Результаты мониторинга представлены по 502 государственным вузам страны и 930 филиалам университетов, институтов и академий. Эффективность работы вузов определена по пяти критериям, взятым в качестве ключевых показателей.

1. Образовательная деятельность: средний балл ЕГЭ студентов, принятых по результатам ЕГЭ на обучение по очной форме, – не менее 60 баллов.
2. Научно-исследовательская деятельность: объем НИОКР – не менее 50 тысяч рублей в расчете на одного научно-педагогического работника.
3. Международная деятельность: удельный вес численности иностранных студентов, завершивших освоение основной образовательной программы высшего профессионального образования, в общем выпуске студентов – не менее 0,7 процента.
4. Финансово-экономическая деятельность: доходы вуза из всех источников – не менее 1,1 миллиона рублей на одного научно-педагогического работника.
5. Инфраструктура: общая площадь учебно-лабораторных зданий, имеющихся у вуза, – не менее 11 квадратных метров на одного студента.

В Татарстане по результатам полномасштабной диагностики качества высшего образования недостаточно эффективными признаны три вуза и 14 филиалов. Как же восприняли вердикт, вынесенный по итогам мониторинга, в высших учебных заведениях республики, которые оказались в списке неэффективных? А именно в Казанском государственном аграрном университете, Казанском государственном энергетическом университете и Набережночелнинском институте социально-педагогических технологий и ресурсов? С удивлением, неоднозначно и довольно эмоционально. Что естественно, ведь за каждым конкретным учебным заведением – коллективы преподавателей и студентов, свои давние традиции, достижения, а не только недоработки. Об этом говорят сами руководители учебных заведений. Например, Файруза Мустафина – ректор Набережночелнинского института социально-педагогических технологий и ресурсов (прежнее название Набережночелнинский государственный педагогический институт). Она, к слову, не только руководитель вуза, но еще и депутат Государственного совета республики, член президиума Академии наук Татарстана, советник мэра г. Набережные Челны по образованию.

Файруза Зуфаровна МУСТАФИНА, ректор Набережночелнинского института социально-педагогических технологий и ресурсов, кандидат педагогических наук:
– Сегодня весь мир модернизирует образование. Оно и понятно. Образование в конечном счете – национальная безопасность каждого государства. Но почему-то именно у нас, в России, с ее богатейшим образовательным опытом, изменения носят отрывочный характер. Нет профессиональных стандартов специалистов, зато есть стандарты образования на разных ступенях. Обнародование списков неэффективных вузов тому доказательство. Вуз аккредитован, работает и вдруг, в одночасье, его объявляют неэффективным, оценив его деятельность по техническим параметрам – площади, вырученные деньги… А где качество образования выпускника, его востребованность, успешность?
Задача образовательного учреждения – подготовить специалиста, а выбранные Министерством образования РФ критерии оценки отражают некоторые показатели условий подготовки, а не конечный результат. Даже если вуз в чем-то не дорабатывает, учредитель должен принимать конкретное решение по нему, а не решать «чохом»! В то же время нельзя оценивать по одинаковым параметрам гуманитарный вуз, исследовательский и технический университеты.
Конечно, взбудоражили всю Россию, миллионы студентов, преподаватели должны переживать сегодня за себя.
Что касается нас, мы в этом году не сумели выполнить заявки школ и территорий на специалистов – потребность больше, чем мы выпускаем. Национальная политика государства в сфере демографии, которая привела к увеличению детских садов, требует новых кадров, причем в рамках федеральных государственных требований. Стандарты требуют изменения учебного процесса, самой подготовки, но Минобрнауки почему-то интересует только то, сколько мы, вузы, зарабатываем и сколько у нас площадей. А эффективно готовим или нет, видимо, это неинтересно. Мы обучаем 107 студентов из Туркменистана, что составляет 0,7 процента от общего числа студентов, чего и требует пороговый показатель. Но, увы, оказывается, студенты должны быть из стран дальнего зарубежья, а не ближнего, хотя в регламентирующих документах такого разделения нет. Площадей с учетом безвозмездной аренды достаточно – 11 квадратных метров на одного студента. Однако мониторинг настаивает, что они должны быть собственные, хотя студенту какая разница, какие они?! Вопросов больше, чем ответов. Остается одно – отстаивать свои позиции трудом, только результатами. Другого выхода нет.
Укрупнение вузов не гарантирует качества. Гарвард, который выпустил 75 нобелевских лауреатов и 90 миллиардеров, обучает лишь 6 тысяч студентов и 14 тысяч аспирантов. Учитель хоть и массовая профессия, но готовится штучно.

Так считает ректор пединститута, попавшего в перечень «неэффективных». А что думают в другом вузе – аграрном, также оказавшемся в своеобразном «черном списке»?

Лариса Махмутовна ТИНЧУРИНА, проректор по качеству образования и внешним связям Казанского государственного аграрного университета:
– Эффект разорвавшейся бомбы вызвал опубликованный результат мониторинга российских государственных вузов. Выстраивание рейтинга является признанным способом оценки, почему же такой резонанс? Почему в списках вузов с признаками неэффективности оказались известные на всю страну, ведущие в своей области знаний вузы? Как физик, я бы сказала, что причина – в выбранной системе координат – это во-первых. А во-вторых, в некорректной формализации результатов. Несмотря на представленный проект из 50 критериев оценки деятельности вузов, в документе, опубликованном на официальном сайте Минобрнауки РФ, четко выделены лишь 5 показателей. Этого явно недостаточно для достоверного анализа и обоснованного заключения.
Так, среди выбранных показателей оценки международной деятельности использован только один – доля выпускников-иностранцев в общем выпуске вуза. Поскольку обучение иностранцев производится в Российской Федерации на платной основе, получается, что это показатель обеспечения дохода вуза из международных источников. Иначе как востребованность для иностранцев понять эту единственную оценку эффективности международной деятельности российского вуза невозможно. И если данный показатель, несомненно, значим, например, для МГУ, КФУ, участвующих в мировом рейтинге вузов, то для региональных вузов, ориентированных на сугубо практические потребности регионов, этот критерий вряд ли так важен.
Образовательная деятельность оценена по среднему баллу ЕГЭ – не менее 60. Но это ведь только входной средний балл для вуза, стартовые условия для студента. ЕГЭ – это скорее оценка работы школы, причем здесь вуз? К тому же на популярных среди абитуриентов специальностях 60-балльный барьер легко преодолевается, а как быть с малопопулярными, но необходимыми стране направлениями подготовки? И как же главное – оценка результата собственно образовательной деятельности: да, взяли слабых, но выпустили сильных, востребованных специалистов?!
Единственный количественный показатель выбран и для оценки научной деятельности – доход на одного научно-педагогического работника. И если в аккредитационных критериях учитываются только штатные преподаватели, то в мониторинге учтены и внешние совместители. В соответствии с лицензионными требованиями к преподаванию должны привлекаться и специалисты-практики, но насколько при этом правомерно выполнение ими требований по зарабатыванию средств для вуза наравне со штатными преподавателями?
В сложившейся ситуации можно сказать одно – выбранной задаче сокращения и укрупнения вузов принятые критерии соответствуют вполне: они легко выполнимы для крупных вузов. Однако формализация результатов мониторинга и категоричная форма подачи информации больно ударили по всему российскому высшему образованию – вузам, преподавателям, студентам, их родителям. Лес рубят – щепки летят?..

Таково мнение проректора аграрного университета Ларисы Тинчуриной. Не уверен, уместно ли в данном случае напомнить, но факт остается фактом: в свое время это учебное заведение окончили первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев и нынешний – Рустам Минниханов. Вряд ли у вуза есть претензии к ним: оба этих выпускника, некогда получившие диплом сельскохозяйственного вуза, впоследствии зарекомендовали себя умелыми и успешными руководителями большого региона, динамично развивающегося по всем направлениям, будь то промышленность, сельское хозяйство или актуальная сегодня IT-отрасль. Можно привести в качестве примера агропромышленный комплекс региона – тут Татарстану нет равных во всем Поволжье, и не только в нем. В республике не увидишь ни одного заброшенного поля, урожаи зерна здесь собирают чуть ли не кубанские – до 5–6 миллионов тонн в рекордные годы. Мяса, молока, картофеля, овощей, сахара производят столько, что этой и прочей сельхозпродукции хватает не только для удовлетворения потребностей республики – излишки реализуют за ее пределами.
А кто готовит специалистов для аграрной отрасли Татарстана, да и многих соседних регионов? Казанский государственный аграрный университет, имеющий богатую историю. Его выпускники востребованы и в крупных современных агрохолдингах, оснащенных новейшими технологиями от признанных европейских компаний, и в малых фермерских (крестьянских) хозяйствах. Их немало среди руководителей муниципальных районов, министерств и ведомств республики. Может быть, права Лариса Махмутовна Тинчурина, проректор КГАУ: куда важнее при оценке качества работы высшего учебного заведения показатель востребованности и успешности выпускников, а не доходы вуза от платных групп и прочих источников? Не все измеряется только деньгами.

В Казанском государственном энергетическом университете, где также выявлены «признаки неэффективности», в декабре 2011 года сменился ректор. Что думают относительно перспективы этого университета представители вуза? Свою точку зрения согласился высказать новый руководитель КГЭУ.

Эдвард Юнусович АБДУЛЛАЗЯНОВ, ректор Казанского государственного энергетического университета, кандидат технических наук, доцент, заслуженный энергетик Республики Татарстан:
– Информация Министерства образования и науки РФ о результатах мониторинга деятельности государственных высших учебных заведений отражает итоги работы вузов за прошлый год. К сожалению, в 2011 году в Казанском государственном энергетическом университете наблюдался ряд объективных и субъективных причин, вызвавших небольшой спад в творческой активности работников вуза, что сказалось на результатах деятельности.
В 2012 году заметно активизировалась деятельность профессорско-преподавательского состава и различных структур университета. Средний балл ЕГЭ увеличился до 59,9. В рамках реализации общей концепции вуза по интеграции с производством в этом году подписано более десяти соглашений о сотрудничестве в образовательной, научной и научно-практической сферах с ведущими энергетическими компаниями республики и Российской Федерации. Объем прямых хоздоговорных работ должен достичь 65 миллионов рублей, то есть вырасти вдвое по сравнению с 2011 годом. Ученые КГЭУ получили три гранта по федеральной целевой программе «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009-2013 годы» на сумму 4,1 миллиона рублей. Создано еще два малых инновационных предприятия в области нанотехнологий и оздоровления студентов и сотрудников.

Разумеется, в Министерстве образования и науки Татарстана обеспокоены тем, что три известных вуза республики попали в число неэффективных. Но здесь полагают, что результаты мониторинга не могут служить достаточным основанием для упразднения или закрытия вузов. Пять критериев оценки не дают всей картины о деятельности высшего учебного заведения – есть немало других немаловажных факторов и показателей оценки эффективности, считают в республиканском Министерстве образования.

Ситуацию комментирует Андрей Иванович ПОМИНОВ, заместитель министра образования и науки Республики Татарстан:
– Во-первых, эти данные, касающиеся трех вузов республики, оказавшихся в перечне неэффективных, надо перепроверить. Во-вторых, их надо смотреть в динамике. То есть нельзя судить по результатам мониторинга деятельности только за один год, надо учесть, как вузы развиваются. Кроме того, для оценки эффективности работы вузов выбраны всего пять показателей, хотя на самом деле в предварительном списке, который Министерство образования и науки Российской Федерации в июне доводило до сведения вузов, было порядка 50 параметров. Но решили ограничиться пятью показателями и по ним проводить мониторинг.
Сейчас надо посмотреть результаты, насколько они соответствуют действительности, и понять, какие меры надо принять, чтобы улучшить показатели, исправить ситуацию.
Я так понимаю, что и Министерство образования и науки Российской Федерации не ставит задачу в одночасье закрыть вузы или филиалы, которые попали в список неэффективных учебных заведений. Информация об итогах мониторинга – это повод для того, чтобы прежде всего сами вузы проанализировали состояние дел у себя и предприняли соответствующие меры. Вот если дальше это ни к чему не придет, ничего не удастся изменить, тогда это уже повод для того, чтобы серьезно задуматься, как поступить и что делать в такой ситуации. Естественно, результаты мониторинга мы будем обсуждать с федеральным Министерством образования. Будет заседание рабочей группы, заседание комиссии по проверке деятельности вузов, это процесс не «сиюсекундный», вот там, на этих заседаниях, все будет обсуждаться.
Да, некоторые вузы восприняли результаты мониторинга просто с удивлением, поскольку они не ожидали, что могут попасть в число недостаточно эффективных учебных заведений. У некоторых вузов есть предположения, что те данные, которые использовались для мониторинга, были неправильно взяты из разных источников, неправильно трактованы. Вот, в частности, в аграрном университете говорят, что те данные, которые были использованы, они на самом деле не совсем соответствуют действительности. По чьей вине, как это попало, то есть сам вуз предоставил или федеральное министерство не так трактовало цифры, все будет выясняться.
Напомню, данные взяты по итогам 2011 года. Сами эти три вуза провели предварительный мониторинг данных за 2012 год, и во всех трех считают, что они выйдут на показатели эффективности. Главное – наши вузы имеют большой потенциал для того, чтобы выйти на нормальное, эффективное функционирование по этим пяти показателям, причем в ближайшее время. Думаю, что итоги 2012 года покажут это.
И еще, наша республика имеет мощный аграрный комплекс, который требует постоянной кадровой подпитки, и наш аграрный университет эту задачу выполняет. Кроме того, он работает на многие регионы Поволжья как учебный и научный центр. Если взять Казанский энергетический университет, то это вообще один из трех оставшихся на всю Российскую Федерацию чисто энергетических вузов, поэтому его тоже нет смысла терять. Что касается Набережночелнинского института социально-педагогических технологий и ресурсов, то ежегодная потребность в педагогических кадрах только по Набережным Челнам, с учетом сети дошкольных учреждений, составляет несколько сотен человек, а там есть еще Закамский регион, где также нужны специалисты с педагогическим образованием. Я уверен, что эти три вуза не прекратят свою деятельность и продолжат подготовку востребованных специалистов для республики и всего Поволжского региона.

Фото Ильдара Закирова и с ресурса - http://donbass.ua/news/jobs-and-education