Регистрация Авторизация:
В процессе...
Забыли пароль?

Опрос

Как часто вы читаете современную отечественную литературу?

Результаты

Текущий номер

Самая счастливая

История об историке, которая могла стать филологом и даже математиком или физиком

номер 03, от 21 января 2020

Читайте в следующем номере «Учительской газеты»

№3 от 20 января 2020 года

p"Стандарт сменить – не поле перейти" – неоконченная пьеса о разработке новых ФГОС общего образования от Сергея Кочережко, учителя года России-2015. По канонам жанра педагог назвал главных действующих лиц, описал события и в эпилоге суммировал все "за" и "против". Получилось очень увлекательно – браво, маэстро!

pНизкие зарплаты – главная боль учителей. Непосредственную ответственность за эту ситуацию несут власти. Но только ли они? Кирилл Карпенко рассуждает о том, как педагоги могут повлиять на соблюдение своих прав, приводит конкретные примеры и рассказывает о собственном опыте борьбы за справедливость. Поддержали ли его коллеги?

pРоссийские школьники умеют мыслить нестандартно и превращать мечты в реальность. Это они доказали на международном конкурсе детских инженерных команд "Кванториада"-2019. Абсолютные победители состязания получили по 1 миллиону рублей! О том, как проходила первая Кванторида в России, – большой репортаж Лоры Зуевой и Михаила Кузьминского.

pЛозунг Высшей школы экономики "Университет вне политики" стал ответом на громкие события, связанные с "московским делом", участником которых оказался студент НИУ ВШЭ Егор Жуков. Член-корреспондент РАО Игорь Смирнов предлагает посмотреть, как этот принцип работает на практике, снять с него налет популизма и поразмышлять над научной составляющей.

Архив статей выпуска

Нина Пижурина, 19 апреля 2005 года в 00:00

Дальний свет детства

От человека - к человечеству

Не понимаю, почему вновь и вновь возвращаюсь мыслями к этой книжке (Рудольф Борецкий. Качели. Непридуманная история военного детства. Москва, 2005, издательство ИКАР). Потому ли только, что, довольно давно зная лично ее автора, оказывается, понятия не имела, что он за человек. Рудольф Андреевич Борецкий. В бурной круговерти беспечного студенчества, когда частенько встречались мы в одной компании, воспринимался он мною как веселый заводила, милый, талантливый, но очень благополучный человек. Слишком благополучный для того, чтобы понять чужие горести. Воспитанная мамой и бабушкой - отца арестовали незадолго до моего рождения по самому крупному в Узбекистане политическому делу, - всю жизнь делила людей на счастливчиков, кому было кого назвать папой, и таких же, как я. Рудик Борецкий вырос в семье, где был папа. И до войны, и после. Может быть, потому и не ждала от его воспоминаний о детстве открытий, которые могли бы поразить, заставили думать, волноваться. А прочитала залпом все четыреста страниц и снова вернулась к первой.
быстрее ветра
  Rambler's Top100   Яндекс цитирования      
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь на сайте.