Правильно, это Россия. В этой области филателии «мы впереди планеты всей». В издательско-торговом центре «Марка» вышло уже 2 серии, посвященные выдающимся разведчикам.

Инициатором издания необычных почтовых миниатюр стал Павел Громушкин, художник-любитель, 40 лет прослуживший в службе внешней разведке (СВР). На почтовых миниатюрах его друзья и соратники от легендарного Николая Кузнецова до Рудольфа Абеля. С Павлом Громушкиным беседует наш корреспондент.

- Павел Григорьевич, как складывалась ваша судьба?

- С 1938 по 1979 год я служил во внешней разведке, начиная с младшего оперуполномоченного и до начальника ведущего подразделения. Конечно же, за этот период судьба сводила меня со многими выдающимися людьми нашей профессии, которых мне приходилось готовить к работе за границей.

- Доводилось ли вам самому бывать за рубежом по роду профессиональной деятельности разведчика?

- Первой страной, где довелось работать, была Болгария. В январе 1941 года вместе с женой мы уже были в Софии, где находился ценный источник информации, через который мы получали сведения о планах гитлеровской коалиции. Потом были США, страны Южной Америки, Европы, Скандинавии, Восточной Европы.

-С кем из разведчиков-нелегалов, естественно, ныне рассекреченных, доводилось вам работать?

- Со многими, в том числе и с теми, о которых сейчас уже возможно говорить. В 1942 году, после контрнаступления под Москвой, в трофейных архивах разгромленной немецкой части мы подобрали документы для Николая Кузнецова. Он сам участвовал в этом, остановился на личном деле Пауля Зиберта. И не ошибся. Удалось добиться поразительного внешнего и внутреннего сходства с погибшим «арийцем». Очень мы дружили с Рудольфом Абелем, он же Вальтер Фишер, работали вместе с Конаном Молодым и многими другими.

- С молодых лет вы увлекались живописью. Как удавалось совмещать рисование с профессиональной деятельностью разведчика?

- Когда в 1938 году меня пригласили в разведку, я крепко задумался. Рисование для меня было делом очень серьезным. Но, выбрав все же разведку, я сохранил привязанность к изобразительному искусству на всю жизнь. В профессиональном плане это хобби мне очень помогало, развивая зрительную память, глазомер, умение наблюдать и видеть. Кстати, Рудольф Абель тоже был прекрасным рисовальщиком. Альбом с его рисунками и пояснениями к ним на двух языках помог выпустить мэр Москвы Юрий Лужков.

Я рисовал портреты друзей, сослуживцев, природу, исторических личностей. Вместе с Абелем мы мечтали о создании альбома портретов чекистов-разведчиков. Но после его отъезда идея угасла. Впервые мы смогли выставить свои работы в клубе Дзержинского. Затем в 1970 году состоялась крупная выставка в Центральном доме работников искусства (ЦДРИ). Вместе с работами Абеля, Зайцева, Чуканова, других художников-любителей висели и мои рисунки.

Представьте себе, что героев наших полотен, да и самих авторов, никто не знал. Впервые в истории страны, да и, пожалуй, мира, бойцы невидимого фронта были представлены в цвете, красках и карандаше. В течение двух недель шел разговор о них самих, их судьбах и делах в газетах и на радио, по телевидению. За серию портретов разведчиков 23 декабря 1987 года мне присвоили звание «Заслуженный работник культуры РФ». Некоторые портреты вместе с космонавтами побывали на борту орбитальной станции «Мир». Сейчас в издательстве «Добросвет - 2000» вышла новая, необычная книга. В ней портреты и короткие рассказы о друзьях и коллегах, с которыми свела судьба за 40 лет.

- А как появилась идея выпустить почтовые марки, посвященные героям-разведчикам?

- За разрешением о создании такой серии пришлось лично обращаться к начальнику СВР Трубникову. А он, после того как мы сумели его убедить, направил письмо на имя министра связи. Это дало возможность начать совместную работу с издательско-торговым центром «Марка», с художником Борисом Илюхиным, которому было поручено создание эскизов этой серии. Мы подружились. Я старался помочь ему в сборе документального материала, показывал и свои графические работы. Думаю, помогли ему пояснения и рассказы о легендарных людях советской разведки: Абеле, Молодом, Леонтине и Моррисе Коэн, Филби, Кудре, Яцкове, Ваупшасове и Квасникове.

Рассказывает художник-марочник Борис Илюхин: «Для создания серии миниатюр о разведчиках мне просто необходимы были опыт и участие Павла Громушкина. Это кадровый разведчик с хорошим, как говорят художники, глазом профессионального рисовальщика. Его коммуникабельность, связи с людьми в ФСБ, СВР и правительстве мне очень помогли. Скажу откровенно, они поменяли мое отношение к «рыцарям плаща и кинжала», позволили взглянуть на моих героев другими глазами. Они мне стали интересны в моей профессиональной сфере. А ведь что интересно. Ни одно государство в мире не заявило о своих разведчиках так открыто. Когда появилась первая серия из 5 марок, моя знакомая принесла и показала мне телетайпную ленту, на которой было напечатано: «Русские сошли с ума!» И перечень разведчиков-нелегалов, изображенных на наших почтовых миниатюрах. Мы произвели сенсацию в филателистическом мире, в умах политиков и простых граждан».

- Павел Григорьевич, есть ли у вас намерение продолжить работу по выпуску марок о разведчиках?

- Я об этом мечтаю. Потихоньку собираю материал о Зарубине, Быстролетове, Дойче и Ахмедове. О каждом из них можно писать книги. Они, кстати, хорошо известны за рубежом. К примеру, Ахмедов был резидентом советской разведки в США и Китае, знал в совершенстве несколько языков. Его жена была племянницей Брауна, одного из руководителей Компартии США. И другие, поверьте мне, достойны памяти и уважения. Я рад, что смог привлечь внимание наших соотечественников к подвигу своих коллег, работников такой незаметной и нужной профессии, судьбы которых складывались порой трагически.