Открытие
нового здания школы пять лет назад стало настоящим праздником абсолютно для всех! Тогда у суккозерцев появилась надежда, что в ближайшие годы к основному зданию пристроят еще два корпуса, в которых разместятся столовая, спортзал, мастерские и интернат. Таким был утвержден проект новой школы архитектора Любови Хроминой, которую строили к 90-летию республики. Тогда чиновники обещали выстроить все три здания. Без них проект теряет свой первоначальный замысел и функциональность, о которой и школьники, и учителя вспоминают каждый день. Похоже, вопрос, насколько это оправдано - возводить три здания в небольшом поселке вместо одного, вмещающего в себя все необходимое для жизни небольшой сельской школы, не ставился.

Любовь Тимофеевна Моисеева работает в школе 45 лет. Сейчас она занимается с детками в группе продленного дня, а до этого работала учителем начальных классов.

- Большую часть своей жизни я проработала учителем в школе, которая топилась печками, - вспоминает Любовь Тимофеевна. - Окошечки в здании начальной школы были маленькими, туалет на улице... Нынешняя школа — это практически идеальные условия для учеников и учителей, но в нашей школе не хватает спортивного зала и столовой. От этого страдают дети, которым негде поиграть в баскетбол, волейбол, а до столовой каждый день приходится идти 400 метров!

Новое здание можно назвать памятником бездеятельности местных властей. Первый корпус, выстроенный за два года, давал надежду на то, что в скором времени жизнь в поселке пойдет на новый лад. И новое помещение станет школой полного дня для детей и социокультурным центром для жителей поселка, а на деле вышло иначе.

- Детям нужен мяч! А у нас даже разогнаться в этом зале нельзя — сразу окажешься в стене, - с сожалением говорит директор школы Любовь Владимировна Лакшевич.

Ее кабинет напомнил мне офис загруженного работой менеджера. На столе аккуратно разложены документы - видишь их и не возникает вопросов, чем нынче занят директор. Отчетность, соотнесение планов, обсуждение нагрузки и замен, расписание ЕГЭ и ГИА, а еще подготовка выступления на районном заседании по поводу строительства второй очереди школы. Между этими делами — замена физики во всех классах, обед в столовой (до нее ведь надо еще дойти!), переживания за штрафы и предписания, которые выписывают разные инстанции за несоблюдение санитарных норм в таких условиях. В том числе и за то, что в школе нет столовой, которая по проекту быть должна! Ее обещали построить, но вот опять же — директор готовит выступление, чтобы донести до власти мысль о необходимости этого строительства.

Уже слышу, как воодушевленно мне начинают доказывать, что нет ничего страшного в том, что школьная столовая находится в другом здании. Действительно, дети и учителя вынуждены двигаться, полноценно есть и перекусы, которые одинаково не полезны всем, просто исключены.

Холод, метель, дождь, слякоть, пронизывающий ветер, снежные заносы, гололед — в любую погоду дети и взрослые должны идти в столовую, пересекать проезжую часть без зебры и должным образом оборудованного пешеходного перехода, быстро есть и возвращаться обратно. Большая перемена в школе длится 45 минут, большую часть из которых занимает дорога в столовую и обратно.

Раньше в этой столовой питались рабочие леспромхоза, а теперь едят дети. Судя по всем документам, выписанным штрафам и предписаниям, руководству школы только удается починить полы, как начинаются проблемы с проводкой, меняют проводку, протекает крыша — и так по кругу. Сказать, что постоянный вопрос со столовой отвлекает директора школы от  работы — не сказать ничего! Столовая — это вечная головная боль, забыть о которой удается только на июль. Июнь— время лагерей, когда к питанию школьников предъявляют по-прежнему высокие требования и первое, что проверяет комиссия из Суоярви — это столовая, в августе школу готовят к учебному году и снова возобновляются проверки. После приезда комиссий снова приходится платить штрафы и устранять, латать, покупать...

Здание производит впечатление ветхого, но внутри царит идеальная чистота, на кухне - новое оборудование, празднично сияют кастрюли. Завтрак и обед вкусные! Ребятишки, многие из которых живут в семьях со скромными доходами, с удовольствием едят кашу, не отказываются от супа и радуются сладкому чаю с пышными булочками. Но долго рассиживаться за столом им не приходится, учителя постоянно подгоняют, ведь впереди еще обратный путь в школу.

Готовка еды осложняется тем, что в здании нет водопровода – его нет нигде, кроме школы. Вода из колодца поблизости не соответствует санитарным нормам, поэтому в столовую из школы приносят воду из артезианской скважины – для этого работнице приходится не меньше восьми раз привезти на тележке 40-литровый бидон с водой. Получается, что женщина за один свой рабочий день проходит не меньше пяти километров.

Сейчас в школе учатся 100 детей. В этом учебном году в первый класс придут семь ребятишек, а выпустятся восемь одиннадцатиклассников. В будущем году ситуация будет аналогичной, а в 17-м из школы уйдет самый многочисленный класс в 20 человек, на смену которому ожидается лишь восемь первоклассников. В 2018 году планируется 14 выпускников и всего семь первоклашек. Но эти данные не были секретом, когда принималось решение о строительстве новой школы для поселка. Приблизительные расчеты  вперед на 10-15 лет ведутся и велись постоянно. Поэтому-то и непонятно, почему такой масштабный проект был принят к реализации. Один из его недостатков в том, что в просторном помещении нет спортзала и столовой. Принцип карельской избы, в которой все необходимое всегда находилось под одной крышей, увы, не учли на самом первом этапе утверждения проекта.

В школе нет спортзала, но дети умудряются не просто заниматься физкультурой, а побеждать на соревнованиях - в просторном холле на полках красуются кубки и грамоты. В здании нет столовой, но благодаря грамотной организации процесса, все ребята накормлены, занятия идут по расписанию. Нет школьных мастерских, но уроки технологии проходят, а в библиотеке и кабинетах всегда находится место для ребячьих поделок и творчества.

Школа работает вопреки всем существующим ощутимым сложностям, но разве дети, живущие на Севере, в домах без удобств, не заслуживают школы со спортзалом и столовой? Разве учителя, многие из которых отдали школе 10-15-30 лет жизни, не должны трудиться в нормальном режиме? И почему необходимость строительства второго корпуса школы, который предусмотрен проектом(!), нужно доказывать, ссылаясь на обещания десятилетней давности? И когда же, наконец, за бездействие ответят не дети с учителями, которые вынуждены приспосабливаться к созданным для них условиям, а конкретные чиновники? Ведь это управленцы не сумели оценить ситуацию и выбрать для сельской школы подходящий проект, реализацию которого не пришлось бы затягивать на десять лет.

В этом году Суккозерской малочисленной средней школе исполняется 60 лет. Станет ли эта дата по-настоящему радостной для жителей поселка, пока неясно. Но хочется верить, что все обязательства властей перед детьми, учителями и родителями будут выполнены.


Комментарий


Зинаида Борисовна Ефлова, зав. лабораторией теории и практики развития сельской школы Института педагогики и психологии ПетрГУ, исполнительный директор Ассоциации сельских малочисленных малокомплектных школ Республики Карелия: 

-  Большинство школьных зданий времен советской эпохи честно выполнили свое предназначение, отслужили положенную им службу, их реанимация где-то уже невозможна, где-то нецелесообразна, в том числе, потому что разъехались, состарились местные жители, сократилось количество детского населения.

Очевидно, что проще всего закрыть, посадить детей в автобусы, отправить в интернаты и таким образом поставить последнюю точку на будущем поселения. Все чаще в последнее время звучит формально-чиновничья фраза: «Отомрут естественным путем». «Естественным», то есть путем неучастия, неоказания помощи, игнорирования потребностей.

Сейчас, накануне празднования следующей юбилейной даты Республики Карелия, появляются дополнительные возможности реальных улучшений в экономике, культуре и образовании региона.

Где-то, как в Суккозере, нужна «работа над ошибками», сделанными предыдущими прожектерами. Полусовременность жизнедеятельности этой школы выглядит фарсом на фоне современных требований.

Где-то как, например, в Спасской Губе, важно определиться: строить ли новое здание специально для школы или изначально создавать проект сельского центра, где под одной крышей объединятся небольшой детский сад, небольшая школа (начальная и основная), клуб, библиотека, ФАП. Где-то придется и «подлатать», и «обновить».

Планируя и разрабатывая новые проекты, архи-важно, на мой взгляд, иметь и держать в голове: в КАЖДОМ карельском селе должен быть культурно-образовательный центр, адекватный конкретной ситуации – большая или малая школа (наконец, школа-квартира/кабинет как у американцев), чтобы КАЖДЫЙ сельский ребенок имел доступ к современному образованию в современных условиях БЕЗ отрыва от родителей.  

Из Годового отчета Министерства образования РК о результатах реализации долгосрочной целевой программы «Развитие образования в Республике Карелия в 2011-2015 годах» в 2013 году: «На начало 2013 года в Республике Карелия не было зданий образовательных учреждений, признанных аварийными. В апреле 2013 года основное здание МКОУ «Ледмозерская СОШ» по результатам технического обследования признано аварийным».

Непризнание школьного здания аварийным не делает его соответствующим нормам СанПин и, тем более, требованиям к «Нашей новой школе» – современной по форме и содержанию. Только ли в Ледмозере такая проблема? Уже много лет неприглядно и печально выглядят и находятся в стадии неуклонного приближения к состоянию аварийности здания школ в Деревянке, Пае, Спасской Губе и в других городах, селах и поселках Карелии. Позорно в середине   XXI века расположение школьного туалета на улице, а это в десятках карельских сельских школ!

Фото автора