Читала я письмо Ольги Александровны из поселка Семибратово Ярославской области и думала: «Жаль, что не придумали для педагогов награды за верность одной школе». Право, стоило бы присваивать ее тем, кто на одном месте из года в год «сеет разумное, доброе, вечное». Думаю, решающими голосами при определении кандидатов на награждение такой медалью должны обладать выпускники школ. Кому как не им знать, какой след оставил в судьбе каждого из них тот или иной учитель. Награда от учеников дорогого стоит. Не удивительно, что хранят многие учителя-ветераны в своих домашних архивах пожелтевшие открытки, письма, телеграммы от своих учеников. Хранят, как самые дорогие награды.

Вот и Ольга Александровна Фляум, судя по всему, не обделена благодарностью выпускников, ее помнят, ценят.

К 30-летнему юбилею школьный коллектив ходатайствовал о награждении своей коллеги Почетной грамотой Министерства образования и науки.

Но, увы! Получила к юбилею Ольга Александровна не министерскую награду из Москвы, а грамоту из района. А с нею премию - триста рублей (по десять рублей за каждый отработанный год). Получила и расплакалась от обиды.

«Никогда не писала в газету, не думала, что придется. Простите за такое письмо. Слезы застилают глаза, а обида - разум». Такими строчками завершалось послание из поселка Семибратово Ростовского района Ярославской области. Несколько раз я и мои коллеги бывали на Ярославщине и, как правило, по хорошему поводу, чтобы осветить передовой опыт, инновации в области образования. А вот как быть с обидою одного конкретного педагога? Стоит ли тревожить по этому поводу начальника управления образования? Колебалась я. И все-таки решилась. Не давали покоя последние строки письма сельской учительницы.

- Ну что вы? Учителей мы не обижаем, - охладила мой пыл Александра Николаевна Скворцова, начальник управления образования. Выяснилось, что автора письма Ольгу Александровну Фляум в районе знают, уважают. Но решение о той или иной награде принимается независимой комиссией. И всех кандидатов «просеивают» тщательно через множество критериев.

- Не прошла кандидатура Ольги Александровны на награждение министерской грамотой. Что тут поделаешь? - сетует Александра Николаевна. - Понять ее обиду можно. Одно время и моя кандидатура не прошла. Хотели дать заслуженного учителя мне, не хватило стажа, было 12 лет работы в школе вместо положенных семнадцати. Не получила звания.

- Переживали? - интересуюсь я.

- Было такое...

Из дальнейшего разговора выясняется, что определенная разнарядка на награды все-таки существует. К примеру, Ростовскому району (или, как он называется по-новому, муниципальному образованию) выделяют 5-6 министерских грамот в год.

А что касается премии в триста рублей, то ее размер зависит от ранга награды. К той грамоте, что получила Ольга Александровна Фляум, больше не полагается.

Все ясно и понятно. Но как быть с обидой учительницы, такой естественной после несбывшихся надежд? Можно ли было предотвратить ее? Думаю, что да. Ведь за письмо Ольга Александровна Фляум села после звонка в районный центр. В отделе кадров ее попросту не поняли и отчитали. Тогда учительница вывела на тетрадном листке: «Простите за такое письмо...»