«Зачем понадобилось в упаковке под названием «стандарт» проводить системную реформу школы?», - задался вопросом один из членов Совета, директор Института содержания и методов обучения Российской академии образования Михаил  Рыжаков. Он уверен, что стандарт не может быть инструкцией по модернизации образования. «Если мы будем делать то, что рекомендуется в стандартах, то нам Манежная площадь покажется озорством, - сказал  директор Института. - В образовании, как и в медицине, существует заповедь: не навреди». Таким образом, любые преобразования в образовании должны быть взвешены, тысячу раз отмерены и многократно продуманы и обоснованы.

       Для старшей школы предлагается целая система новаций, которые, если они прорастут так, как сегодня заявлены, превратятся не в культурные растения, а самые настоящие сорняки. И более того, продолжил Михаил Рыжаков метафору, смогут задавить все культурные растения в своем ареале. «Мы сегодня имеем такие предложения, под которыми нет чаще всего ни обоснования, ни опыта экспериментальной проверки серьезного эксперимента, - сказал он. - Я бы предложил все системные инновации выписать, пообсуждать каждую отдельно и многократно с профессиональным сообществом, а потом решить, куда двигаться дальше». Распространенную же тактику принятия документа и судорожного изменения изначального документа он считает неправильной, а такой путь негосударственным. Такая тактика, по мнению директора института РАО свидетельствует лишь о том, что у разработчиков изначально отсутствовала четкая позиция и они готовы были идти «по ветру» - как конъюнктура сложится. «В стране пора начинать принимать решения, за которые потом не придется краснеть», - подытожил Михаил Рыжаков.

       По словам члена комитета СФ по бюджету, экс-министра труда и социального развития Александра Починка, качество поступающих в вузы катастрофически падает. «Мы делали выборку из работ московских золотых медалистов и это реально страшно», - признался он. Починок, по его словам, не посчитал стандарт экономическим: «Беда в том, что если мы начнем смотреть, во что выливается вариативность, то получим огромное число индивидуализированных групп». По его мнению, если классу из 25 учеников предоставить право выбора в той мере, в которой это предусмотрено стандартом, появится потребность хотя бы в нескольких группах. То есть менее десятка псевдо-классов выпускных в школе не получится. А это в свою очередь означает увеличение финансирования. При том, что работа в небольших группах, конечно, хороша, все благие пожелания, по мнению Александра Починка, нужно сопоставлять с бюджетом. В результате это может вылиться в добровольно-принудительное изучение «добровольных» предметов, на которые у школы хватает денег.

       «Постулат идеи возможности выбора очень хорош, однако жизнь учит меня, что максимум пятнадцать процентов ребят четко понимают, куда они хотят пойти-податься», - уверен Александр Починок. Сам экономист, по его признанию, несмотря на многочисленные победы в физических и математических олимпиадах, до последнего момента не знал, в какой вуз он пойдет после окончания школы: физический или экономический. «Большей части ребят до выпускного почти по барабану, куда они дальше пойдут, - уверен он. - Это наша беда и надо заниматься профориентацией». Но осознанный и гарантированный выбор будущей профессии за два года до окончания школы — это нереально. Поэтому тратить огромные деньги для того, чтобы все силы принудить к этому выбору — это бессмысленные затраты.

       Понятно, что в современном мире знания стремительно обесцениваются. Если молодой человек обладает навыками анализа, поиска информации и возможностями речи и умением излагать, то его легко и быстро можно «накачать» профессиональными знаниями. «Человеку нужен обязательный набор знаний, - уверен Александр Починок. - Даже если он закоренелый программист, основы русского языка, литературу и истории он должен знать в совершенстве, иначе человек не полноценен». Поэтому, он считает, при всей возможности выбора, мощный корпус общих знаний у человека должен быть, а ранняя специализация в большинстве случаев вредит. Возможность выбора, уверен Александр Починок, должна быть не у всех, так как она не всем нужна.

       Особые нарекания вызвал у Александра Починка предмет «Россия в мире». По его словам, успешными опытами внедрения подобных предметов могут похвастаться только фашистские и диктаторские режимы. Более того, то, что записано в стандарте, не выдерживает никакой критики. «Сформировать способности противостоять фальсификации истории в ущерб национальным интересам России», - процитировал он. Во-первых, уверен экономист, стоит для начала определиться в том, что такое национальные интересы России - при том, что Российская Федерация, согласно конституции, является многонациональным государством. «От этой фразочки очень легко скатиться к такому черносотенству, что ни в сказке сказать, ни пером описать, - прокомментировал Александр Починок. - Мне очень хотелось бы понять, как это будет преподаваться в Дагестане, Чечне и так далее». Кроме того, найти сейчас учителей достаточной квалификации, способных преподавать «Россию в мире» красиво, достаточно сложно.

       Помимо этого, Починок признался, что как профессиональный экономист он смеется над тем, что написано в стандарте по поводу предмета «экономика»: не прописано, ни как строится в современном обществе экономика государства, ни то, какие налоги и за что будет платить выпускник после окончания школы, ни как формируется пенсия и что такое банки. Большие вопросы вызывает у экономиста предмет «ОБЖ». «Простите меня, но у нас подавляющая часть выпускников не будет служить в армии, а мы будем в обязательном порядке будем накачивать всех, в том числе и девушек, особенностями прохождения военной службы по призыву и контракту, - сказал Александр Починок. - Большая часть этого никому никогда не потребуется».

       По мнению председателя комитета по труду и социальной политики Государственной  думы Томской области Игоря Чернышева, если оторваться от земли и перейти в состояние сказки, то стандарт замечательный. «Сама по себе идея, заложенная авторами стандарта — очень хорошая и хорошо принимается, - сказал он. - Но когда мы приземлились, начали считать и досчитали за миллиард, то это считать бросили». Главные болевые точки стандарта старшей школы, по мнению депутата, - это кадровое обеспечение и отсутствие закрепленного в стандарте дополнительного финансирования для его реализации. По его данным, средний возраст педагогов в России — пятьдесят лет, в отличие от Москвы, где он составляет тридцать лет. А мужчин в образовании работает от пяти до семи процентов. «Должен придти другой учитель, - сказал Игорь Чернышев. - Менять надо и есть что менять, но если мы не изменим статус учителя, то мы не изменим ничего».

       Директор Департамента общего образования Минобрнауки России Елена Низиенко напомнила, что предмет обсуждения — это пока лишь проект, предложенный разработчиками. «Он станет документом Министерства, когда будет подписан приказ, - сказала она. - Поэтому приказ и не подписывается, что есть еще темы для обсуждения». По ее словам, достаточно очевидно, что что-то надо менять и развиваться. Очевидно так же и то, куда надо двигаться, но весь вопрос в том, как именно. Разработчики предложили свою версию ответа на этот вопрос. «Мы понимаем, что в рамках той базы и тех кадров, которые есть сейчас, реализовать предложенный разработчиками стандарт невозможно, - отметила Елена Низиенко. - Но стандарт и направлен в том числе на то, чтобы эту базу подтянуть, чтобы эти кадры подготовить, и без этого мы ничего не сможем сделать».

       «Мы должны понимать отношение общества, и стандарт разрабатывался в дискуссии с бизнесом, с политиками, с представителями религиозных конфессий, национальных кругов, - отметил руководить группы разработчиков новых школьных стандартов Александр Кондаков. - Поэтому мы осознанно просили время на продолжение дискуссий, потому что вносятся соответствующие изменения». Чем дольше продлится дискуссия, тем лучше будет документ, уверен он.

       При этом руководитель группы разработчиков обратил внимание Совета на то, что впервые за десятилетие на разработку подобного документа Минобрнауки России взяло несколько лет: стандарт начал разрабатываться еще в 2005 году. Кроме того, Александр Кондаков высказался решительно «за» раннюю профилизацию. В частности, он привел данные, согласно которым 73 процента девятнадцатилетних считают себя способными сделать выбор. «К сожалению, сегодня семья ребенка делает выбор профиля во второй половине десятого класса, нанимая репетиторов для подготовки ребенка в конкретный вуз, - отметил он. - Мы это тоже учитывали и постарались по возможности предусмотреть, равно как и возможность смены профиля».