При этом мне вспомнилось собственное детство и детство моей подруги Назиры. После смерти своей матери она осталась круглой сиротой. А когда умерла моя, я осталась с отцом, который пил и женился через каждые три месяца. Семьей Назиры и моей стали наши одноклассники, потом друзья в институте, взрослые, с которыми подружились во время подрабатывания в свободное от учебы время. И, конечно, наши родные учителя.

Наши матери были очень больные женщины, но продолжали заниматься тяжелым трудом, работали на ферме доярками. Умерли, не дожив до пятидесяти лет.

Больно и обидно, что мы росли без них. Успокаиваем себя лишь тем, что им не стыдно было бы за то, как мы живем. У обеих семьи, дети. У Назиры дочь Зоя, в честь своей мамы назвала она ее. У меня растут два сына и дочка. В наше сегодняшнее время мы не смогли бы выжить. А тогда люди протягивали нам руку помощи, выручали, сочувствовали. Мы не чувствовали себя чужими, одинокими, заброшенными.

К сожалению, сегодня люди стали равнодушнее, черствее. Сейчас я боюсь за своих детей. За своих учеников. Люди перестали элементарно помогать друг другу, сопереживать.

Недавно в хозяйстве одного нашего учителя произошел пожар. Правда, соседи все же пришли, помогли тушить его. Но когда зашла речь о том, чтобы собрать какую-то сумму денег, каждый из односельчан нашел какую-то отговорку. Их не упрекнешь. Это их право. И все же раньше подобного я не наблюдала. Даже довольно бедные старались внести свою небольшую лепту.

Мне казалось, что сложившийся уклад, традиции, нравственные устои в деревне стабильнее, нежели в городе. К сожалению, ошиблась. Казалось, что села не коснутся алкоголизм, наркомания, проституция. У нас ведь все на виду, потому можно всем миром исправить ошибки отдельных подростков, молодых парней и девушек. Но тщетно. Школе одной не справиться с пороками, которые становятся все более массовыми в молодежной среде. Многие соседи теперь живут по принципу «моя хата с краю». Что с нами, люди, происходит? Бегут дети из семей, даже из вполне нормальных, мальчик глотает таблетки, таким образом пытаясь остановить пьянство отца, несовершеннолетняя девушка вот уже в который раз выходит замуж.

У Януша Корчака есть молитва воспитателя. Там есть такие строки: «Боже, прими от нас, взрослых, терпение и труд. Печаль. Благослови наших детей на правильный путь». Я тоже прошу от себя и от своих коллег для детей: пусть будет их путь нелегкий, но правильный.

Кажется, что сегодня доброта спряталась в душе. Душа прячется за решеткой. За решеткой на балконах. За решеткой на окнах. За решеткой заборов. За широкими спинами телохранителей. Решетка победила нас?

Анна ШАХОВА, учитель, Оренбургская область