Весной прошлого года в районном поселке Русская Поляна попытался повеситься глава большого семейства Бузулиных. Сорокалетний мужчина встал на табурет в сарае и сунул голову в петлю. Спасли дети - сбежалась вся большая семья. В семье Бузулиных воспитывались восемь детей: двое своих, шестеро приемышей. В деле воспитания Оксана Федоровна и Александр Леонидович не новички. В приемную семью они «трансформировались» в начале 2007 года из семейной воспитательной группы, организованной еще в 2004-м. Причем первыми в районе - «передовики»! Приемную семью составили из 9-летнего Антона Молчана, перешедшего из семейно-воспитательной группы, и пятерых сестер Карякиных (от 12-летней Анастасии до совсем маленькой полуторагодовалой Тамары). Вместе с ними росли и воспитывались Саша и Никита, родные дети Бузулиных.
«Все дети называют своих приемных родителей мамой и папой. У детей - три отдельные комнаты, где они играют, читают, готовят уроки. Семья большая, но важно, что Оксана Федоровна и Александр Леонидович относятся к детям с особым вниманием и интересом. Они все делают вместе с детьми: рисуют, читают вслух, занимаются поделками», - такое представление о «молодой» приемной семье сложилось у Ольги Кириной, заведующей отделением психолого-педагогической помощи семье и детям. Но после неудавшейся попытки самоубийства приемную семью, даже такую дружную, полагалось закрыть. Детей решили отправить в больницу - на карантин перед переселением в другую семью. Сотрудники отдела опеки и попечительства районного управления образования пришли за детьми в дом Бузулиных. Прежде они, видимо, бывали тут нечасто, потому что ужаснулись: приемыши, как выяснилось, живут в грязи, носят обноски и едят что придется. Самая маленькая, пятилетняя Тома, во время сборов упала и заплакала, но когда кто-то из взрослых хотел ее утешить, все пятеро насупились: «Не надо жалеть... Нас никто никогда не жалел...»
Во время осмотра в районной больнице врачи обнаружили на телах всех шестерых шрамы разной степени давности: и зажившие, и посвежее... Дети, отводя глаза, убеждали, что ударились сами. Только оказавшись в Омском реабилитационном центре, они начали рассказывать такое, что педагоги, не раздумывая, обратились в правоохранительные органы.
Взяв в дом шестерых детей, Бузулины купили большой дом, иномарку, мебель. Все это, как они утверждали, ради детей. И никто не знал, что происходит за забором красивого дома. Приемные родители получали от государства зарплату 22 тысячи рублей в месяц и 33 тысячи рублей детских пособий. По деревенским меркам деньги солидные. Олеся Кшановская, начальник следственного отделения районного ОВД, рассказывает, что из этой суммы на приемышей шли копейки. Детей же, по ее словам, использовали в полную меру. Чужих, конечно. Своих любили. 13-летний Антон управлялся по хозяйству: тягал фляги с водой и ухаживал за скотиной. Девочек не пускали в школу, пока не приберут дом и не замесят тесто на хлеб. У приемышей был свой режим питания - ели они строго вместе, в одно время и только то, что сами себе готовили. Свои дети кушали котлеты и пельмени, чужие - пустой суп да кашу на воде. Впрочем, в качестве наказания могли лишить и баланды. Еще хуже было, когда «мама и папа» били их. Войдя в раж, Оксана ломала о детские головы железные кружки.
Уголовное дело возбуждено только в отношении «мамы» - она в семье «главная» - по поводу истязания и по факту ненадлежащего воспитания несовершеннолетних. Бузулины уверяют, что все это наговор и заговор, но на всякий случай продали иномарку и дали объявление о реализации дома. Вряд ли Оксана угодит за решетку - по «детским» статьям такое случается редко.
Сейчас Антон ждет очередной семьи, а сестры Карякины живут у мамы. Правда, не все пятеро. Пятилетняя Тома умерла почти сразу после больницы. Просто споткнулась у порога и упала - остановилось сердце. Старшая, Настя, уехала жить к дальней родственнице. Не простила мать, хотя той пришлось через многое пройти, чтобы вернуть семью. 28-летнюю Надежду лишили родительских прав не за пьянство, как обычно. Женщина не была алкоголичкой, но оставляла маленьких дочерей одних, предпочитая общество подруг. Почему ее столь жестоко наказали, не дав возможности исправиться, не совсем ясно. Но после лишения материнства Надежда затосковала. Из Называевска переехала в Русскую Поляну, поближе к дочерям. Обращалась во все инстанции, в том числе и к губернатору Омской области Леониду Полежаеву. Но восстанавливать Надежду в материнских правах опека не спешила. С одной стороны, показательная приемная семья, с другой - «лишенка» без мужа и жилья. К тому же за эти четыре года Надежда родила еще двоих девочек... Тем не менее, узнав, что случилось е ее детьми, она немедленно зарегистрировала брак с гражданским мужем, от которого родила двоих младшеньких. Он же усыновил пятерых старших. Только тогда мать восстановили в правах и вернули детей.
- Когда мы с мужем забрали их из реабилитационного центра, - вспоминает Надежда, - на кого они были похожи! Исхудавшие, озлобленные, с расшатанной психикой и здоровьем... Я смотрела их медицинские карты - в них нет никаких записей аж с 2008 года, неужели дети все это время ничем не болели? Первое время девочки толком не разговаривали, только по любому поводу спрашивали разрешения: можно ли что-то скушать или взять какую-нибудь вещь... Жадно набрасывались на еду, просили готовить только мясо. В последнее время они немного стали приходить в себя. Как аукнутся их психические травмы? Поймите, я не снимаю с себя вины за случившееся, но я столько билась за дочерей, и почему-то мне не удавалось их вернуть...
История действительно странная. Родная мать, не справлявшаяся со своими обязанностями, но вполне вменяемая, годами доказывала, что имеет право воспитывать своих дочек. А над ними в это время измывалась чужая тетка, превратившая детей в своих рабов. Как говорит Мария Смирнова, заместитель главы Русско-Полянского района по социальным вопросам, проверки проводились, но Бузулины всегда были готовы к ним:
- Узнавали по сарафанному радио, видимо... В итоге перед соцработниками представала вполне благополучная приемная семья. Мы были уверены, что они любят детей больше, чем деньги... А оказалось совсем наоборот.
Странно, что то же сарафанное радио не донесло отделу опеки и попечительства районного управления образования, а также социальной службе Министерства труда и соцзащиты, что приемыши плохо одеты, недоедают и, судя по синякам, все время падают. Ведь это должны были видеть учителя в школе, воспитатели в детском саду, участковый педиатр, просто соседи. Неужели все четыре года представители опеки ни разу не разговаривали с ними? Ни разу не общались с приемышами? Специалисты должны были заметить неладное, если они не полные профаны в своей профессии. Гораздо более вероятно - они не хотели ничего замечать.
У меня лично возникло ощущение, что и забрали детей у родной матери для галочки, и отдавать не хотели именно из-за нее - такой «важной птицы» в отчетах. Ведь забрать приемышей у Бузулиных означало бы дискредитировать не только семью-«передовика», но и себя, отдел опеки и попечительства: как работали, что так сильно ошиблись? Да и пятеро «возвращенцев» - это немало. Мало того что статистику испортят, так еще встанет серьезный вопрос - куда их девать? К сожалению, у органов опеки свой план, который им устанавливает Министерство образования Омской области. Со всеми вытекающими отсюда последствиями, вплоть до увольнения. А Министерство образования ведет себя в соответствии с рекомендацией губернатора, который сказал, что детских домов в области остаться не должно. Прямо он выразился или фигурально, никто не знает. Но на всякий случай приказ выполнять бросились, причем даже не разработав толком ни критериев приемной, замещающей семьи, ни показателей благополучия в ней ребенка. Играя в свои игры, взрослые превратили детей в пешки. У пятерых девочек исковерканы судьбы. И если четверо по крайней мере остались жить, то маленькая Тамара умерла за всех - врачи говорят, что немалую роль в ее гибели сыграл психотравмирующий фактор. Их приемный брат Антон Молчан потерял уже две семьи, ни в одной из которых к нему не относились по-человечески. И никто за это не отвечает! Ну разве что чуть-чуть Оксана Бузулина, которая благодаря этим сломленным детям серьезно поправила свое материальное состояние. В деревне ее не осуждают. Ей завидуют! Тут бы самое время властям определить свою позицию по поводу случившегося. Но никаких заявлений не сделали ни Ирина Прозорова, министр образования, ни Ирина Касьянова, уполномоченный по правам ребенка в Омской области. Представляете, какой шум поднялся бы, если Бузулины были бы иностранцами? А у нас тишь да гладь. И это заставляет задуматься - а сколько таких Бузулиных остались безнаказанными только потому, что чиновники не захотели поднимать шума? За три года в Омской области реорганизованы пять детских домов в связи с сокращением числа их воспитанников. Увы, любое доброе дело, поставленное чиновниками на поток, превращается в бессмысленное и даже бесчеловечное.
2011-й в Омской области объявлен Годом ребенка. Среди его приоритетных задач - развитие семейных форм устройства детей. Сколько детей пострадает от очередной кампанейщины?

пос. Русская Поляна, Омская область