Франция с начала ХIХ в. одну за другой захватывала страны Европы. Император французов Наполеон Бонапарт, стремившийся к мировому господству, заявил: «Через пять лет я буду господином мира; остается одна Россия, но я раздавлю ее».

Современники назвали вторжение армии Наполеона в Россию «грозой двенадцатого года». Для народов России эта война стала Отечественной. В годину тяжких испытаний с новой силой проявились их патриотизм и высокие волевые качества, на весь мир прогремела ратная слава М.И. Кутузова, П.И. Багратиона, Н.Н. Раевского, других героев Отечественной войны 1812 г., защитивших свободу и независимость нашей Родины.

Вечером 11(23) июня 1812 г. французская армия начала форсирование пограничной реки Неман. Она насчитывала 640 тыс. человек и 1372 орудия. Собственно французы составляли в ней только половину личного состава. Остальные - австрийцы, пруссаки, поляки, саксонцы, португальцы, баварцы, итальянцы, швейцарцы. Это было нашествие на Россию «двунадесяти языков».

Рассчитывая на быструю победу над русской армией, Наполеон стремился разгромить ее в одном-двух генеральных сражениях, овладеть Москвой и тем самым принудить императора Александра I и правительство России к капитуляции.

Россия готовилась к войне: срочно возводились укрепления, создавались запасы продовольствия, войска подтягивались к западным границам и располагались в трех группировках.

Военный министр России генерал М.Б. Барклай-де-Толли командовал 1-й Западной армией (110-127 тыс. человек при 588 орудиях). 2-ю Западную армию возглавил один из лучших суворовских учеников генерал П.И. Багратион (45-48 тыс. человек, 216 орудий). Обе армии прикрывали направления на Санкт-Петербург и Москву. Войсками 3-й Западной армии (43-46 тыс. человек при 168 орудиях) руководил генерал А.П. Тормасов. Она стояла в районе Луцка и прикрывала киевское направление.

Наполеон наступал быстро и решительно, рассекая русские войска. Под натиском превосходящих сил французов 1-я и 2-я Западные армии отступали в глубь страны, что вызывало неоднозначную реакцию в обществе и войсках. Командующие стремились сохранить армии, надеясь вскоре соединиться.

Русские отступали, ведя упорные арьергардные бои. Поэтому продвижение французской армии не было столь стремительным, как это планировал Наполеон. Кроме того, в тылу французов разгоралось пламя партизанской войны. Только за два месяца «Великая армия» уменьшилась почти на 100 тыс. человек погибшими, ранеными, больными и дезертировавшими. А вся борьба была еще впереди.

В конце июля обе русские армии соединились в Смоленске, избежав разгрома поодиночке. Войска горели одним желанием - драться. Под Смоленском 4 - 6 (16-18) августа разыгралось одно из крупнейших сражений Отечественной войны 1812 г.

В городе стойко держался корпус Раевского с местными ополченцами. Смоленск горел, превратившись в «пылающий ад». Главным героем обороны стал русский солдат. Офицеры, по их собственному признанию, были «не в силах удержать порыва» солдат, которые бросались в штыки «без всякой команды». В предместье Смоленска французы прорвались на русскую батарею. Унтер-офицер Новоингерманландского полка Иван Филатов с рядовыми Семеном Степановым, двумя Василиями - Ивановым и Алексеевым, бросились на врага, штыками очистив от них батарею. Рядом оказался окруженный врагами прапорщик Павленко. На помощь командиру, пришли унтер-офицеры Иван Максимов и Андриан Дугин, заставившие отступить дюжих французских пехотинцев.

Два дня и две ночи держался Смоленск. Но русских сил оказалось недостаточно, чтобы остановить французов. Сохраняя армию для новых сражений, Барклай-де-Толли вновь приказал отступить. Наполеон был взбешен. Русские опять ускользнули, навязать русской армии генеральное сражение в невыгодных для нее условиях не удалось.

Несмотря на отчаянное сопротивление русских, враг за два месяца захватил огромную территорию России. Этому способствовало и то, что в русской армии не было главнокомандующего, а между Багратионом и Барклаем-де-Толли отношения обострились до крайности. Встал вопрос: кого назначить главнокомандующим? Выбор пал на генерала от инфантерии князя Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова, героя Измаила, ближайшего сподвижника и ученика Суворова.

Назначение его главнокомандующим было общим желанием народа и армии. В войсках ходила даже поговорка: «Вот придет Кутузов бить французов».

17(29) августа М.И. Кутузов прибыл в действующую армию, через 2 дня он получил звание генерал-фельдмаршала. До Москвы оставалось немногим больше 100 км. Сдать без боя древнюю столицу - сердце России - Кутузов не мог. Армия остановилась и повернулась лицом к врагу. Безвестному селу Бородино суждено было засиять ярчайшей звездой в славе отечественного оружия.

Кутузов решил, опираясь на заранее избранную для обороны и подготовленную в инженерном отношении позицию, нанести французской армии возможно большие потери, изменить соотношение сил в свою пользу и в дальнейшем перейти в контрнаступление и разгромить неприятеля.

Главные силы русской армии прикрывали московское направление. Там были устроены полевые укрепления - Багратионовы флеши и батарея Раевского. На этом небольшом участке шириной в 2,5 км Наполеон сосредоточил основную массу французской армии - 86 тыс. человек. 26 августа (7 сентября) 1812 г. с 5 часов утра до 18 часов развернулось ожесточенное сражение.

Первый удар был нанесен в центре у села Бородино. Французы стремительно атаковали лейб-гвардии Егерский полк. За 15 минут егеря потеряли половину солдат и 30 офицеров. Но и вырвавшийся вперед полк французов смела контратака русской пехоты. В самом начале боя молодой егерь 9-й роты, бросившись вперед, вырвал шпагу у французского офицера и за ворот притащил его на позицию. За этот подвиг Кутузов наградил его Георгиевским крестом, первым за Бородинское сражение.

Тем временем главные силы французской армии под прикрытием огня сотни орудий атаковали Багратионовы флеши. Корпуса Нея, Даву, Мюрата 8 раз бросались на русские позиции. Сражение кипело как в котле. Дым, разрывы ядер, лязг оружия, вопли и стоны умирающих - все смешалось. «...Мы сошлись и стали колоться. Колемся час, колемся два... устали, руки опустились! И мы, и французы друг друга не трогаем, ходим, как бараны! Которая-нибудь сторона отдохнет и ну опять колоться. Колемся, колемся, колемся... Часа, почитай, три на одном месте кололись», - вспоминал старый солдат.

По полуразрушенным укреплениям вели огонь 400 орудий. В одной из контратак был смертельно ранен генерал П.И. Багратион.

Ценой огромных потерь, устилая землю телами, французы все же овладели флешами. Но дальше они пройти не смогли. Конницу Мюрата встретили полки русской гвардейской пехоты. На ощетинившееся штыками каре Измайловского полка мчался один из кавалерийских полков. Фельдфебель Георгий Лихнов вышел из-под защиты сомкнутых штыков, тщательно прицелился и первой пулей сразил вырвавшегося вперед французского полковника. Конники на минуту смешались, и дружный залп гвардейцев повернул их вспять. Батальон соседнего Литовского полка штыковым ударом отбросил французских кирасир.

В центре на батарее Раевского с самого утра не смолкала канонада. Первую атаку отбили картечью. Новый приступ! Французы прорвались к орудиям. Храбро сражался бомбардир Афанасьев, отбиваясь банником от наседавших врагов. Русские артиллеристы стреляли до последней минуты. Могли отступить, но удерживали позицию, пока не были переколоты у своих орудий. Генерал А.П. Ермолов возглавил контратаку. Рубились саблями, стреляли в упор, дрались штыками, банниками, прикладами, кулаками. Дело доходило и до зубов. Но батарею вернули, захватив в плен раненого командира французской бригады Ш.О. Бонами, назвавшегося Мюратом из-за страха, что разъяренные русские не пощадят простого генерала.

Чтобы завершить прорыв русской позиции, Наполеон бросил на защитников батареи Раевского 35-тысячный отряд, который был поддержан огнем около 300 орудий. К 16 часам после третьей атаки французам удалось овладеть высотой, на которой стояла батарея. Но прорваться дальше они не смогли. Кавалергарды и конногвардейцы - цвет русской кавалерии - стремительной контратакой остановили врага.

В разгар боя Кутузов, чтобы охладить наступательный пыл армии Наполеона, принял смелое решение: направить кавалерийские корпуса М.И. Платова и Ф.П Уварова в обход левого фланга врага. Французы вынуждены были прекратить атаки, чтобы отразить контрудар русской конницы. За это время Кутузов перегруппировал свои силы, укрепив центр армии. К 18 часам русская армия по-прежнему прочно стояла на бородинских позициях. Наполеон не решился бросить в сражение свой последний резерв - гвардию. Убедившись в бесплодности атак, французы оставили занятые укрепления русских и отошли на исходные рубежи.

Наполеон потерял убитыми и ранеными более 50 тыс. человек, его кавалерия уменьшилась наполовину. Потери русской армии составили почти 44 тыс. человек. Наполеон впоследствии писал: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое дал я под Москвою. Французы в нем показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми». Кутузов же сообщил в донесении в Санкт-Петербург: «Войска сражались с неимоверной храбростью: батареи переходили из рук в руки, и закончилось тем, что неприятель не выиграл ни на шаг земли с превосходными силами своими».