Дегуманизация рулит!

Тон задал самый первый докладчик – директор образовательных программ Московской школы управления “Сколково” Павел ЛУКША, кстати, в свою школьную бытность – активный участник проектов Малой академии наук. По его мнению, лет через 10–15 фундаментальная наука как таковая исчезнет, поскольку она слишком оторвана от реальности. Вторжение рыночной экономики в образование, приватизация вузов и НИИ приведет к тому, что ученые будут вынуждены выполнять не какие-то абстрактные, одним им интересные проекты, а решать те проблемы, которые им будут спущены представителями бизнес-сообщества. Университетская наука также будет сведена к нулю, поскольку дело вузов – обучать, а не заниматься исследованиями. Причем чем больше людей они обучат, тем лучше, а современные технологии позволяют давать образование одновременно миллионам граждан.

В настоящий момент, считает Лукша, образовательный процесс очень сильно затруднен тем, что учащимся приходится получать ту или иную информацию с помощью посредника – преподавателя, который до сих пор считает, будто без него никто не сможет усвоить учебный материал, изложенный в учебнике. Но темпы информатизации всего и вся таковы, что буквально через 10 лет будет оцифровано и выложено в Интернет все, что может быть оцифровано. А значит, процесс обучения приобретет совсем иные формы, что уже наблюдается в ряде стран.

“Мы все пытаемся чинить старый примус, в то время как надо думать о будущем, работать на опережение, учить специалистов для потребностей завтрашнего дня и строить ракеты с использованием новейших технологий, – считает Лукша. – Но в этом мы постоянно отстаем от тех стран, где удается ориентировать свои системы образования для нужд будущего, а не прошлого. Мы продолжаем штамповать кадры для индустриального общества, хотя давно уже живем в постиндустриальном и даже информационном обществе, которому нужны специалисты совершенно иного уровня”.

Особое внимание докладчик уделил процессу дегуманизации образования, объяснив, что этот запрос исходит от работодателей и продиктован заботой о более качественном исполнении каждым квалифицированным специалистом своих функциональных обязанностей. “Уже сейчас заказчики говорят, – уверял Лукша, – что если, скажем, учреждение готовит лесоруба, то этот работник должен максимально хорошо уметь пилить деревья, не отвлекаясь при этом размышлениями о том, почему вообще деревья растут, почему они растут именно тут и нужно ли их пилить”.

 Строго по закону

Следующий доклад на тему “Экономические предпосылки инновационного развития” напомнил всем, что система образования все-таки должна научиться жить согласно требованиям современного общества. И это во многом связано со знанием законодательства, и не только образовательного. По словам академика РАО, директора Института менеджмента Московского городского педагогического университета Михаила ЛЕВИЦКОГО, умение правильно трактовать законы позволило его учреждению через арбитражный суд добиться возврата нескольких миллионов рублей, взысканных ранее в виде налогов.

Постепенное сокращение роли государства в решении финансовых проблем образования привело к тому, что родители стали больше денег вкладывать в школу. Правда, в ряде регионов такие поборы официально запрещены, однако уже появилось большое количество методических рекомендаций, суть которых сводится к банальному “как в обход закона брать деньги с родителей”. Все это свидетельствует о том, что у нас пока еще не существует цивилизованных и разрешенных законодательно возможностей использовать возможности пап и мам для оказания поддержки образовательному учреждению, в котором учатся их дети. И эта проблема, судя по всему, должна быть решена в самом скором будущем. “Единственное опасение в том, – предупреждает Михаил Львович, – как бы добровольные взносы законодательно не превратились в обязательные”.

Переход на двухуровневую систему образования чреват многими проблемами, однако, утверждает академик Левицкий, надо понимать, что для решения многих задач и выполнения целого ряда функциональных обязанностей огромному количеству современных офисных служащих вполне достаточно полугодовых интенсивных курсов профессиональной подготовки. И им совершенно ни к чему учиться 5 лет в престижном университете, особенно на внебюджетном отделении. Принять это пока еще довольно сложно, но мы неминуемо придем к этому.

“Наконец, я призываю всех руководителей образовательных учреждений и рядовых педагогов более внимательно относиться к своим должностным инструкциям, – посоветовал Михаил Левицкий. – Я знаю, что многие составляют эти документы, подробно прописывая в них все, что они делают по роду занятий. Однако, как ни странно, это может выйти им боком, ведь если в инструкции записано, скажем, что человек должен проводить школьные балы и дискотеки, то потом директор уже не имеет права выписать ему премию за организацию внешкольных мероприятий, поскольку педагог и так должен все это выполнять за свою зарплату. Любая проверка тут же укажет на нецелевое расходование средств, поскольку за надлежащее выполнение должностных обязанностей награждать не положено. Поэтому, мой совет – пишите инструкции более общими словами, без уточнений”.

Напоследок академик еще раз напомнил о том, что каждый директор школы обязан знать если не все, то хотя бы ключевые законы, призванные защищать его права. Один из них – 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». Этот документ ценен тем, что в нем есть перечень нарушений, за которые проверяющие органы могут покарать руководителя школы как юридического лица.

 Старые песни о главном

С помощью каких инструментов мы собираемся строить систему образования завтрашнего дня? Как оказалось, – используя “хорошо забытое старое”. Этому была посвящена вторая часть форума, где опытные мэтры рассказывали о том, как удачно вписываются в современную школу такие хорошо известные всем нам новинки советской педагогики, как проектная деятельность, ТРИЗ, индивидуальное обучение, проблемный подход, развитие творческого мышления и т. д. Разумеется, все это – с учетом особенности нынешней ситуации.

Например, стратегию работы с одаренными детьми можно выстроить на двух принципиально разных подходах, считает президент Межрегиональной тьюторской ассоциации, профессор кафедры педагогики МПГУ Татьяна КОВАЛЕВА. Суть первого заключается в стандартной установке, что в каждом классе существует некоторое количество одаренных детей, с которыми и нужно работать, создав для них особые условия. Суть второго подхода строится на установке, что все дети являются одаренными, а значит, задача педагога – найти, кто в чем талантлив, и помочь раскрыться природным задаткам каждого ученика. И в этом процессе крайне важна роль тьютора – человека, который призван сопровождать ученика в движении по его индивидуальной образовательной траектории.

 Эту песню не задушишь, не убьешь!

Как это ни странно (а может, наоборот, совершенно закономерно!), заключительные выступления на форуме содержали тезисы, диаметрально противоположные тем, что были высказаны в самом начале.

В частности, председатель Общероссийского движения “Исследователь” Александр ЛЕОНТОВИЧ напомнил, что грандиозные успехи советской науки и культуры были обусловлены успехами в построении системы образования, которая взяла все лучшее от старой, дореволюционной школы, а также привнесла в нее академичность и фундаментальность.

“Вспомните, в те времена никому и в голову не могло прийти назвать образование услугой, это было делом государственного значения, – сказал Александр Владимирович. – Была создана трудовая школа, основанная на принципах системности, научности и преемственности всех уровней образования. В стране действовала разветвленная сеть учреждений дополнительного образования, дети активно занимались кружках, секциях, научных обществах, причем все это происходило при тесном и непосредственном участии шефов – представителей НИИ, заводов, предприятий. Видные ученые занимались популяризацией науки, выпускалось огромное количество книг и периодических изданий на эту тему”.

Разумеется, считает Леонтович, если мы сегодня хотим совершить большой рывок, вряд ли это можно сделать силами одной только интеллектуальной элиты, нужно делать ставку на массы, чтобы было из кого формировать эту элиту. И государство в этом процессе обязано принимать самое непосредственное участие, а не отдавать все на откуп частным компаниям и бизнес-структурам.

Руководителя общероссийского движения “Исследователь” поддержал и генеральный директор Автономной некоммерческой организации содействия инновациям “ТРИЗ-профи”, вице-президент Международной общественной Ассоциации профессиональных преподавателей Анатолий ГИН.

“Существует ряд очень опасных стереотипов, которые многие педагоги и, к сожалению, чиновники высокого ранга воспринимают как нечто незыблемое, – сказал Анатолий Александрович. – Самые распространенные - “творчество мешает дисциплине”, “сначала знания, а потом – творчество”, “внедрение ИКТ делает людей более умными”, “значительные денежные вливания в науку и образования помогут повысить качество и того и другого” и так далее. Между тем вред от этого тоже вполне очевиден, хотя его почему-то упорно не замечают. Например, считается, что ранняя специализация – это благо, поэтому предпрофильное образование следует вводить чуть ли не с детского сада. Однако специализация – это искусственное ограничение возможностей, по сути – тупик, поэтому школа должна давать детям как можно более разносторонние знания и умения, чтобы у человека был выбор, куда идти и чем заняться”.

Если отсутствует идея, системность, цель, то не спасут никакие новые технологии и бюджеты, считает Гин. А главное, ученику во все времена была нужна личность, за которой он мог бы пойти, человек, способный зажечь, помочь, научить. В современной концепции образования предполагается, что каждый способен всему научиться самостоятельно, главное, был бы доступ к источникам информации. Увы, это самое опасное заблуждение!

Вопрос к участникам Всероссийского открытого форума “Образование: взгляд в будущее”: «Как вы оценивает ситуацию в российском образовании на сегодняшний момент – мы стоим на месте, катимся под гору, падаем в пропасть, движемся вперед или все-таки карабкаемся вверх?»

Лев Юрьевич ЛЯШКО, председатель Общероссийской Малой академии наук “Интеллект будущего”, главный организатор форума:

- Если рассматривать ситуацию в целом, то особого развития не видно. Идут обсуждения целого ряда инициатив, в частности, нового закона “Об образовании в РФ”, в процессе принимают участие тысячи простых граждан, однако совершенно неясно, что из предложенного рядовыми учителями будет взято, а что отвергнуто. И уже сейчас, к сожалению, видно, что туда не вошли очень важные замечания, которые касались, в частности, ЕГЭ и т.д.

С другой стороны, принят ряд важных программ, в частности ФЦПРО 2011-2016, и сейчас мы видим массу примеров того, как идет развитие на уровне отдельных образовательных учреждений, которые весьма успешно реализуют программы работы с одаренными детьми, осуществляют индивидуальный подход, внедряют передовые методики и технологии, дают стабильно высокие результаты. Это говорит о том, что система функционирует вне зависимости от каких-либо внешних факторов, за счет огромного внутреннего потенциала. При этом у каждой школы есть чему поучиться.

Ирина Анатольевна ЧЕРКАСОВА, учитель математики Мурманского политехнического лицея:

- Мы одновременно идем вверх, стоим на месте и катимся под гору. Молодых учителей мало, не хватает целого ряда предметников. У нас в городе, например, есть школы, где вообще нет преподавателей математики. Однако, несмотря на трудности, образование все-таки развивается, идет в ногу со временем. По крайней мере проблему кадров осознали на самом высоком уровне и активно пытаются ее решить.

На мой взгляд, работая в современной школе, невозможно двигаться по инерции, ничего не меняя в подходах к преподаванию. Хочешь не хочешь, а нужно постоянно самосовершенствоваться, внедрять новые технологии, подходы. У нас в техникуме, к примеру, очень мощный парк компьютеров, много техники, презентационного оборудования, причем все это мы активно используем. Мы открыли дистанционную школу, в которой учатся дети не только из самого Мурманска, но и из области, и, надо отдать должное, руководство очень оперативно реагирует на наши потребности и запросы, стимулирует наиболее деятельных педагогов и учащихся.

Хочу отметить, что столь нелюбимые многими электронный журнал и дневник у нас внедряются с большим энтузиазмом, поскольку мы реально ощутили на себе все плюсы этого нововведения.

Валентина Анатольевна ЧУРАКИНА, преподаватель экономических дисциплин Благовещенского торгово-экономического колледжа:

- Однозначно мы не стоим на месте и не катимся вниз, налицо медленное продвижение вперед. Наш колледж готовит профессионалов, которые очень хорошо востребованы на рынке труда. В отличие об обычной школы, где много теории, мы даем детям практические знания, поэтому ребята легко проходят собеседования, устраиваются на работу. Я вспоминаю себя после института – нам тогда давали три года для адаптации, чтобы мы смогли научиться использовать в реальных условиях полученные в вузе знания. У наших современных выпускников такой поблажки нет, им нужно быть во всеоружии сразу или в крайнем случае уметь очень быстро включиться в работу. Ведь иначе человек даже не сможет пройти собеседование, его просто не возьмут на работу. Поэтому в отличие от своих сверстников советских времен современные выпускники (по крайней мере нашего колледжа) более адаптированы к среде, причем мы очень тесно контактируем с работодателями, учитывая их пожелания и потребности. И это, на мой взгляд, доказывает, что мы все-таки развиваемся.

Михаил Львович ЛЕВИЦКИЙ, академик РАО, директор Института менеджмента Московского городского педагогического университета:

- Я думаю, что мы все-таки движемся вперед, но с большой степенью неопределенности, на ощупь, методом проб и ошибок пытаясь определить, куда идти. К большому сожалению, доля участия профессионального образовательного сообщества в этом процессе не так велика, как хотелось бы. Значительная часть экспертов, которая отвечает за принятие важных для всей отрасли образования решений, не является референтной для этого сообщества. Стратегию развития образования разрабатывают на основе каких-то идеалистических представлений о том, что нужно обществу, при этом реальные потребности участников системы образования, равно как и наработанный им богатейший опыт поколений российских педагогов, а также наш менталитет, учитываются очень мало.

Я не думаю, что модернизация российской школы направлена на слом всего созданного во времена СССР, мы просто пытаемся уловить те тенденции, которые имеют общемировой характер. Однако следование этим тенденциям, опять-таки, должно идти с учетом наших национальных особенностей и культурных традиций, образа мышления тех, кто в данный момент работает в образовании. И если мы будем ориентироваться только на иностранный опыт, вряд ли получится что-то стоящее.

Марина Владимировна БИКМАЕВА, заместитель директора гимназии №39, Уфа, Башкортостан:

- У меня довольно противоречивые ощущения относительно ситуации в образовании. С одной стороны, многие нововведения вызывают яростное отторжение у педагогов, с другой, надо признать, что и ЕГЭ, и ИКТ, и профилизация образования, и многие другие новшества имеют ряд неоспоримых плюсов. Опять же, с одной стороны, наконец-то обратили внимание на необходимость возвращения в школы и вузы духовно-нравственного воспитания, с другой – то, как это делается на местах, порой настораживает. На мой взгляд, это воспитание должно осуществляться с 1-го по 11-й класс на каждом уроке по каждому предмету, на каждом классном часе, общешкольном и внешкольном мероприятии, и вовсе не обязательно для этого создавать отдельный предмет, урезая часы у других дисциплин. Да и с преподавателями этого курса проблемы.

Из нововведений хочу отметить новые ФГОС, которые, как мне кажется, реально способствуют развитию системы образования. Мне нравится работать в направлении метапредметности и надпредметности, реализовывать системно-деятельностный подход, осуществлять профильное и предпрофильное образование. Я считаю плюсом нормативно-подушевое финансирование, которое позволяет учителям работать лучше. А информационно-коммуникационные технологии на самом деле помогают преподавателям излагать новый материал гораздо более зрелищно и наглядно.

Александр Сергеевич СМОЛЯНСКИЙ, заведующий сектором федерального государственного унитарного предприятия “Научно-исследовательский физико-химический институт имени Карпова”, Москва:

– Система образования – часть государства, поэтому как живет страна, так живет и школа. Мне кажется, последние 5–7 лет мы находимся на каком-то квазистабильном уровне, причем это нельзя назвать ни застоем, ни движением по инерции. Правда, лично я пока еще не знаю – это благо или зло для системы образования.

Сейчас идет огромная работа по реформированию образования на всех уровнях, от школы до министерства и правительства, и хочется верить, в скором будущем мы ощутим перемены к лучшему, тем более что поводы для оптимизма все-таки есть. Так, например, большим шагом вперед я считаю ФЦП “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России” на 2009-2013 годы. Молодежь приходит в науку, а значит, наблюдается обновляемость кадров и острота этой проблемы падает.

На науку и образование из бюджета стали выделять серьезные деньги, и это хорошо, просто надо теперь постараться сделать так, чтобы выделенные средства работали и были потрачены по назначению. По крайней мере появились правила игры, их прописывает ФЗ-94, и теперь каждый руководитель должен уметь участвовать в конкурсах и торгах, чтобы получать дополнительное финансирование, сверх бюджетного. А это вполне реально, могу заявить со всей откровенностью.

Государство ведет правильную линию, сокращая свое присутствие в сфере высшего образования, эта сфера должна стать более рыночной, иначе никакого развития не будет. За обучение человек должен платить, только тогда он будет ответственно относиться к процессу. А бесплатное – значит, дармовое, к нему и отношение соответствующее. Не нужно пытаться всех выпускников школ загнать в вуз, дать им диплом, а потом хвастаться: мол, у нас столько людей с высшим образованием. Лучше по-настоящему хорошо обучить тех, кто действительно может и хочет учиться, и эти люди в дальнейшем будут двигать вперед и науку, и общество. При этом каждый человек, получая образование, должен трезво осознавать, что это его личный вклад в свое будущее, а не щедрый дар со стороны государства. Тогда относиться к процессу обучения люди будут более ответственно.

Евгений Юрьевич ЗИМИН, руководитель Управления образования администрации Советского района Красноярска:

- Если изучить локальный опыт отдельных школ, комитетов образования, учреждений и заведений, можно сделать вывод, что у нас все не так уж и плохо. Дети успешно учатся, побеждают в олимпиадах и конкурсах, сдают ЕГЭ и пр. Однако остро не хватает некой объединяющей всех идеи, единого вектора развития, что было в 1990-е годы. Есть общее ощущение стагнации, инертности, но за счет наличия в системе большого количества энтузиастов наблюдается некое движение вперед. Причем могу с уверенностью сказать: мы до сих пор живем за счет того огромного потенциала, который был накоплен во времена Советского Союза.

Несмотря на реформы и модернизации, мы имеем процентов на 90% все ту же старую добрую советскую систему образования. Иными словами, основой всех изменений является не рядовой учитель, а школа, поскольку именно здесь происходит передача опыта, обучение не только детей, но и самих педагогов.

Однако введение новой системы оплаты труда вызвало напряжение внутри коллективов, что, безусловно, вредит общему делу. Между тем, изучив мировой опыт, я пришел к выводу: окладная система более эффективна, поскольку учитель здесь спокоен за стабильность своей зарплаты и творит с полной отдачей, а не доказывает постоянно, что он достоин каких-то надбавок. Мне кажется, НСОТ ввели политики, преследуя ложные убеждения, что учителя начнут лучше работать в погоне за более высокой зарплатой. Но в этой схеме как-то не у дел остались именно дети, а они-то как раз не должны зависеть от стремлений своих педагогов заработать, для них по умолчанию все учителя должны работать хорошо. И потом, НСОТ привела не только к разобщению педагогического коллектива, но и к созданию ложного представления в обществе о том, что учителя-де наконец-то стали хорошо зарабатывать. Хотя суть системы довольно примитивная – взять у одного и отдать другому.

 Ольга Ивановна СУСЛОВА, учитель русского языка и литературы гимназии №202 “Менталитет”, Екатеринбург:

– Мне кажется, наше образование пытается карабкаться в гору, которая пока для него слишком крутая. Оно напоминает альпиниста, совершающего рискованное восхождение на вершину без должной подготовки и снаряжения. Причем обучают его и оснащают этим снаряжением не до, а уже непосредственно в процессе восхождения.

Сейчас во всех школах активно внедряют ИКТ, и многие недоумевают, а зачем оно нам нужно. Но я считаю, что при должной подготовке учителю гораздо проще донести те или иные знания до учеников, сделать процесс обучения более наглядным и полным. Главное не переборщить, ведь нередки ситуации, когда за теми или иными новшествами мы забываем того, для кого они созданы. Важно, чтобы ИКТ работали на конечного потребителя – ученика и помогали ему усвоить новую информацию. А когда на первое место ставят необходимость использования на уроках мультимедийного оборудования, не важно, что оно дает при изучении конкретной темы, это уже минус.

 Михаил Эдуардович КУШНИР, советник по образовательным проектам компании “Новый диск”, участник рабочей группы Минобрнауки РФ по электронным журналам, до недавнего времени – учитель информатики гимназии №45 Москвы:

– На мой взгляд, образование застряло в тупике. Трагедия педагогов в эпоху модернизации состоит в том, что большинство из них не готово принять очевидный факт: в нынешних условиях старые подходы неэффективны. То есть они, конечно, работают, но дают не те результаты, которые реально востребованы обществом. Большинство людей считают: если меня учили вот так и я вырос такой хороший, значит, всех нужно учить так же, как и меня. На самом деле для человека первична мотивация. И сейчас она иная, причем и для  учеников, и для учителей.

Мне кажется, двигаться вперед всем нам мешает та истерика в обществе, которая происходит вокруг системы образования. Пусть даже она и опирается на какие-либо негативные факты, но, согласитесь, в состоянии истерики невозможно вести конструктивный диалог. А сейчас, увы, очень много тех, кто призывает ликвидировать все нововведения и вернуть старую добрую советскую школу, которая давала самое лучшее в мире образование. Лично я позитивно оцениваю многое из того, что создано за последние десятилетия, однако напрягает явное отсутствие целей, к которым нас всех призывали двигаться. Причем такое впечатление, что цели эти отсутствуют даже на уровне министерства.

 Александр Владимирович ЛЕОНТОВИЧ, председатель Общероссийского движения “Исследователь”:

– В описании состояния системы российского образования нужно учесть ряд противоборствующих факторов. Во-первых, есть здоровые традиции российской и советской школы, выстроенной на очень интересной основе. Во-вторых, есть масштабная программа реформирования, которую на местах нередко саботируют и тормозят, поэтому эффект от нее, даже положительный, не всегда заметен. В частности, в предыдущие годы руководство системой образования Москвы не торопилось вводить какие-либо изменения, находясь в стороне от реформ, в итоге новое руководство, придя к власти, вынуждено проводить эти реформы весьма интенсивными темпами, из-за чего многих лихорадит.

Опережающее развитие экономики способны обеспечить нестандартно мыслящие люди. Но как можно оценить мышление этих людей посредством стандартных критериев, разработанных для стандартно мыслящих людей? Поэтому для оценки эффективности опережающего обучения нам нужны опережающие критерии, которых пока нет.

Наша задача – подготовить элиту, способную обеспечить экономический рывок. Но одним только элитным образованием тут не обойтись, и почвой для отбора этой элиты должна стать вся система образования начиная с дошкольных учреждений.

Я думаю, нам стоит сохранить традиции академического образования и все то лучшее, что было в советском образовании, прибавив к нему возможности современных средств и методов обучения, чем пытаться подогнать себя под кого-то и соответствовать различным международным рейтингам.

 Инесса Исаковна ЗАРЕЦКАЯ, профессор кафедры педагогики АПКиППРО:

 – Сегодняшнее состояние образование – это кружение вокруг омута. Мы не знаем, куда идти, не осознаем, что нас ждет впереди. В системе слишком много противоречий, одни люди уверены, что мы катимся назад, другие – что движемся вперед и вверх. В итоге получается как в басне про лебедя, рака и щуку.

Не побоюсь этого слова, со стороны руководящих органов наблюдается последовательное разрушение всего того, что составляет основу нашей системы образования. Но то, что происходит в самой системе, говорит о наличии огромного количества людей, способных этому сопротивляться и сохранять достижения прошлых лет.

Внушает оптимизм богатый и очень интересный педагогический опыт как отдельных преподавателей, так и целых школ и даже муниципальных образований.

А настораживает отдаленность государства от всех этих реалий, существование руководства страны и министерства в некоторой оторванной от жизни среде, когда они либо видят то, чего на самом деле нет, либо не замечают совершенно очевидных вещей.

Фото автора