Учителем надо родиться – это аксиома. Но одного факта рождения все же маловато. Учителем нужно еще стать. Путь этот долгий, длиною в целую жизнь, и конца у него, как правило, нет. А вот начало есть – в университетской аудитории, где будущего профессионала лепят и шлифуют. И для того, чтобы заглянуть в будущее и узнать, кто придет учить наших детей через пять лет, достаточно познакомиться с сегодняшними студентами.

Что ни говори, а русский язык – предмет в школьной программе наиболее сложный, жизненно необходимый и трудоемкий в преподавании. И нужно быть фокусником Гуддини, чтобы за те скромные часы, что еще остались в расписании, подготовить ребенка к тем непростым испытаниям, что ждут его на финише единого госэкзамена.  И не проще ли выпускнику университета, получив заветный диплом филолога-преподавателя, отнести его прямиком в отдел кадров крупной рекламной фирмы, книжного издательства или попытать счастья в журналистике. Ведь люди, умеющие грамотно писать и говорить, нужны везде. Наверное, на первом-втором курсе строить столь далеко идущие планы еще рано. И все же у сегодняшних студенток филфака МГОУ есть не только своя, в каждом отдельном случае уникальная история выбора, который привел их в эти стены, но и вполне осознанные планы на будущее. 

Ольга окончила школу с золотой медалью и долго колебалась, куда податься: на филологический или исторический факультет. Несмотря на всю любовь к истории с ее тайнами и неразгаданными загадками, филфак «перевесил», наверное, потому, что Олина мама - учитель русского языка и литературы. Первую сессию в Коломенском педагогическом университете Оля сдала на «отлично», но учеба отнимала столько времени, а общежитские будни так утомляли, что в итоге решение перевестись в Москву на заочное отделение пришло само собой. Сегодня Ольга с успехом совмещает учебу с работой в газете в родном Серпухове. А вот мечта о педагогической карьере, столь яркая еще вчера, стала потихоньку гаснуть. 

Юлия всегда хотела быть актрисой. На худой конец – финансистом. В итоге вышла замуж, вскоре родился сын, семейная жизнь закружила вихрем радостей и проблем, и когда Юля опомнилась, оказалось, что ребенок вырос, через пару лет уже окончит школу, а, значит, пора заняться собственным образованием.

- Когда тебе шестнадцать, кажется, что жизнь бесконечна и все можно успеть, - говорит Юля. – В 35 на вещи смотришь совсем по-другому. Я, например, всегда много читала, у меня с литературой были прямо-таки страстные отношения. Но при этом легко могла бросить книгу, мол, когда-нибудь в другой раз дочитаю. Теперь же понимаю: либо сейчас, либо уже никогда. Все надо делать в свое время. Учиться, конечно, непросто – навык утерян. Но как интересно! Это же совсем другая, новая жизнь. Пойду ли работать в школу – не знаю. Одно дело – книжки читать, совсем другое талантливо преподавать. Думаю, учебная практика покажет, насколько каждый студент-филолог - будущий учитель. Но попробовать, безусловно, хочется. Очень интересно узнать, вспыхнет ли роман с педагогикой или хороших романов много не бывает...

Когда Елена еще училась в школе, ее любимым предметом была литература. Лена всегда садилась за первую парту, чтобы не пропустить ни слова из того, что говорит учитель. С удовольствием  участвовала в конкурсах на лучшее сочинение и с не меньшим удовольствием в них побеждала. А в одиннадцатом классе даже вела  тетрадку, куда записывала все поразившие ее эпитеты, метафоры и обороты великих. «Видимо, любовь к филологии перешла ко мне на генетическом уровне, - улыбается Елена. – Ведь моя мама - учитель русского языка и литературы». Однако сразу после школы Лена поступила в колледж гостиничного хозяйства: «Юношеское тщеславие взяло свое: если все идут учиться на менеджеров, что же я одна, как дурочка, буду учителем». Но старая любовь «не ржавеет», и уже через год Лена, без пяти минут гостиничный администратор, все-таки поступила на филологический факультет.

- Уже первая сессия показала, что на старых школьных знаниях далеко не уедешь, - вспоминает Лена. – Зачет по курсу «Введение в литературу XX века» пересдавала аж три раза. Мне все время попадались то рассказы Шукшина, то Довлатова, которые я, как назло, даже не открывала. Когда же поняла, что просто так проскочить не удастся, честно все прочитала, и теперь Довлатов – один из любимых моих писателей. Есть у нас, заочников, и еще одна серьезная трудность, думаю, со мной согласятся все: очень мало часов выделяется на практические занятия. Даже преподаватели жалуются, что год от года в целях финансовой экономии, лекций, но главное - семинаров и коллоквиумов становится все меньше и меньше. Особенно это касается русского языка. Да и в курсе литературы есть произведения, понять которые без наставника практически невозможно.

Несмотря на то, что Лена учится в университете всего второй год, она уже раздумывает об аспирантуре и о месте университетского преподавателя.

-  Раньше, когда я смотрела, как мама по ночам и в выходные проверяет тетради, мысленно клялась, что сама такой жизни врагу не пожелаю. Но сейчас вдруг поняла, что ни от чего нельзя зарекаться. Наверное, рано или поздно, все-таки же окажусь в школе.

Татьяна в этом году оканчивает Таможенную академию, а параллельно – второй курс филологического факультета. Еще в 11 классе она поняла, что знает русский язык лучше многих и хотела бы заниматься им профессионально, но родители настояли на том, чтобы дочь стала юристом. «Как только получу в академии «красный диплом», сразу подарю его папе, ему он нужен больше, чем мне, - говорит Таня. – Заниматься юриспруденцией, скорее всего, никогда не буду. Сейчас преподаю в одном негосударственном учреждении дополнительного образования, куда приходят ребята, которым нужно «подтянуть» русский язык или математику. Многие мои знакомые, когда узнают, что я добровольно меняю юридическую карьеру на педагогическую, только пальцем у виска крутят. Мне же кажется, что учить детей чему-то новому, радоваться их успехам, помогать преодолевать трудности – куда интереснее и благороднее, чем перекладывать бумажки в офисе».

Еще совсем недавно Ольга хотела быть писателем или хотя бы редактором в глянцевом журнале, но поступив на заочное отделение филфака, начала срочно искать работу и устроилась старшей вожатой в школу, которую сама когда-то окончила. И теперь уверяет, что не променяет свою судьбу ни на какую другую: веселее и интереснее работы с детьми не может быть ничего. Каждый день там, как анекдот – смешной и поучительный одновременно. «Окончу университет уже хотя бы для того, чтобы иметь право навсегда остаться в школе», - говорит Оля.

Анна и Мария получают на филологическом факультете второе высшее образование. Маша - выпускница университета управления, а нынче – воспитатель детского сада.  Аня в свое время училась в университете им. Баумана, потом окончила Финансовую академию и 10 с лишним лет отработала экономистом в Центральном банке РФ. И однажды так устала от ежедневной монотонности и однообразия, что сказала себе: стоп, до пенсии в таком режиме не дотяну. Подрастал сын, Аня ходила на все родительские собрания и тихо завидовала учителям: вот у них настоящая творческая жизнь! И тогда она решила все бросить. Мужественно выдержав «бой» с домашними, которым казалось полным безумием менять «теплое местечко» в банке на работу  с «грубыми и ужасными детьми», Аня устроилась воспитателем группы продленного дня в Православную гимназию и поступила на филфак МГОУ.  Учиться непросто, так как второе высшее образование – это индивидуальный план, ужатый до трех с половиной лет и в одну сессию приходится сдавать аж до 10 экзаменов. К тому же план занятий студенты-«индивидуалы» составляют сами в тот момент, когда еще не имеют никакого представления о преемственности дисциплин. Вот и получается, что, сдав экзамен по зарубежной литературе начала XX века, Аня и Маша бегут в соседнюю аудиторию, где их ждет зачет по литературе эпохи Возрождения. Тем ни менее,  в их «зачетках» - одни «пятерки», потому что занимаются они не для «галочки», а для себя, точнее, для тех счастливчиков, к которым уже совсем скоро они войдут в класс дипломированными учителями-словесниками.


Фото Ольги Максимович