Работа со шкалой проходила в несколько этапов. Сначала – перевод и предварительная адаптация шкал и соотнесение их с СанПиН и ФГОСами. Затем – пилотное исследование в 26 образовательных организациях Москвы и Московской области. Минувший год был посвящен подготовке экспертов, в которой участвовали педагоги, психологи, магистранты, директора и заместители директоров образовательных организаций, преподаватели столичных вузов, а также исследованию образовательной среды московских школ с использованием уже модифицированного варианта шкал. На этом этапе в исследовании принимали участие 33 школы.

Школы – участники исследования получили в среднем хорошие оценки. Они обеспечены мебелью для повседневного использования (в столовой, в гардеробе; мебель соразмерна возрасту детей, находится в хорошем состоянии), программы дополнительного образования достаточно вариативны (выбор представлен в планах и на сайте школ). В школах хорошие дисциплина и посещаемость, социокультурное пространство города активно используется для образовательных целей (выезды и экскурсии в рамках образовательных программ «Урок в музее», «Музеи. Парки. Усадьбы», «Арт-субботы»). Созданы благоприятные условия и возможности для развития педагогов (курсы, семинары, методические объединения, поощрение обучения со стороны администрации, возможности участия в городских конференциях – Московский международный салон образования, «Город и образование» и т.д.).

Но и «дефицитов» в школах также найдено немало. Это, например, культура встречи детей. Кто встречает их в школе и как? Окрик дежурного или улыбка классного руководителя? Вход в школу на самом деле очень важен, от этого во многом зависит настроение всего дня, мотивация ребенка, его эмоциональный фон.

Не все гладко с «пространствами для уединения», а это ведь не только про приватность, но и про потребности интровертов: всегда есть дети, которым нужна тишина и несколько минут уединения. Это места, где можно перевести дух после шумного урока физической культуры или сложной контрольной работы.

Наблюдается и дефицит логики пространства – пространство школы должно быть понятным, с ясной навигацией, с логично распределенными потоками (например, отдельные лестничные марши на спуск и подъем).

Сложно и с активностями на переменах. Активности ведь бывают разные и зависят от запросов детей: для кого-то важнее подвижные игры, для кого-то – интеллектуальные, кому-то нужны места для подготовки к занятиям, а другим для общения в группах. Часто в школе не хватает «оборудования» именно для спокойных активностей – мягких пуфиков, диванчиков, чтобы можно было просто сидеть и общаться. Кроме того, исследователи признают, что школам в целом нужно смягчить пространство.

Если говорить об организации инклюзивного пространства, то, конечно, во многих школах на входе есть пандусы и метки для слабовидящих, но в целом обучающиеся с особыми образовательными потребностями и особенностями здоровья нуждаются в более дружественной среде.

Серьезная проблема по-прежнему с удовлетворением физиологических потребностей: часто нет туалетной бумаги, сломаны замки на дверях в туалете, нет зеркал, полотенцесушителей, мыла...

К сожалению, не хватает детям и выхода на свежий воздух во время перемен. Об этом часто упоминают сами школьники.

В обсуждении результатов исследования в пресс-клубе МГПУ участвовали представители администрации двух школ-волонтеров, которые активно принимали участие в экспертной работе: это Оксана Святая, заместитель директора школы № 2101 «Филевский образовательный центр», и Наталья Ермакова, заместитель директора по контролю качества образования школы № 491 «Марьино». Они отметили, что участие в проекте по экспертному оцениванию среды школ не только позволило определить уровень ее развития, но и начать системные изменения по редизайну и проектированию новых пространств с привлечением педагогов, администрации и учащихся.

Так, в школе № 2101 в течение года сотрудники лаборатории образовательных инфраструктур Института системных проектов МГПУ вели проектные семинары с педагогами и учениками, анализируя результаты исследования, проводя самооценку и проектируя новые школьные пространства. А в 491-й школе ученики высказали пожелание сделать свой проект по редизайну рекреаций.

В рамках заседания пресс-клуба, кстати, зашел разговор и о способах привлечения к оценке школьной среды самих детей. Технологически выполнить такую оценку достаточно просто: группа детей (инициативная выборка или, еще лучше, целый класс) получает набор стикеров четырех цветов и простой карандаш. Красный цвет обозначает гнев, оранжевый – опасность, желтый – нейтральный, зеленый – «здесь хорошо». На стикере по желанию можно написать несколько слов о причине эмоции. После этого в течение 20-40 минут дети свободно гуляют по общедоступным пространствам школы (коридоры, столовая, холл, гардероб и т.д.) и расклеивают стикеры на любых элементах интерьера. Процесс проходит без вовлечения педагогов и других взрослых. После дети возвращаются в кабинет и пишут небольшую работу о собственных мыслях и чувствах, возникавших в процессе игры. Все сочинения анонимны и сдаются «лицом вниз», без зачитывания отрывков и каких-либо других действий со стороны взрослых, нарушающих анонимность оценки. Результатом такой оценки становится сводная информация, определяющая самое «гневное», опасное, популярное место в школе, и список причин, вызывающих эти реакции. Полученные данные могут быть использованы в проектировании новых пространств перед плановыми ремонтными работами...

Зачем все это исследовать? Подводя итоги обсуждения, участники заседания пресс-клуба отметили, что ответов на этот вопрос множество, но главный состоит в том, что качество школьной жизни напрямую зависит от комфортности школьной среды, от каждой ее детали – начиная с шумовой «загрязненности» холла до наличия трансформируемой мебели в классе. Неважных элементов здесь нет.

Об авторе

Елена ИВАНОВА – заведующая лабораторией образовательных инфраструктур Института системных проектов Московского городского педагогического университета