумение (главный герой «Русской песни» - вечно пребывающий в алкогольном опьянении маляр, которому в пьяном сне двое мальчиков-озорников мажут пятки краской; проснувшись и увидев свои пятки, маляр отчего-то сразу мальчикам «сделался другом» и пропел им несколько пьяных песен. Слушая же эти песни, один из мальчишек – читай, автор, – «почувствовал… неведомую в глубине своей душу родного… народа».) Возможно, появление Ивана Шмелева на страницах российских учебников  связано как раз с модной и активно наступающей концепцией осмысления литературы с позиции православия – поскольку данный автор числится вписанным в каноны этой концепции.

Однако по-прежнему слишком большое место в учебниках – в том числе в учебнике  Меркина – занимает, например, творчество Максима Горького. Видимо, включение советских авторов происходит по некоей инерции, вне реальной степени литературных заслуг «народных» писателей.  

Прекрасный, легкий и изящный писатель Константин Паустовский представлен в учебнике Меркина опять-таки одним из самых сложно читаемых своих произведений – «Мещерской стороной». Из сонма сонетов Шекспира, описывающих самые разнообразные чувства, вместо любви солнечной, юношеской семиклассникам предлагается почему-то сонет «о тех, кого во тьме таит могила» и о погибшей любви.

До сих пор школьникам предлагается – да еще для заучивания наизусть! - ода «На день восшествия на всероссийский престол» М.В.Ломоносова – произведение, слог которого похож для современников на груду накиданных друг на друга булыжников, по которым нужно карабкаться вверх. Почему бы просто не прочитать его в классе вместе с учителем?

В то же время данный учебник литературы, к сожалению, забыл упомянуть среди важных российских поэтов 20 века Николая Рубцова. Стихи Рубцова, например, его прекрасную «Дорогу» можно было бы привести в разделе «Русские поэты 20 века о России». Зато в этом разделе – опять! - нашлось достаточно места чисто советским поэтам Алексею Фатьянову, Александру Яшину, Андрею Дементьеву с его «Волгой», которая не только течет, но и, как следует из текста, «ничего ЗАЗРЯ не обещает» и Андрею Вознесенскому с «Муромским срубом» (под упомянутым срубом подразумевался, видимо, деревянный дом, но, судя по словам автора, весьма удивительно расположенный – «НАД «скамейкою ЗАМШЕЛОЙ как ПИЩАЛЬ».

Так что же включать в учебники по литературе?

Гарри Поттер или Жюль Верн?

Я спросила мнение по этому поводу у двух финалистов всероссийского конкурса «Учитель года-2013», преподавателей русского языка и литературы.

Ирина Филиппова (гимназия №4 Великого Новгорода) ответила так:

- Мне кажется, программа по литературе требует корректировки. Вот в конце учебного года мы открыли с шестиклассниками вторую часть нашего учебника, а там - стихотворения Некрасова, Есенина… Нет того, что интересно детям, соответствует их возрасту, отвечает их запросам. Я бы добавила в курс литературы произведения, посвященные жизни подростков, например, книги Анатолия Алексина, Юрия Яковлева, Альберта Лиханова.  

Вера Никифорова (Бежаницкая школа Псковской области) думает следующее:

- Когда-то в советское время все произведения просматривались сквозь призму партийности литературы. Теперь предлагают то же самое сделать с позиции православия. Я думаю, что в литературе жесткий единый взгляд недопустим. Например, когда мы с детьми  изучаем тему гражданской войны, то читаем множество произведений разных авторов, которые высказывают противоположные точки зрения на одни и те же события. И я всегда задаю ребятам вопрос: «Как вы думаете, может быть, достаточно было бы прочитать одно-два произведения и всё?». Они отвечают: «Нет. Потому что из различных точек зрения складывается, как мозаика, общая картина происходящего».

По этим причинам я не сторонница того, чтобы имелся только один какой-то определенный учебник и чтобы «шаг влево, шаг вправо» «карались». Должен быть выбор! Отобранные для чтения детьми  произведения должны пропагандировать общечеловеческие нравственные ценности и иметь художественную значимость. Но  предпочтение того или иного учебника должно быть делом школы, учителя и детей.

Добавим к этим высказываниям компетентных преподавателей мнение родителя – папы семиклассницы из Великого Новгорода, предпринимателя Дмитрия Панфилова:

- Заметил, к своему огорчению, что дочка практически с 4 класса, когда кончилась начальная школа, перестала читать книги. Читает только модные журналы. А ведь она в целом хорошо учится, хорошистка. Что же происходит с детьми? Мне кажется, учебники литературы не прививают ученикам любовь к книге. В начальной школе дочка, спотыкаясь на каждом слове, читала какие-то былины, написанные стародавним слогом, даже я, взрослый человек, в каждой строке по три слова не понимал. Эти былины нужно давать хотя бы в 10-м классе! Когда дочь училась в пятом классе, помню, мы прочли с женой, ужасаясь, какую-то белиберду про «верхний, средний и нижний мир» – это явно материал чьей-то диссертации, проведенный в детские учебники. Ребенку нужно было рассказать на уроке - так преподавательница научила – что, например, образ дерева соединяет в литературе верхний, средний и нижний миры, так как его верхушка уходит в небо, ствол находится в нашем мире, а корни уходят в нижний мир. Кто заставляет наших детей учить этакий бред?!! Я бы ввел обсуждение общественностью содержания учебников литературы! А еще добавил бы в учебники, особенно для чтения мальчишками,  приключения. Жюль Верн и Майн Рид, увы, забыты нынешним поколением. А ведь книги Жюля Верна - это отнюдь не развлекательная литература, а научно-познавательная. Его произведения прямо связаны с открытиями по физике, химии, астрономии, нацеливают детей на познание, активную позицию в жизни. Можно было бы, как говорят сейчас, метапредметные связи найти между такой литературой и школьными предметами научно-естественного цикла. 

- Нет, не знаю, кто такой Анатолий Алексин и Жюль Верн, - говорит 10-классница Даша Н., ученица одной из гимназий Великого Новгорода. – Это какие-то писатели из прошлого, их сейчас не читают. Но я единственная, кто в нашем классе читает то, что задано по литературе. Другие просто берут краткие сведения из интернета. А мне, я помню, даже понравилась «Капитанская дочка» Пушкина, было увлекательно. Некоторые мои друзья говорят, что хотели бы видеть в учебнике литературы Гарри Поттера и другие современные произведения. Но, мне кажется, не нужно занижать планку. Ясно же, что Пушкин гений, а та женщина, не хочу и запоминать ее имя, которая написала Гарри Поттера, нет. Ей никогда не дадут Нобелевскую премию по литературе, я уверена – ее книжки до этого не дотягивают. Так зачем же подавать такого человека в учебнике как образец?   

Итак, итог нашего мини-мониторинга таков: детям нужен учебник, в который были бы включены интересные, доступные для их возраста произведения, имеющие литературную и общечеловеческую ценность. Религиозных, пропагандистских, партийных или иных выдуманных критериев здесь существовать не должно. А еще, считают учителя, такой учебник должен быть не один. Ведь мир литературы безбрежен и многогранен, как и жизнь, которую он отражает…         

Фото автора