Идеей уравнивания мальчиков и девочек шведское общество «заразила» некая Юдит Бутлер – американская феминистка. Бутлер сделала себе звездную карьеру в социологии на придуманной ею идее о том, что пол является социальной конструкцией. На мальчиков и девочек общество «давит» в детстве, именно поэтому они верят, что принадлежат к тому или иному полу, заявила Бутлер. Не давите же на них, призывает феминистка весь мир, пусть дети свой пол… выбирают сами! Достаточно, впрочем, взглянуть на фото этой леди в интернете, чтобы понять причины ее энтузиазма. Шведское слово ««hen» весьма бы ей подошло. Партнером по жизни Бутлер выбрала некую Венди Браун – кому любопытно, могут посмотреть в интернете фотографию и этой американской феминистки. Дамы отлично подходят друг другу, а более, наверное, никому.

Шведское общество давно перенимает у Америки идеи равенства всех и вся. Но последствия увлечения Швеции идеей Бутлер – идеей гендерного равенства – произвело на шведов эффект разорвавшейся мины замедленного действия.

В Швеции еще в 1998 году был утвержден закон «О противодействии гендерным стереотипам у детей».  Согласно шведскому закону «О дискриминации» педагоги детских садов обязаны ежегодно проходить курсы повышения квалификации в области равноправия. Упомянутый выше закон 1998 года был официально учтен в документации всех детских садов. Однако именно теория Бутлер подстегнула правительство Швеции к тому, чтобы в 2010 году здесь организовали первый экспериментальный детский сад «Эгалиа» ( в переводе «Равенство»).

В «Эгалиа» запрещено произносить слова «мальчик» и «девочка», всех детей называют «hen» (кстати, такое же слово стали использовать шведские гомосексуалисты). Проповедники новой идеи обнародовали для населения новость: оказывается, в других детских садах в середине 1990-х годов проводили видеозаписи с помощью камер и установили:  воспитатели – о, ужас! - обращаются с мальчиками и девочками по-разному.

В «Эгалиа» такого не будет!

Шведское издательство «Саголикт Букфёрлагет» организовало поставку в «Эгалиа» соответствующих наглядных пособий. Серию книг о мальчике Калле, который носил розовое платье в горошек, сказки про двух жирафов мужского пола, усыновивших крокодильчика и сказочку про принцессу, которая не любила принцев, но влюбилась в бедную девушку…

В конце 2011 года персонал детского сада «Эгалиа» начал получать угрозы от неизвестных лиц по электронной почте. На адрес садика были присланы коробки с куклами-мальчиками и куклами-девочками.

В середине 2012 года в шведских СМИ развернулась «hen»-дискуссия. Основные тезисы шведских ученых, рискнувших выступить против Юдит Бутлер, таковы. Гендерные исследования в большей степени являются идеологией, нежели наукой. Слово «hen» запутывает детей. Им предстоит в будущем стать мужчинами и женщинами, а те, кто утверждает, что пол – это «выдумка тупых родителей», мягко говоря, поступают неосторожно.

В соседней Норвегии против «hen»-воспитания открыто выступила депутат парламента Сольвейг Хорне (я, кстати, посмотрела и ее фото в интернете и увидела, как и ожидала, весьма миловидную и уверенную в себе женщину). «Все это - чистый идиотизм!» - Без обиняков заявила  Сольвейг Хорне. «Надеюсь никогда не увидеть ничего подобного в детских садах Норвегии!»

Набирающий обороты скандал пока привел к тому, что часть шведских депутатов выступила в парламенте Швеции с предложением запретить гендерную педагогику на всех ступенях образования. А в сентябре 2012 года редакция одной из самых уважаемых шведских газет «Дагенс Нюхетер» наложила запрет на использование слова «hen» на своих страницах, так как читатели начали выказывать по этому поводу свое недовольство. Но идея неугомонной Юдит Бутлер бродит по Европе…

Комментарии экспертов

Биологический коммунизм? Не существует!

Татьяна Борисовна Беляева, преподаватель кафедры психологии Новгородского государственного университета:

«Если Бог хочет кого-то наказать, он лишает его разума. Примерно такая мысль пришла  мне в голову в процессе знакомства со шведской идеей бесполого воспитания. Откуда эта идея пришла и с чем это связано?

Главной причиной могут быть  собственные комплексы и проблемы авторов этой идеи (воистину прав господин Фрейд). Почему тогда эти частные эмоциональные личные причины должны распространяться на всех?

Во-вторых, причиной могут стать известные перекосы в гендерном воспитании, когда воспитатели хотят сформировать у ребенка идеальное поведение – мужское или женское. И эта благая идея воплощается в стереотип «сильного мужчины» и «слабой женщины», что приводит ко многим личным и семейным проблемам в будущем, если человек не соответствует этому стереотипу. При этом, возможно, более тяжелую ношу несут мужчины, которые не имеют права на слабость, слезы, что часто загоняет их в неразрешимую ситуацию, которую они решают с помощью алкоголя, наркотиков, суицидов.

Центральная проблема воспитания личности – это проблема становления своего Я, формирования Я-концепции, которая включает в себя систему представлений о самом себе (в том числе и о своей половой роли) и отношение к себе в виде самооценки. Она закладывается очень рано, еще в первый год после рождения и формируется на протяжении всей жизни человека, хотя сензитивным (т.е. наиболее чувствительным) для этого является период юности. Как говорил изучавший эту проблему психоаналитик и социолог Эрих Фромм, человек, обретший идентичность, характеризуется четкостью представлений о себе, верностью себе, что является основой для признания его людьми. В случае несформированной идентичности человек испытывает тревогу, неуверенность, враждебность, для него характерна «путаница ролей». Не это ли происходит в настоящее время, когда мы видим на телеэкранах, да и в жизни стремление отдельных лиц продемонстрировать окружающим свою так называемую нетрадиционную ориентацию. Если речь идет не о патологии, то мы имеем чисто психологическую проблему, которая связана с несформированной идентичностью или с демонстративностью поведения, которое призвано любой ценой обратить на себя внимание.

Откуда же берутся эти проблемы? Как часто бывает – из детства. Как писала Марина Цветаева, «чего не знаешь в детстве - не знаешь на всю жизнь». Если детей в дошкольном возрасте воспитывать в духе «шведских идей», то когда и как осуществить переход к тому, что все-таки мы разные? Я бы оценила шведскую идею бесполого воспитания как своеобразный «биологический коммунизм», который постулирует то, чего нет. Нет биологического равенства мужчины и женщины. Так устроено природой и, наверное, не случайно. Еще древнейшая китайская философия утверждала неразрывное единство двух противоположных начал – женского (инь) и  мужского (янь). А что касается социального равенства, так, на мой крамольный и предвзятый взгляд, оно может быть обеспечено не абсолютным равноправием (которое приводит к тому, что женщины тягают шпалы), а как раз наоборот - разным отношением общества к мужчине и женщине  с учетом того, что последняя должна исполнить свою главную роль – выносить и воспитать достойное потомство. И для того, чтобы это произошло, девочки должны играть в детстве в куклы. А выбор, за который ратуют шведские борцы за права человека, в дошкольном возрасте невозможен по причине  незрелости мозга и личности».

Мама Лена и папа Катя?

Алина Владимировна Румянцева, заведующая детским садом №81 «Солнышко», Великий Новгород:

«Как бы ни влиял детский сад на ребенка, 80 процентов информации об окружающем мире дети выносят из семьи. У меня большой опыт работы с детьми дошкольного возраста. У нас в детском саду занимаются малыши с полутора лет, а в группы кратковременного пребывания мамы приходят с детьми, начиная с 8-месячного возраста. Каков бы ни был возраст ребенка, мы всегда говорим детям, что детский сад - это тоже семья. Мы все вместе дружим, мы друг другу помогаем. До четырех-пяти лет не имеет смысла объяснять малышу, кто он – мальчик или девочка – до этого возраста он ощущает себя просто ребенком. До трех-четырех лет педагоги и даже обслуживающий персонал детского сада, интуитивно это чувствующий, всех называют словом «дети». Конечно, в речи встречаются слова «мальчик» и «девочка», но мы не акцентируем на этом внимание.

Постепенно при выполнении различных простейших заданий дети начинают ощущать, что в каких-то действиях за что-то отвечает мальчик, за что-то - девочка. Но в основном в детском саду дети играют и в то же время учатся. Игра для них – главный вид деятельности. И сюжетно-ролевая игра «Семья», всем нам известная, показывает, что дети интуитивно сами расставляют роли в семье. Мы, воспитатели, им не навязываем, что в игре папой должен быть мальчик. При этом практически всегда мальчик играет папу, а девочка - маму. Может быть, неосознанный выбор детей происходит на генетическом уровне, а может быть, образец идет из семьи.

Конечно, в современном обществе меняется представление о том, что папа - это добытчик, тот, кто зарабатывает деньги на содержание семьи, а мама – та, кто о семье заботится, стирает, убирает и готовит. Более того – у нас в детских садах появились малыши, которые воспитываются в нетрадиционных семьях. Изменения в российском менталитете выражаются в том, что теперь люди открыто говорят о нетрадиционных проявлениях, которые раньше, если они и существовали, афишировать было не принято. Что тому причиной – демократические процессы или генетические изменения, сейчас рассуждать не берусь. Но как практик, давно работающий с детьми, могу утверждать – решения взрослых жить иной жизнью отражаются в первую очередь на психике детей.

В моей практике, правда, не в нашем детском саду, был случай, когда четырехлетний мальчик, пришедший в садик, сказал, что у него в семье мама Лена и папа Катя (имена изменены).

Я наблюдала за этим ребенком и должна сказать, что этому малышу очень трудно. Не потому, что его не понимают другие дети, а потому что он сам не может разобраться в ситуации, в которую попал. С одной стороны, мама, которая является первым воспитателем в жизни ребенка, показывает ему образец семейной пары «женщина-женщина» и ее поведение говорит ему о том, что это допустимо. С другой стороны, все его окружение в детском саду преподносит ему абсолютно противоположную модель семьи. Он видит, как других детей приводят утром в детский сад и забирают вечером папы-мужчины и мамы-женщины. Наблюдает, как эти родители общаются между собой и своими детьми. Ему четыре года, он еще не понимает, что такое мужчина и что такое женщина. Но данное противоречие ставит его в тупик, он не может понять, что правильно, а что нет. 

Другой аспект – мы, представители детского сада не имеем на данный момент никаких полномочий, ни юридических, ни моральных, чтобы этого ребенка переучивать и говорить ему, что модель его семьи неправильна. Между тем в процессе воспитания в детском саду мы должны давать детям старше пяти лет понятие о том, какие социальные рои играют в обществе мужчина и женщина, например, о том, что мальчик должен защищать девочку, потому что он будущий мужчина. Таким образом получается, что мы невольно должны переучивать в воспитательном плане ребенка из нетрадиционной семьи.

В российском обществе, я думаю, не приживется модель воспитания детей, предложенная в Швеции. У нас все-таки другой менталитет. В то же время мы должны помнить, что нужно проявлять уважение к личности маленького человека, лояльность и доброту, независимо от того, мальчик он или девочка. В нашем современном обществе при воспитании детей уже нет строгих правил относительно того, например, что, если ты мальчик, то ты не должен плакать. В детском саду нет разделения игрушек: например, розовая посудка для девочек, а для мальчиков -  машинки. Если мальчик взял в игре розовую посуду, воспитатели не будут ужасаться и корить его за это. У нас от времен Советского Союза осталось в системе детских садов воспитание коллективизма, только теперь оно носит характер семейственности. Дети вместе играют, учатся. Разделения мальчиков и девочек на занятиях в детском саду нет.

Сейчас много грамотных, образованных родителей, которые очень много читают, владеют педагогическими подходами к ребенку, чего раньше не было. Но и такие родители порой вредят ребенку. Я когда-то работала с детьми в составе комиссии медико-психолого-социального сопровождения.  Мне приходилось беседовать с малышами, испытавшими психологическую травму в результате того, что «прогрессивные» родители в 3-4 года пытались просветить их в плане полового воспитания. Мое мнение - не надо этого делать. Это успеется впереди. Дети должны проживать детство, радоваться солнцу, маме, цветам, веселой игре. Их детство не должно стать полем для испытания педагогических теорий взрослых».  

От автора.

В классных журналах школ США в графе «сведения о родителях» исчезли слова «мама» и «папа». Их заменили «родитель №1» и «родитель №2». Я вместе с Татьяной Беляевой и Алиной Румянцевой очень надеюсь, что такое никогда не произойдет в России. Взявшее страшную силу распространение «нетрадиционных» людей и целых семей, на мой взгляд, очень редко связано с биологическими патологиями. Гораздо легче не идти на уступки, а жить со своим партнером порознь внутри семьи, занимаясь каждый своей карьерой. С однополым партнером – таким же эгоистом – это делать легко. Мужчины и женщины созданы по-разному, в том числе и психологически – зачем? Разве не стоит задуматься? Зачем Бог или природа заставили мужчину и женщину чувствовать по-разному, любить разное, спорить и не соглашаться – а потом, с годами, не спорить и соглашаться ради мира в семье, ради детей? Это и есть гениальный, природой созданный инструмент совершенствования души человека, а не феминистские теории и не борьба за право мальчика-детсадовца носить розовое платье в горошек.

Юдит Бутлер и Венди Браун, мама Лена и папа Катя, могут жить как им угодно. До тех пор, пока они не впутывают в свои личные дела других людей. Одни изломали жизнь единственного маленького мальчика, другие пытаются собрать под розовые и голубые знамена целое «hen»-поколение.  Похоже, приходит время вспомнить великого совершенствователя самого себя и мира – Льва Толстого. «Вся моя мысль в том, что ежели люди порочные связаны между собой и составляют силу, то людям честным надо сделать только то же самое. Ведь как просто».

Источник: http://www.intellika.info/publications/1980/

Фото Светланы Потаповой