По мнению депутата Законодательного собрания Санкт-Петербурга от фракции «Яблоко» Бориса Вишневского, оценка ЕГЭ не имеет никакого отношения к учебной деятельности школы, потому что свидетельствует об успехах репетиторов в натаскивании на ЕГЭ и почти никак не отражает реальные знания учеников по предмету. При этом получается, что тот, кто готовился к экзаменам, ходил к репетиторам, тратил свои силы и время, в результате оказался в худшем положении по сравнению с теми, кто ничего не делал, а потом получил высокие баллы, воспользовавшись «слитыми» вариантами ЕГЭ. По мнению депутата, это значит, что выпускники 2013 года получили последний школьный урок: выгодно быть нечестным.

Как заметил Борис Вишневский, либо от ЕГЭ нужно отказываться совсем, либо существенно менять его проведение. Например, можно проводить экзамен под видеозапись, ввести устную речь.
Еще более жесткой точки зрения по отношению к ЕГЭ придерживается заслуженный учитель РФ, член Общественного совета Министерства образования и науки, заместитель директора физико-математического лицея №239 Санкт-Петербурга Сергей Рукшин:
- Обещание, что ЕГЭ освободит систему образования от коррупции, увы, не сбылось. Вместо этого она увеличилась в десятки и сотни раз. Более того, коррупция, которая раньше была исключительно в приемной комиссии вузов, проникла в школы, которые увеличили объем репетиторских услуг, в медицинскую систему, которая выдает справки, чтобы сдать ЕГЭ досрочно…
ЕГЭ, по сути, разрушает систему школьного образования, уверен эксперт. По его словам, вполне естественным стало то, что школьники посещают уроки исключительно по тем предметам, по которым собираются сдавать ЕГЭ. Часть предметов, которые не входят в состав ЕГЭ, изучаются очень плохо или не изучаются вообще.
Также, по мнению Сергея Рукшина, введение ЕГЭ не совсем оправдало обещание дать школьникам из регионов возможность поступить в престижные вузы страны. Зачастую получается так, что школьник из отдаленного района, может, и подаст заявление в престижный вуз, но кто будет содержать ребенка, пока он учится шесть лет? Не каждая семья способна с этим справиться. В этом смысле введение ЕГЭ никто не подкрепил возможностью учиться после поступления.
К тому же олимпиада как способ поиска и отбора талантливых детей превратилась в способ заплатить и проникнуть в вуз. В Интернете открыто предлагают услуги, гарантируя высший балл на престижных олимпиадах.
Одним из решений проблемы, связанной с результатами ЕГЭ, Сергей Рукшин видит в предоставлении вузам возможности верифицировать результаты ЕГЭ. То есть давать абитуриенту пример, аналогичный экзаменационному, чтобы проверить, понимает ли он что-либо в своей работе.
В то же время, по мнению ректора Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики, председателя Совета ректоров вузов Санкт-Петербурга Владимира Васильева, ЕГЭ имеет право на существование. Хотя бы с той точки зрения, что теперь никто не говорит, что в приемной комиссии сидят взяточники. В НИУ ИТМО вообще документы абитуриентов принимают студенты, потому что процесс открыт и прозрачен. Вузы, которые заинтересованы в поиске талантливых ребят, как правило, начинают работать с ними еще со школы. НИУ ИТМО, например, работает с шестиклассниками, и те, кто приходит с документами в июле, это ребята, с которыми вузовские преподаватели общались в течение предыдущих пяти лет.
Конечно, поступают и те, у кого высокие липовые баллы по ЕГЭ. Как заметил Владимир Васильев, это небольшой процент. Такие стобалльники, естественно, не дотягивают до первой сессии, но, к сожалению, бюджетное место ими все-таки занято, тогда как могло достаться по-настоящему одаренному ребенку.
Поэтому, по мнению ректора НИУ ИТМО, к ЕГЭ нужно вводить дополнительные показатели.
- Мы не первый год говорим о том, что ЕГЭ нуждается в дополнительном портфолио ребенка. Чтобы можно было посмотреть, как проходило его обучение в старшей школе (9-10-11-й классы). Важна динамика обучения, важна внеучебная деятельность. Скажем, в американских университетах тоже есть национальное тестирование, но в топ-университеты, а их 200 из 4 тыс. вузов, принимают, в основном, не по результатам американского нацтестирования, а по результатам внеучебной деятельности. То есть смотрят личностную направленность ребенка. Думаю, что с 2014 года правила приема в вузы в России должны поменяться.
Что касается верификации, то Владимир Васильев высказался против данного способа проверять результаты ЕГЭ. В частности, он заметил, что за годы своего ректорства наслушался много нелестных отзывов о приемной кампании:

- Каждая приемная кампания и встречи с журналистами начинались с заявлений, что они в курсе, столько стоит поступление в конкретный вуз. Цитировали фразу, которая якобы в ходу у вузовских преподавателей: «Июль весь год кормит». Где гарантия, что верификация не вернет коррупцию в вузы? Да, родительские средства смещаются в сторону репетиторства, но что в этом плохого? Деньги все равно остаются в системе образования...

NB!
По итогам ЕГЭ-2013 Рособрнадзором выявлены нарушения, касающиеся завышения оценки на 1-4 и более баллов, оценки несуществующего задания, наличия записей решения другим почерком, дословного совпадения фрагментов решения с текстом критериев оценивания, дословного цитирования опубликованного источника (в том числе интернет-ресурса), совпадения текста решения с текстом решения в другой работе.

Всего на федеральном уровне планируется перепроверить более 4000 высокобалльных и стобалльных работ по разным предметам ЕГЭ из нескольких десятков регионов с «аномальными» результатами.

Кроме того, Рособрнадзор рекомендовал всем регионам перепроверить своих высокобалльников. Таким образом, в среднем должно быть перепроверено примерно 8-10% от общего количества работ по разным предметам ЕГЭ.

Фото Ольги Максимович