Регистрация Авторизация:
В процессе...
Забыли пароль?

Опрос

Питаются ли ученики вашего класса в школьной столовой?

Результаты

Текущий номер

Счастливый учитель

Невозможное возможно, надо лишь приложить усилия

номер 16, от 16 апреля 2019

Читайте в следующем номере «Учительской газеты»

№17 от 23 апреля 2019 года

pПрофессиональные категории для педагогов были введены в первой половине 1990-х: 16 разрядов, 14-й соответствовал высшей категории… Видоизменяется и совершенствуется эта система до сих пор, но почти всегда сама процедура аттестации вызывает у учителей как минимум беспокойство, а у кого-то – реальный страх и панику. Как сделать так, чтобы аттестация объективно подтверждала педагогическую и личностную зрелость учителя, а не служила карающим мечом? Своими соображениями поделился Заслуженный учитель России, кандидат психологических наук Александр Снегуров.

pВернуть трудовое обучение в школы – это требование самой жизни. Но сейчас в учебном плане вместо уроков труда технология. По темам близко, на деле – скучный теоретический предмет. Детям эти бесполезные знания не нужны, им нужен практический опыт настоящей работы настоящими инструментами. Нужно это и стране, потому что уже через три-четыре года рынок будет испытывать острую нехватку молодых и готовых к труду кадров. Что для этого нужно изменить? Ответ – в статье Владимира Семенихина.

pБыть спортивным так же престижно и модно, как быть начитанным и остроумным. По крайней мере, так обстоит дело в школах Англии. А в Японии более 40% старшеклассников занимаются спортом не менее девяти часов в неделю… В то же время в российских школах "прогулять физру" не зазорно, была бы убедительная отговорка или справка. О том, почему зарубежным педагогам удается гораздо эффективнее мотивировать школьников напрягать не только извилины, но и мышцы, размышлял Сергей Рыков.

Архив статей выпуска

Учительская Газета, 5 июля 2005 года в 12:00

Взрослая жизнь

Юра остался за старшего в семь лет

Тяжелые военные годы выпали на долю моих родственников, тогда они были еще детьми. Мой дед Юрий Павлович Киселев (1934 года рождения) рассказал мне о том, что ему пришлось пережить в годы войны.
Учительская Газета, 5 июля 2005 года в 12:00

Братские могилы

Прабабушка держала своего отца за руку, боясь, что он умрет

Моя прабабушка, Нина Игнатьевна Никитина, 13-летней девочкой оказалась в войну в блокадном городе Кронштадте. Кронштадт - это крепость в Финском заливе, островной город. Ее мама умерла еще до войны от тяжелой болезни. Старшего брата взяли на фронт, а они, две сестры, остались с отцом. Ее папа работал механиком на морском заводе, ремонтировал плавсредства. В блокаду он работал сутками и за это получал какую-то баланду и 250 граммов хлеба, а им, Нине и Клаве, как иждивенцам - по 150 граммов хлеба. Прабабушка вспоминает, что от тяжелой работы и голода их папа однажды упал без сознания. Его привели домой два солдата, после этого он тяжело заболел и работать не мог. Дома пролежал он три дня, дочери как могли ухаживали за ним, отдавали даже свой кусочек хлеба. Но этого было очень мало, чтобы поправиться и набраться сил. Вскоре его не стало.
Учительская Газета, 5 июля 2005 года в 12:00

Крошка хлеба

Моя бабушка Антонина Григорьевна Ульянова (в девичестве - Александрова) жила в деревне Ерлино Кораблинского района. Ей было 8 лет, когда в дом зашли учителя школы и сказали, что началась война. Что мог почувствовать ребенок в этот момент? Трудно представить. Приказывали закрывать, заклеивать окна, чтобы не было видно света, боялись вражеских самолетов: если увидят - начнут бомбить. Всех мужчин деревни забрали на фронт. Моего прадедушку тоже, а также двоюродного бабушкиного брата, которому всего-навсего было 17 лет. В семье осталось семеро: бабушка, дедушка, мать и четверо детей, одним из которых была моя бабушка.
Учительская Газета, 5 июля 2005 года в 12:00

Жир по карточкам

От голода спасала картошка

День 22 июня 1941 года в нашем городке выдался пасмурным. Во второй половине дня я шлепал босиком по лужам. Навстречу мне попался приятель и сообщил о нападении фашистов. Это известие я воспринял спокойно, вполне уверенный, что враг будет немедленно отброшен и разбит. Но вскоре благодушное настроение сменилось тревожным. Один за другим оставлялись Красной Армией города. Однако даже в самые трудные дни, когда враг был уже у стен Москвы, вера в победу не оставляла и детей, и взрослых. У нас в доме висел на стене большой черный репродуктор. Он хрипел, слова слышны были плохо. Но последние известия собирали возле него всю семью, и мы с напряженным вниманием слушали сообщения с фронта.
Учительская Газета, 5 июля 2005 года в 12:00

Свекольные чернила

Писать приходилось на деревянных дощечках

Все мое детство прошло в Пихтовке. В тихой глухой деревушке, окруженной лесом, на берегу Бухтормы. За год до войны, осенью сорокового, я подошла к окну конторы (мой дядя тогда работал бухгалтером). Он выглянул в раскрытое окно и спросил: - Что, Олюшка, в школу собираешься? Молодец! На вот тебе на тетрадки да на учебники. Из окна он протянул мне большую красную бумажку - тридцать рублей. На эти деньги, помимо меня, мама собрала в школу еще двух сестер и младшего брата.
Вера Суздальцева, 5 июля 2005 года в 12:00

Потопленная баржа

На воде удержало... платье

Войну я видела глазами ребенка. Отец ушел на фронт, мама осталась с тремя маленькими детьми и бабушкой в оккупированном немцами городке Северного Кавказа. Помню голод, холод, бомбежки.
быстрее ветра
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования      
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь на сайте.