Правящей элитой уже тогда было осознано значение массовой информации в обществе. В это время при поддержке власти чрезвычайную активность развернули кружки юных корреспондентов, любительские фотостудии, самодеятельные киноклубы. С 1925 года в России интенсивно работало Общество друзей советского кино. Члены этого общества вели съемки, создавая кинохронику событий молодого советского государства.

Тогда же на официальном уровне была выдвинута идея введения в программу педагогических техникумов курса «по киноработе среди детей». Существовавший в то время в Москве Институт методов внешкольной работы одной из своих задач определил выработку организационных форм работы с детьми в кино, изучение юной киноаудитории, подготовку соответствующих педагогов.

В тот же период начинает активно развиваться детская журналистика. Появляются многочисленные газеты и журналы, которые организуют разного рода союзы молодежи, объединения школьников. Профессиональные журналисты обучают «юнкоров» и «деткоров» работе с текстами. Огромную популярность в это время получили стенные газеты. 

Обращает на себя внимание, как последовательно, в соответствии с политическим курсом России 20-го века, менялось и отношение к институту медиаобразования. Этот механизм воспитания молодого поколения был точно подогнан к конструкции пропагандистской машины. И, если в годы репрессий ликвидируются многие начинания медиаобразования, и оно надолго уходит с арены российской науки и практики, то в 60-е, наоборот, наступает «медиаобразовательная оттепель», начинаются исследования в области медиаобразования, разворачиваются новые медиаобразовательные проекты. 

Очередная волна переосмысления ценностей медиаобразовательной политики нахлынула вместе с перестройкой, в 90-е годы, когда государство практически ушло из школы. И это было в определенном смысле благом для российского медиаобразования. Именно тогда начали развиваться инновационные формы образования, стали возникать экспериментальные площадки. Именно тогда родились многие успешные медиаобразовательные проекты, которые существуют до сих пор. Это такие молодежные медиафестивали как томское «Золотое перо», кемеровские «Молодые ветра», чебоксарские «Волжские встречи», тюменский «Птенец», северодвинский «Голос моря» и многие другие. За рамками этих событий стоит огромная работа многочисленных школ журналистики, клубов, кружков, студий.

Сегодня обозначился новый этап в развитии российского медиаобразования. Он непосредственно связан с медиатехнологиями и средствами массовой информации, по поводу негативного воздействия которых на сознание населения, общество высказывает свои справедливые опасения.

Актуальным становится гражданский подход к медиаобразованию, который, согласно рекомендациям ЮНЕСКО, определяет медиаобразование как «часть основного права каждого гражданина любой страны на свободу самовыражения и получение информации». Известный теоретик в области медиа Дж. Гербнер понимает медиаобразование как формирование коалиции «для расширения свободы и разнообразия коммуникации, для развития критического понимания медиа как нового подхода к либеральному образованию». Российский исследователь в области медиакритики А.П. Короченский говорит о медиаобразовании как о развернутой долговременной общественно-просветительской деятельности. Профессор И.М. Дзялошинский формулирует понятие медиаактивности индивида в гражданском обществе.

Курс на модернизацию, провозглашенный российскими политиками невозможен без медиакомпетентной личности, которая обладает всей полнотой информации о происходящих событиях, умеет ее оценить, интерпретировать и проявить свою медиаактивность. Сегодня мы получаем некоторые сигналы власти, которая поддерживает информационный менеджмент, блогерство, информальное медиаобразование. Сегодня идеи медиаобразования органично вписываются в контексты информационного и инновационного развития, построения гражданского общества.

Такая сложная траектория развития российского медиаобразования свидетельствует о том, что мы имеем дело с весьма политизированным инструментом, который в определенные периоды времени весьма успешно работает на разные цели.

Возможно именно неясностью цели объясняется отсутствие очевидных успехов в продвижении медиаобразования в последние годы. Сделано немало. Благодаря усилиям Ассоциации кинообразования и медиапедагогики России осуществлен существенный прорыв в осмыслении проблемного поля медиаобразования, десятки и сотни ученых и практиков включились в работу по освоению современных технологий и методик. Однако деятельность многочисленных энтузиастов не стала системой и, тем более, медиаобразовательной политикой, как, например, в Канаде, Австралии, где массовое медиаобразование – предмет государственной политики. 

Конечно, опыт использования моделей, показавших хорошие результаты в каких-либо конкретных условиях, не следует поспешно копировать. Однако сегодня потребность в медиаобразовательной политике в России назрела. Об этом говорят профессионалы и уже осознают эту потребность административные работники. Известно мнение на этот счет Министра связи и массовых коммуникаций РФ И. Щеголева, который неоднократно в своих выступлениях подчеркивал значение такой дисциплины как медиаобразование. Это ровно та стадия, когда «вчера было рано, а завтра будет поздно». Именно сейчас следует приступать к разработке концептуальных документов медиаобразовательной политики РФ, основанной на ценностях высшего порядка, пока не вмешались идеологи и собственно политики.

Примеры политизированных молодежных проектов, таких как «Информационный поток», «Медиакратия», в свое время «Цивилизация», свидетельствуют о весьма продуктивном использовании медиаобразовательных технологий на службе у политических партий и движений.

Эффективность любой политики зависит от целесообразности и реальности поставленных задач. Важнейшим условием эффективности является уровень компетентности тех лиц, которые возьмут на себя ответственность за ее реализацию. И здесь в российском медиаобразовании пока не все благополучно. Многие чиновники до сих пор путают медиа- и компьютерную грамотность. Сегодня требуется массовое повышение квалификации в области медиа- и информационной культуры руководителей управлений и ведомств, разного уровня чиновников, административных работников.

Думается, что сегодня в России самое время для выработки целенаправленной медиаобразовательной политики государства. Возможно, для этой серьезной работы потребуется создание при Министерстве образования и науки Российской Федерации специальной межведомственной комиссии, куда войдут представители всех заинтересованных сторон. Может быть, это и есть тот случай, когда и верхи, и низы и хотят, и могут.

 

Ирина Жилавская,

преподаватель факультета журналистики Московского государственного университета имени М. В.  Ломоносова