Ольга СТАРОСТИНА

Москва

* * *

Вечность играет в указах тирана,

Ищет историк и пишет контора,

Только дыхание благоуханно

Жизни, растущей из тлена и сора.

Все, что содеяли Петр

или Грозный

(Эких потомки их дров

наломали!) -

Это неважно, хотя и серьезно,

Все это, видите, только детали,

Важные речи, приличные тризне,

Все их походы, прожекты,

интриги -

Все это - смерти к единственной

Жизни,

Все - комментарий к единственной

Книге.

Маме

Взойдет трава - былинка станет

былью,

А там, в круговороте непогод,

Глядишь - чтоб не калечился

народ,

Присыпят лед оранжевою пылью.

Оран-оран-оранжевые люди,

Оранжевое небо и судьба,

Мы жили здесь, как будто вечно

будем,

За кисеею колющего льда,

За сонной тишиною, за порошей,

В лучах зеленой утренней звезды,

Где будущее не грустит о прошлом

И снег уходит в черные пруды.

Ольга ЛОГАЧЕВА

Новокузнецк,

Кемеровская область

* * *

Ночь и звезды. Лунный свет.

Тихо в доме. Мамы нет.

Мамы нет давным-давно,

Льется ночь через окно.

Я не сплю. Мне не до сна.

У окна стою одна.

Льется тихо лунный свет.

Грустно в доме - мамы нет.

Вячеслав ГОРЯЧЕВ

п. Тулинский,

Новосибирская область

* * *

О школе так много написано

строк -

Легко ли добраться до главной?

И я, хоть не мал мой учительский

срок,

Все тайны ученья познал ли?

Рубиновый свет от рябин

в сентябре

И солнечно - радостный в мае

Весь путь озаряют в ребячьей

поре,

Вставать на крыло призывая.

Волшебная магия - мел и доска -

И светлые, робкие буквы

Впервые несмело выводит рука -

И это - начало науки.

А Пушкин с портрета напомнит

с утра

Про сказки свои золотые:

Они у поэта стекали с пера

С большою любовью к России.

И, если затронет хоть часть той

любви

Совсем молодые сердечки,

То что-то со временем может

уйти -

Но это в них будет навечно.

Не там ли видна и учения цель,

Чтоб Родина в душу запала,

Рябины ее и ручьи, и метель,

И все, что ее создавало?..

Шагают по школе, научно дыша,

Законы и Ома, и Ленца...

И бьется, и жить, и влюбляться

спеша,

В ней чистое, юное сердце!

* * *

Где вы теперь, мои учителя?

Быстрей, чем глобус, вертится Земля,

Который я в моем родном селе

Крутил когда-то в школе на столе.

Быть может, поздно

(жаль мне, если - так)

Я вас прошу - и это не пустяк,

Простить меня за все, в чем виноват

И заодно соклассников - ребят.

Я потому свел просьбу на потом,

Что все ж неважным слыл учеником,

И стало мне понятно лишь сейчас,

Что был других не хуже я для вас.

Не может быть плохих учителей:

Такая жизнь, что им непросто в ней,

И признаю я с горечью в груди,

Что с той бедой Россия «впереди».

Но я отвлекся. Речь моя о том,

Что никогда не надо на потом

Откладывать о добром говорить -

Учителей своих благодарить!

Цыпленок

Утро. Тишина. Иду на хоздвор. Здесь шумно. Все просят есть. Управившись, останавливаюсь в изумлении. Навстречу мне вышагивает Курица с единственным Цыпленком, которого вывела тайком от всех. «Непутевая, все давно своих детей вырастили, а эта вздумала под осень заняться потомством», - думаю я. Возмущение мое не знает границ. Но Цыпленок в чем виноват? Я кормлю его, и он уже мне нравится. Красивый, рыжий с черными пятнами.

...Ветер, по утрам холодно. «Чик - чик», - повторяет Цыпленок и жмется к матери. «Непутевая» Курица, довольная, прячет дитя под крыло. Он сразу же замолкает. «Мир так добр», - наверное, думает Цыпленок. И мать, пушистая и важная, и яркое солнце радуют его.

Вдруг он вылезает из-под крыла матери и смотрит вокруг. Цыпленку предстояло только узнать, что красивая птица, так гордо шагавшая со своим потомством и постоянно повторявшая: «С-с-с-с-с...», называется гусь, а этот важный, с хвостом, задиристый - петух. А эти неуклюжие, обжористые - утки. Во дворе гоготали, крякали, мычали. Мир был так многолик и разнообразен.

Цыпленок решил пройтись немного по двору. На него зашипели и начали коситься. Что-то тяжелое плюхнулось на землю, чуть не поранило его. Утки, глупые, неуклюжие, чуть было не растоптали его. «Мир так опасен», - подумал Цыпленок.

И вдруг с неба упали капли. Мама-Курица распушилась, позвала его и укрыла от дождя. «Хорошо, что есть мама», - подумал Цыпленок. Он был такой маленький и беззащитный.

Но потихоньку он набирался ума: осторожно пил воду, при появлении уток, чувствуя опасность, прятался. Я к нему привязалась, мне понравилось кормить его по утрам.

...Что-то тревожное почувствовала я, подходя однажды к дому после работы. В огороде было полно ворон. Они громко «переговаривались». Домашние птицы притихли. Когда я приблизилась к воронам, то с ужасом увидела, что они клевали безжизненное тело Цыпленка. Бедный, он, видимо, потерял бдительность, и на него напала голодная черная стая. Цыпленок был еще так мал, он не знал, что мир не только прекрасен, многолик, но и страшен.

Танзиля ВАЛИЕВА

с. Сафакулево,

Курганская область

P.S.

Страшная трагедия в Беслане, случившаяся год назад, потрясла меня. Я с ужасом осознала, что мы, наши дети беззащитны в этом сложном мире...