Люди в футлярах?

Теперь уже можно сказать определенно, что словесники напрасно возлагали надежды на часть С, думая, что перспектива написания эссе подвигнет детей на чтение художественной литературы, что каким-то, пусть не парадным, а черным, полулегальным ходом литература протиснется в число обязательные для изучения школьных дисциплин. Нет, чуда не произошло - теперь это можно сказать определенно. Процент читающих детей неуклонно снижается – в нынешнем году эксперты отмечали, что лишь одно из десяти эссе написано выпускником, знакомым с отечественной литературой. Те, кто не читал (то есть 90 процентов!!!), в преддверии ЕГЭ читать не начали и, наверное, теперь уже не начнут. Тщетно учителя литературы прибегали на своих уроках к экранизациям классики, к собственным пересказам произведений школьной программы и к сборникам «Вся классика в кратком изложении». В голове у наших недорослей остались разве что «Ревизор», «Мертвые души» и «Горе от ума», да и то в весьма искаженном и путаном виде. Напрасно педагоги из самых лучших, разумеется, соображений старались сориентировать детей писать в эссе литературные аргументы. Они и понаписали: «Герой романа Льва Толстого «Война и мир» Пьер помогает Раневской сохранить свое имение», «Героиня повести Солженицына «Матренин двор» - молодая девушка…», а в другом: «У Матрены, героини повести Солженицына, было пятеро детей и всех она воспитала хорошими людьми…» Ничтоже сумняшеся выпускники приписывают классикам темы и идеи, о которых те и не подозревали. Чехов, например, «призывал беречь природу и не вырубать сады, которые украшают нашу родину Россию», и вообще «тема экологии была главной в творчестве Чехова». Булгаков же в «Собачьем сердце» призывал «не мучить животных, в частности собак».

Те, кто посмекалистее, решили не «палиться» - сами придумывали названия рассказов, приписывая их авторство известным или неизвестным писателям. Так, например, в эссе одного из выпускников Астафьев стал автором рассказа «Галоши». Фамилию Виктора Ерофеева, который на самом деле написал этот рассказ, вчерашний школьник напрочь позабыл. Решил, наверное, что учителя и сами не знают авторов всех произведений – уж больно много всего понаписано. Были хитрецы, приведшие такие, например, «литературные» аргументы: «Недавно я прочел в Интернете рассказ автора, пожелавшего остаться неизвестным, о том, как…» или «Об этом же говорил, выступая на радио, журналист Дмитрий Кузнецов…» Есть такой журналист в огромной нашей стране или нет, эксперты не выясняли – фамилия настолько распространенная, что наверняка где-то отыщется.

Аналогии, которые рождали предложенные составителями КИМов тексты, тоже были непредсказуемыми. Текст Лаптева о Барклае де Толли, чей вклад в победу 1812 года был недооценен, подвигнул некоторых выпускников вспомнить о Данко (кстати, этот и многие другие тексты ЕГЭ были выставлены на сайте «поступим.ру» 31 мая уже в 5 утра по московскому времени – все желающие могли подготовиться и посоветоваться с учителями). Тексты, в которых шла речь об экологических проблемах современности, послужили причиной упоминания Гоголя и Блока, причем фамилию поэта кое-кто из выпускников умудрился написать с буквой «г» на конце.

Но все же более половины сдававших ЕГЭ в этом году вообще обходились без аргументов или приводили так называемые примеры из жизни: «Моя подруга Катя Лебедева тоже относится к своим родителям потребительски. Они покупают ей дорогую одежду и возят на курорты, а она обращается к ним неуважительно, часто грубит…» и все в таком духе.

Наши дети уже поняли, что самое главное - форма, а не содержание

И самое печальное, что система критериев оценки части С позволяет оценить совершенно пустую с точки зрения содержания работу весьма высоко. Если в ней нет грамматических ошибок, минимум орфографических и пунктуационных (что касается этических ошибок – то есть призывов к национальной или конфессиональной дискриминации, то их не бывает, как правило, ни в одной работе), если худо-бедно сформулирована тема, дан краткий пересказ авторских мыслей, то она потянет на все 15 из 22 баллов, с ошибками – на 8-10.

Ноль баллов в части С получить практически нереально. Выпускники, написавшие полную ахинею и несуразицу, будут оценены положительно и пойдут во взрослую жизнь с четким убеждением, что бумага не краснеет и стерпит все. Возможно, жизнь научит их когда-нибудь отвечать за свои слова и поступки в полной мере. Школа же учит другому – делать вид, выбирать наиболее легкий путь, «не париться», соответствовать шаблону и соблюдать «правила игры». Кстати, дети в отличие от взрослых, которых организаторы ЕГЭ в регионах просили быть при проверке как можно более лояльными и «толерантными», очень хорошо сознают истинную цену своей писанины. И скорее всего, в глубине души ждут от нас, взрослых, не лояльности, а честности и объективности. Увы, не дождутся…