Подразделение было укомплектовано подлинными энтузиастами своего дела. Офицеры ловили каждую новость об успехах авиации, живо обсуждали развитие воздушных машин. В 1909-м открывается Севастопольский аэроклуб. Его руководство обращается к начальнику службы связи Черноморского флота капитану 2 ранга В.Н. Кедрину с предложением инициировать покупку самолета для флота. Офицер поддерживает энтузиастов и выходит на командующего флотом. В том же 1909-м во Францию, где появились первые работоспособные самолеты и авиационные школы, командируется начальник Севастопольского воздухоплавательного парка лейтенант Станислав Дорожинский. Задача - приобрести аэроплан для флота.

Она оказалась из непростых. Авиапромышленность во Франции только становилась на ноги и представляла собой несколько полукустарных мастерских. Те имели полный портфель заказов для французской армии. И все же Дорожинский договаривается о строительстве самолета с фирмой «Антуанетт», чьи машины к тому времени удостоились почетных призов за высокие летные качества на авиационных состязаниях. За 12 тысяч рублей компания соглашается изготовить аэроплан для Российского флота и обучить одного человека искусству управления им в воздухе. Дорожинский остается на предприятии для наблюдения за изготовлением самолета и обучения летному делу, поступает в авиашколу Анри Фармана, блестяще выдерживает выпускные экзамены, ему вручается диплом № 125 пилота-авиатора. Он становится первым флотским офицером России, получившим такое звание, и первым в мире морским офицером, ставшим профессиональным летчиком. Одновременно завершается строительство «Антуанетта» - самолета конструкции одного из пионеров авиации Л. Левавассера.

Прибыв в Севастополь, куда в двадцатых числах июля 1910 г. доставляется и «Антуанетт», Дорожинский 29 сентября (16 по старому стилю) 1910 г. совершает первый в российском Военно-Морском Флоте авиационный полет. С него и начинается отсчет истории Российской морской авиации.

В сентябре 1910-го происходит событие, заметно ускорившее внедрение авиации на флоте, - Всероссийский праздник воздухоплавания. Он подхлестывает и лейтенанта Дорожинского. 28 сентября офицер совершает первый полет с пассажиром. 22 ноября поднимается на высоту 150 метров при ветре силой шесть баллов и держится в воздухе 12 минут. На следующий день Дорожинский совершает полет над Севастополем продолжительностью 23 минуты, за что товарищи вручают ему специальный памятный золотой жетон.

Полеты Дорожинского способствуют пробуждению интереса к авиации среди руководителей российского ВМФ. 11 декабря 1910-го с Дорожинским в качестве пассажира в воздух поднимается командир порта и начальник севастопольского гарнизона вице-адмирал И.Ф. Бострем, позже свидетелем одного из его полетов становится морской министр И.К. Григорович. И еще одно событие оказывает значительное влияние на умы адмиралов. 11 ноября 1910 г. в Севастополе открывается офицерская школа Отдела воздушного флота (ОВФ), председателем совета которой становится начальник службы связи Черноморского флота капитан 2 ранга В.Н. Кедрин. В течение полугода он исполняет и обязанности начальника школы, что позволяет ему изучить проблемы и возможности зарождающейся авиации. В школу слушателем поступает и лейтенант Дорожинский.

8 апреля 1911 г. В.Н. Кедрин подает рапорт командующему Черноморским флотом с предложением сформировать в службе связи авиационное отделение для ведения морской разведки «вне видимости береговых наблюдательных постов». Он излагает положение о команде военно-морских летчиков и называет примерную сумму, необходимую на содержание двух отделений. Рапорт с ходатайством адмирала В.С. Сарнавского направляется в морской Генеральный штаб. Там его рассматривает начальник штаба вице-адмирал А.А. Эбергард, который представляет 19 апреля доклад морскому министру. В нем адмирал указывал, что уровень развития авиационной техники позволяет применять самолеты для воздушной разведки, а потому необходимо начать ее организацию на Черном море, где имеется воздухоплавательный парк и достаточно подготовленный для выполнения этой задачи личный состав. Вице-адмирал Эбергард предлагает сформировать на Черноморском флоте подразделение летчиков из двух отделений по три самолета в каждом. Морской министр вице-адмирал И.К. Григорович, всего лишь два месяца назад назначенный на должность, охотно поддерживает предложения, способствующие усилению боевой мощи флота. Для реализации проекта выделяется 128 тысяч рублей. Уже через десять дней на флот поступают еще два «Антуанетта».

Поднимаясь с Куликова поля, летчик ловит себя на мысли, что с водной поверхности взлетать проще. Летом 1911-го офицер с разрешения капитана 2 ранга Кедрина приступает к постановке самолета на поплавки. Опыты показали непригодность взлета с воды «Антуанетта». Обескураженные их результатами Дорожинский и Кедрин ищут возможность ознакомиться с полетами с воды за рубежом, едут во Францию и заказывают для своего парка гидроплан системы «Вуазен-Канар». Дорожинский вновь остается в качестве наблюдателя за постройкой машины и обучается летать на ней. Таким образом, он становится не только первым летчиком ВМФ России, но и первым российским пилотом, научившимся взлетать с водной поверхности, освоившим гидросамолет. 26 октября 1911-го в числе первых восьми выпускников Севастопольской военной авиационной школы он получает официальное звание военного летчика.

В России первый полет на гидросамолете «Вуазен-Канар» совершил штабс-капитан И.И. Стаховский 11 мая 1912 г. А лейтенант Дорожинский летом того же года стал летчиком первого авиаотряда, сформированного в Российском флоте.

В заключение несколько слов о происхождении и судьбе первого пилота морской авиации России. Дорожинский родился в Севастополе в старинной дворянской семье. Учился в Царском селе, затем в Морском корпусе. В 1901 г. был выпущен мичманом и направлен для службы на Черноморский флот. В 1918-м, когда Россия разломилась надвое, он с женой и дочерьми эмигрировал. Обосновался во Франции, близ границы с Испанией, приобрел участок дешевой земли в Пиренейских горах. Начал заниматься фермерством, окончил сельскохозяйственный колледж, освоил медицину. Во время немецкой оккупации укрывал тех, кто спасался от гестапо. Не дожил всего несколько месяцев до исторического полета Гагарина.