Хотя Зинаида Драгункина призвала коллег-педагогов прекратить дискуссии на тему «Нужен или не нужен ЕГЭ?», отказываться от возможности улучшить сам экзамен и его организацию Совет Федерации не намерен. В сентябре верхняя палата Федерального собрания планирует провести широкое обсуждение проблем ЕГЭ, так же, как и Комитет по образованию Госдумы РФ – об этом сообщила Ирина Мануйлова.  Сама Драгункина считает, что нужно возродить комиссию по ЕГЭ на федеральном уровне и  собирать все предложения по его модернизации.

Сегодня, когда вузы принимают будущих студентов, ориентируясь в основном на результаты сдачи единого экзамена, важно их мнение о нем, которое высказала Ольга Каширина: экзамен должен повернуться к интересам граждан, стать понятным и удобным с точки зрения организации, существенно измениться институционально в части сроков и места сдачи. Каширина считает, что надо снять истерию одного дня, разрешив сдавать ЕГЭ многократно в авторитетных независимых центрах в течение года и выбирать лучший результат для предъявления в вуз, в этом случае снизится коррупционная составляющая ЕГЭ, но повысится желание школьников улучшать свой результат от попытки к попытке. Ольга Каширина призвала  как можно скорее вводить  портфолио, в котором на равных будут даны результаты ЕГЭ, олимпиад и школьной успеваемости и  который будет мотивировать детей к творчеству, повысит их интерес ко всему спектру школьных предметов. По мнению Кашириной, единый госэкзамен может объединить  образовательную систему и по вертикали – по ступеням образования. Остается порадоваться, что не прошло и десяти лет, как с предложениями, на которых настаивала «Учительская газета», согласился Российский союз ректоров, а еще два года назад президент РСР Виктор Садовничий говорил, что все они нереальны и нереализуемы. Так и хочется сказать: «Господа, вовремя прислушивайтесь к СМИ, и все будет по уму!».

Конечно, все ждали предложений Дмитрия Ливанова, поскольку страна напряженно следит за тем, кто возглавит Рособрнадзор после отставки Ивана Муравьева и что будет сделано затем этим ведомством для улучшения ЕГЭ. Министр, не отрывавшийся от созерцания информации в Интернете, вскоре и вовсе отбыл по делам, мнение общественности по важной теме ЕГЭ, судя по всему, его не слишком интересовало. Внимательно Дмитрий Викторович выслушал исключительно Кузьминова и Духанину,  предложивших разделить  ЕГЭ на два отдельных экзамена: один базовый для получения аттестата, другой продвинутый для поступления в вузы, в котором задания будут более сложными и за который можно будет получить как 100 баллов, так и 0 баллов. К  результатам  второго экзамена, по мнению авторов, вузы будут  испытывать доверие, поскольку его задания должны быть творческими.  

Министр в своем коротком выступлении не был оригинален,  он отметил, что КИМы по ЕГЭ требуют модификации и усовершенствования (об этом страна говорит вот уже 15 лет), что есть два варианта реформы ЕГЭ: отказ от заданий с выбором варианта ответа, как это было сделано на ЕГЭ по математике, и введение двухуровневой системы ЕГЭ. При этом Дмитрий Викторович в основном повторил то, что сказали Кузьминов и Духанина:  продвинутый экзамен позволит продемонстрировать творческие навыки. Кроме того, по мнению министра, нужно вводить устную часть ЕГЭ по русскому и иностранному языкам,  компьютерное тестирования на ЕГЭ по информатике и другим предметам, а также максимально открыть банки заданий. На фоне Ярослава Кузьминова и Любови Духаниной,  выступивших с анализом ЕГЭ и с  множеством предложений по его модернизации, было немного странно, что выступление министра в Общественной палате не содержало активных призывов к педагогической общественности  по части выдвижения новых идей в этой области.

Петр Положевец считает: нужно решить, в какой мере будут использованы  результаты сдачи ЕГЭ, в какой мере будут наказаны те, кто, по сути, виновен в провале ЕГЭ-2013: «Мы знаем, как были наказаны выпускники, пойманные  за различные нарушения, но до сих пор не знаем имен взрослых, виновных в нарушениях по организации и проведению экзамена». Петр Григорьевич посетовал на то, что Министерство образования и науки РФ, Рособрнадзор не в полной мере используют возможности СМИ, что стране до сих пор неизвестны имена тех региональных руководителей, которые приказом министра уволены за нарушения в компании «ЕГЭ-2013», и пообещал опубликовать  итоги расследования правоохранительных органов по поводу нарушений на ЕГЭ-2013 года, как только они появятся.

В целом дискуссия была активной, содержательной, предложений было много и самых различных. Можно этому порадоваться, но мешает одно: многие из предложений, как отметил Кузьминов, были уже выдвинуты два года назад, одобрены высшими руководителями государства, но до сих пор не реализованы Министерством и Рособрнадзором. По мнению директора ФИПИ Андрея Ершова, на это нет денег. Впрочем, о деньгах я бы не рекомендовала говорить: за полтора десятка лет в ЕГЭ вложено столько миллионов, что, вероятно, их хватило бы и на проведение экзамена, и на его модернизацию.

P.S. Подробно о «круглом столе» в Общественной палате РФ читайте в №31 «Учительской газеты» от 30 июля 2013 года.

Фото с сайта http://www.ntv.ru