Председатель жюри, главный редактор журнала «Биология в школе» Людмила Реброва считает так: то, что в «пятнашку» не вошел ни один представитель их номинации, - свидетельство проведения неудачного эксперимента. Ну как можно было соединить вместе несоединяемое?! «Я убеждена, - говорит Людмила Васильевна, - что в номинации изначально должны были быть объединены биология, география и «Окружающий мир», но экономику никоим образом присоединять к ним нельзя». В результате того, что Реброва называет «экспериментом», получилось, что семерку разных педагогов-предметников оценивали пять разных специалистов, но объективно выставлять им оценки в таких условиях оказались готовы не все члены жюри. Конечно, к оцениванию методики подходы были почти одинаковыми, но та же Реброва на первое место поставила не биолога, а экономиста Волову, которая ей очень понравилась. У Ирины Петровны были и методическая грамотность, и лидерские качества, и напористость, и цельность, и целеустремленность, и юмор. Волова, по мнению биолога, сделала прекрасный самоанализ урока, но высоких баллов она не получила, потому что, видимо, должным образом ее не оценили члены жюри, специализирующиеся на преподавании экономики. Между тем, Ирина Петровна учит своих ребят в новодвинской школе еще и «Основам потребительской культуры», «Семейной экономике», существенно расширяя возможности преподавания и увеличивая интерес подростков к трудному, но такому важному и нужному предмету. «Это настоящий педагог, если бы она была биологом, меня ее работа вполне бы устроила, - восхищена Реброва, - вот таких учителей не хватает в наших школах». Их действительно не хватает, учителей такого уровня. Ведь Ирина Петровна работает не только в школе, она еще и старший преподаватель Новодвинского филиала Архангельского государственного технического университета, член городского комитета по разработке городских программ взаимодействия всех заинтересованных сторон в работе с проблемными детьми.

Понравилась Ребровой и учитель географии Наталья Екшибарова. Она продемонстрировала фундаментальное знание предмета, удачно выбрала тему урока, сыграв на патриотических чувствах гимназистов первой калининградской гимназии (темой урока стало географическое положение и история области), подобрала задание для своих учеников - разработать герб области. «Все получилось очень хорошо, но Наталья Александровна была несколько зажатой, видимо, в силу своего природного темперамента, она давала первый урок и волновалась сверх всякой меры. А в результате возникшего волнения не смогла показать себя должным образом, - говорит Реброва. - Вообще это издержки конкурса, которые всегда проявляются у конкурсантов в той или иной мере. Но могу сказать, что Екшибарова - сильный учитель».

К сожалению, некому в жюри было оценить Юлию Митькову. Она представила поистине уникальный опыт приобщения пятиклассников к научной деятельности в процессе преподавания предмета, который очень часто к особо серьезным не относят, хотя именно знания по «Окружающему миру» потом определяют успехи ребят в изучении химии, биологии, физики. Такого специалиста, который понял бы должным образом представленный опыт, не оказалось. Члены жюри углубились совсем в другое: если-де внедрять в учебный процесс предлагаемое Юлией Игоревной, то как поступать с базисным учебным планом, как на такие изменения посмотрят методисты, как они отнесутся к таким новшествам. Да какая, в сущности, разница, одобрят методисты инновационный подход молодой учительницы к преподаваемому предмету или не одобрят. Конечно, и позиция методиста очень важна, но вот если бы педагоги на каждом шагу оглядывались на них, то вряд ли у них рождались бы творческие инновационные уроки. А ведь не случайно Юлия Митькова работает в знаменитой 33-й городской смоленской школе, ученики которой стабильно показывают самые высокие результаты в олимпиадах и на единых госэкзаменах, не случайно ее пригласили на учебу в аспирантуру Смоленского государственного педагогического университета. Случайным оказалось то, что жюри не смогло оценить ее работу должным образом, а это просто обидно. Жюри не понравилась концепция, поскольку вдруг решило, что это фрагмент диссертации. Но когда, в какие времена научная работа учителя могла снизить его баллы на конкурсе?! В других номинациях, где было много аспирантов, соискателей и кандидатов наук, это становилось плюсом, в номинации «Биология...» - почему-то стало существенным минусом, хотя Юлия Митькова потом очень хорошо работала на уроке с ребятами, увлекла их предметом, вовлекая в практическую учебную деятельность всех без исключения. Кстати, наверное, по той же причине не получила высоких баллов и кандидат биологии Елена Степовая, хотя официально, по мнению Ребровой, Елене Александровне нужно было давать урок не по общей биологии, а по анатомии, в которой она наиболее сильна. «В Калининграде уже нельзя было ничего изменить, - говорит Людмила Васильевна, - но, заказывая тему и находясь еще в своем регионе, она имела право выбора. Могла, кстати, выбрать любую тему, которая позволила бы проявить себя с наилучшей стороны, но почему-то этого не произошло». У Степовой тоже была проблема с классом: она работает по учебнику Пасечника, а в калининградской гимназии № 1 - по учебнику Захарова. Учитель привык к одному изложению материала, а ученики - к другому. Так что отличный педагог стал жертвой вариативности в выборе учебников, она не могла продемонстрировать свои сильные качества в силу обстоятельств.

Сразу обращает внимание то, что восхищается председатель жюри теми предметниками, к которым она по роду деятельности особого отношения вне рамок конкурса не имеет. А вот близкие Людмиле Васильевне биологи ее сильно огорчили. «В прошлом году в конкурсе не было ни одного биолога, которого можно было бы достойно командировать в «пятнашку», - вздыхает Людмила Васильевна. - В этом году я тоже не рискнула этого сделать, потому что не увидела никого из трех биологов, кто бы смог хорошо выступить в мастер-классе, на высоком уровне прочитать лекцию, интересно участвовать в «Педагогическом ринге». Ведь в этом году мы выбирали не просто предметника, а личность». Своей позиции Реброва не скрывала на протяжении всей работы номинационного жюри. По этому показателю явно не проходил Анатолий Смирнов, урок которого «Морфология побега» показался Людмиле Васильевне неинтересным, даже слабоватым, не содержащим никакой новизны. «Он, бесспорно, любит детей, экологию, окружающий мир, все эти качества у него есть, но урок весьма неудачен, поскольку опыта у Анатолия Витальевича явно маловато», - делает вывод председатель жюри. Но вот другая крайность - большой стаж работы не дал возможности добиться успеха на конкурсе и Любови Шумовой. Члены жюри, конечно, отметили, что Любовь Петровна - педагог с особым, редким подходом к детям (сказывается, видимо, специфика ее работы с обездоленными ребятами), но огорчились тому, что опыт своей работы Шумова представила не очень четко. Тут сыграло свою роль и волнение, и то, что приходилось педагогу конкурировать с молоденькими коллегами. Любовь Петровна замахнулась на уроке на выполнение учениками исследовательского задания, дала его ребятам, но потом так и не вернулась к этому заданию, чтобы оценить, как же ученики его выполнили. Исследование, между тем, могло стать ярким фрагментом урока, достижением учителя, но этого не получилось. Вот здесь в который раз возникает вопрос о том, можно ли так же оценивать учителей, которые работают в обычных школах и в школах с трудными детьми. Любовь Петровна работает не в гимназии и не с одаренными детьми, а с теми, кто по статистике чаще всего попадает на скамью подсудимых. Каждый день, входя в класс, Любовь Шумова строит тот хрупкий мостик, который ведет ее учеников не в тюрьму, а в науку, в творчество, к выбору профессии, к счастливой и успешной жизни. Уже по одному этому признаку Шумова должна была бы быть отмечена на конкурсе особо, но тут не делают никаких различий между учителями, не берут в расчет условия работы и контингент учащихся. А, наверное, надо было бы это делать...

Биология все же была главным предметом для номинации. Поэтому очень важно, какие же тенденции в преподавании предмета выявились в ходе конкурса. Самое печальное, что на уроках не оказалось явной новизны в методическом подходе учителей биологии к своей работе, к построению урока, к изложению материала, практически не было показано никаких новых технологий. Для Ребровой, по ее признанию, это было очень больно и обидно, потому что, скажем, она сама старается так строить публикации в своем журнале, чтобы познакомить учителя со всевозможными методическими новинками.

Что же нужно сделать в будущем, чтобы «встряхнуть» биологию, сделать так, чтобы учителя-биологи показали себя на конкурсе «Учитель года» с лучшей стороны, ведь, как правило, есть у них и новые технологии, и методические находки? По мнению Людмилы Васильевны, нужно прежде всего готовить учителей биологии, которые едут на конкурс. Ведь его нюансы остаются для многих неизвестными: никто не говорит педагогам, как придется давать урок, как нужно выступать на сцене и так далее. Очень часто учителя в регионах побеждают, используя старый опыт и личную привлекательность, обаяние, эмоциональность. За рамками остается то, что они подчас не читают «Учительскую газету», методические журналы, не знают адаптивные технологии, активные формы обучения, проектные методы в учебной деятельности, а ведь все это и в газете, и в журналах можно найти, если есть на то желание. Победителем на конкурсе может стать только тот, кто постоянно работает над собой, жадно впитывает инновации, трансформирует их через собственный опыт работы, создает некий учебный продукт.

Нужен ли конкурс для повышения мастерства педагогов, если они уже стали победителями и могут почивать на лаврах региональных побед? Нужен, потому что осмысление собственного опыта, работа над допущенными на конкурсных уроках ошибками и недочетами идут уже после возвращения конкурсантов домой. Практически никто из тех, кто участвовал во Всероссийских конкурсах, потом не останавливается в своем профессиональном росте.