- На сегодняшний день трудовая мобильность – явление, типичное для всего мира, - заявила заместитель председателя Правительства Российской Федерации по вопросам социальной политики Татьяна Голикова. – Полагаю, нам нужно также развиваться в этом направлении, ибо трудовая мобильность нашего населения позволит решить проблему освоения обширных территорий нашей страны. Как известно, на уровне правительства РФ приняты меры для стимулирования граждан, решивших перебраться на Дальний Восток. За три года 1748 человек получили не только обещанные гектары, но и по 1 миллиону рублей “подъемных”. 

Вице-премьер напомнила также, что открытый в 2010 году сайт “Работа в России” за время своего существования принял более 62 миллионов обращений. Это значит, что данная база вакансий пользуется популярностью у людей и помогает им найти работу по специальности. 

- Чтобы решать те или иные проблемы, нужно, как минимум, их озвучить и начать общаться, - убежден президент Республики Татарстан Рустам Минниханов. – В этом нам помогают интернет-ресурсы. Я сам веду Твиттер с 2011 года и это помогает не только оперативно информировать огромные массы людей, но и самому реагировать на то, что их волнует. Хотя живое общение все-таки лучше. Например, здесь, на WorldSkills.

- Я абсолютно убежден, что одних только знаний для современного выпускника вуза мало, - заявил министр науки и высшего образования Михаил Котюков. – Быть компетентным в чем-либо – это уметь применять полученные знания для решения совершенно конкретных задач, в реальных условиях. Поэтому обучение в вузе должно быть практико-ориентированным! И самое активное участие к этому процессе должны принимать работодатели. Образование – дорога с двусторонним движением!

- В нашей организации проблему подготовки специалистов мы выстроили уже очень давно, - рассказал генеральный директор Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» Алексей Лихачев. – И начинаем работу в этом направлении едва ли не с детского сада. Дело в том, что для нас очень важно не просто передать детям какие-то базовые знания или заинтересовать профессией, но и сформировать у них некие корпоративные ценности, развить компетенции, которые в будущем помогут стать высококлассными специалистами. Но мы убеждены, что такая система подготовки не должна быть привязана к конкретному месту (например, к образовательным организациям, расположенным в окрестностях атомных станций). Нет, ее необходимо сделать максимально гибкой и человекоцентричной, чтобы люди из любого региона могли заниматься тем, что им нравится и что у них хорошо получается.

- Все дети сегодня должны владеть главными навыками XXI века – понимать, что конкретно им нравится, чем именно они хотели бы заняться и что надо для осуществления этой мечты, - подчеркнула заместитель министра просвещения РФ Ирина Потехина. – Чтобы помочь им, мы запустили проект “Билет в будущее”. Но уже сейчас выясняется, что 90% детей очень слабо представляют себе, чем бы они хотели заниматься в будущем, чуть менее 10% определились с выбором профессии, но не знают, куда поступить. И только 1,5% ребят способны совместить эти два условия – то есть они знают, кем будут, и уже выбрали вуз или ссуз. Поэтому главная задача, которая стоит перед образовательными организациями, это помочь детям в профориентации. Нужно дать им возможность попробовать себя в самых разных ролях, а также дать информацию о самых разных профессиях и учреждениях, где можно получить соответствующие компетенции. И работу эту надо начинать не в старших классах, а гораздо раньше. 

- Сегодня не только многие руководители колледжей и вузов, но и сами студенты переживают из-за того, что у нас в стране нет распределения выпускников, - сообщил научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин. – Все они почему-то абсолютно уверены, что, если человек получил в образовательной организации профессиональные навыки, это должно гарантировать ему как трудоустройство, так и долгие годы успешной работы по специальности. На самом деле, в современных условиях все меняется очень быстро и надо уметь быть готовым к тому, что придется в оперативном порядке менять сферу занятости, профессию, место жительства и так далее. Это не происходит по чьей-то злой воле, это объективная ситуация, сложившаяся на рынке труда. За те 4-5 лет, пока человек учится в университете, очень многое успевает измениться, появляются новые профессии, новые требования, новые места. Поэтому главное условие успешности для современного человека – активная самостоятельность, способность рассчитывать на свои силы и уметь выстраивать траекторию собственного развития. 

- Действительно, чтобы быть самостоятельным, надо быть активным, - согласен с коллегой профессор практики Московской школы управления «Сколково», эксперт Сколковского центра развития образования Павел Лукша. – Созданный нами Атлас новых профессий призван показать: мир меняется, надо быть готовым как к локальным, так и глобальным изменениям. Причем Россия здесь вовсе не исключение, мы – часть единого целого. В ближайшее время примерно 10 миллионов людей во всем мире будут вынуждены уйти из старых профессий, одновременно в других, новых профессиях, возникнет порядка 10 миллионов вакансий. И эти два облака почти не перекрываются. А это значит, что придется в короткое время обучать и переобучать огромное количество людей. Но люди должны быть готовы к этому, то есть настроены на то, что жизнь их кардинальным образом изменится. Во только существующая система образования с таким наплывом вряд ли способна справиться. Возникает вопрос – а кто и где будет обучать такую массу народа? Как это ни странно, тут возможны самые неожиданные варианты. Кто бы мог подумать, что на сегодня самое большое количество обучающих курсов расположено в Ютьюбе, и люди активнее всего получают нужную информацию именно там? 

…Итак, трудовую мобильность нужно приветствовать, ибо она помогает оперативно перераспределять массы людей в зависимости от потребности в кадрах. Действительно, имеет смысл вспомнить глобальные проекты времен СССР, комсомольские путевки, возведение тысяч заводов буквально с нуля, в условиях вечной мерзлоты, суровых сибирских морозов.

Однако имеет смысл избежать такого явления, которое в былые времена обзывалось уничижительным словом “лимита”. А ведь даже сейчас, когда человека приглашают поучаствовать в том или ином проекте, обычно подразумевают, что он примет приглашение, переедет в другой город, республику, страну, и будет самоотверженно трудиться… некоторое время. А после окончания проекта уедет домой. Или еще куда-нибудь, к новому работодателю. Подобная независимость от привязки к конкретному региону на западе считается не просто нормой, а своего рода достижением прогресса. Между тем, по заявлению целого ряда ветеранов отечественной науки, такой подход к делу совершенно не подходит для создания научных школ, в которых то или иное сообщество ученых формируется десятилетиями, в нем есть представители нескольких поколений, трудовые династии, традиции и так далее. Такое возможно лишь при наличии определенной оседлости. А когда человек приехал, поработал, уехал и больше его никто не видел, о какой научной школе и преемственности можно вести речь?

Точно так же обстоят дела и с другими утверждениями. Безусловно, вузы обязательно должны сотрудничать с потенциальными работодателями. И, вполне логично, что при создании образовательных программ необходимо учитывать пожелания того или иного работодателя, поскольку ему виднее, кто и для каких целей понадобится. Но, опять же, по мнению аксакалов российской педагогики, здесь таится серьезная опасность. Проблема в том, что большинство работодателей мыслит категориями “здесь и сейчас”, и если они понимают, что сегодня на рынке труда острый дефицит, скажем, фрезеровщиков или специалистов по оптоволоконной связи, то вузы и ссузы должны сосредоточить усилия на массовой подготовке специалистов именно в этой области, чтобы как можно быстрее утолить кадровый голод. Однако система образования достаточно инертна, и в результате на выходе мы получаем переизбыток тех, кто раньше был в дефиците, но теперь они не нужны (например, пресловутые юристы и экономисты). При этом на рынке возникают уже совсем другие вакансии, и работодатель требует начать обучение уже по другим специальностям. 

- Действительно, только один работодатель не может и не должен формировать образовательную повестку, - убежден ректор Казанского национального исследовательского технического университета им. А.Н. Туполева, экс-министр образования Республики Татарстан Альберт Гильмутдинов. - Поэтому не нужно доводить до крайностей. Да, что касается своего направления, работодатели способны “видеть будущее” на 3, 5 или даже 10 лет вперед, но что касается других сфер, им это совершенно не известно. А высококлассный специалист, каким бы узким он ни был, всегда должен иметь очень основательную общую подготовку, как по профильным, так и по сопутствующим предметам и областям наук. Поэтому ему очень важно получить полноценное университетское образование, на котором можно строить уже все остальное. Безусловно, слушать работодателя важно и нужно, но тут важен диалог, а не монолог. Работодателю и предприятию, нужны кадры, которые обладают базовыми компетенциями, люди, способные встать к станку и начать работать. Но ему также очень важны еще и те, кто способен создавать “знания завтрашнего дня”, ибо только они и могут развивать науку и производство, делать прорывные открытия. А готовить эти две категории специалистов надо совершенно по-разному. И не надо их путать.

Фото автора