Россия уж 15 лет находится в состоянии перманентного реформирования всех сфер жизнедеятельности государства. Преобразуются органы федеральной и местной власти, экономика, армия, здравоохранение, общественные институты. Изменения коснулись и образования. В общее Министерство образования и науки объединены доселе существовавшие порознь два преследовавшие совершенно разные цели ведомства. В школах вводится Единый госэкзамен. Возрастают требования к коммерческим вузам. Разрабатываются программы совместного обучения студентов в университетах и колледжах нашей и других стран, в том числе дальнего зарубежья. А чтобы соответствовать международным стандартам, мы готовимся перейти на двухступенчатую систему подготовки специалистов с высшим образованием - бакалавриат и магистратура.

Порой кажется, будто в этом ряду реформ военное образование стоит как-то особняком. Ощущение это возникает главным образом потому, что, на мой взгляд, в Минобразования не хватает звена, которое в соответствии с госзаказом на специалистов в сфере внутренней и внешней безопасности страны координировало бы усилия всех силовых ведомств по подготовке офицерских кадров. Есть Департамент государственной политики в сфере образования, есть подразделения, определяющие стандарты и программы обучения, занимающиеся проблемами военных кафедр гражданских вузов...

Военными же институтами, университетами, училищами детально, на межведомственном уровне глубокого научного и методического анализа заниматься некому. Наверное, целесообразно было бы в Министерстве образования и науки создать для этого хотя бы отдел военного образования. Пока же Минобороны, МЧС, ФСБ и МВД, что называется, варятся в собственном соку, разрабатывая, кроме квалификационных требований к выпускникам своих вузов еще и программы обучения по военным специальностям, предпринимая робкие попытки обмена опытом с академиями и колледжами стран - членов НАТО, переименовывая свои вузы из училищ в институты и снова возвращая им название «училище». Принесет ли очередная смена вывесок пользу, трудно сказать. Хочется верить, во-первых, что реформа этим не ограничится, во-вторых, что не будет повторен печальный опыт начала 1990-х, когда вместе с названием «институт» в дипломах выпускников появилась запись о полученной кроме военной еще и гражданской специальности, в жертву которой была принесена военно-профессиональная направленность подготовки офицеров.

Ведь что мы тогда получили? До 70% учебного времени в командных вузах Внутренних войск (ВВ) отводится на дисциплины по специальности «юриспруденция». Оставшиеся 30% тоже не в полном объеме используются для подготовки профессионалов управления боевой и повседневной деятельностью мотострелковых подразделений. Высшее образование подразумевает еще и фундаментальные знания философии, социологии, педагогики, психологии, экономической теории и т.д. В итоге из вуза выходит командир взвода, подготовленный лишь на 20-25%.

Если для кинологов и автомобилистов, которых готовит Пермский военный институт ВВ, или выпускников факультета тыла Внутренних войск Вольского высшего военного училища Тыла гражданские специальности биолога, инженера и экономиста оправданны (они таковыми являются и в армии, и на гражданке), то юридическая специальность для взводного командира, на мой взгляд, - выбор не совсем удачный.

Конечно, можно возразить: мол, как же в таком случае быть с качественным выполнением войсками правоохранительных функций? Да, части и подразделения ВВ несут службу по охране общественного порядка, участвуют в контртеррористических операциях, локализации внутренних конфликтов, в военное время - в территориальной обороне. Определенные правовые знания для этого необходимы. Но определенные! Полагаю, что это вопросы административного, военного и международного гуманитарного права. Но скажите, зачем командиру взвода римское, налоговое, экологическое, семейное, гражданское право в объеме, получаемом выпускником юрфака МГУ?..

Снова слышу возражения: гражданскую специальность юриста вводили-де как меру социальной защиты военнослужащих. Не всю же жизнь офицер носит погоны. Уволится со службы и пойдет работать юрисконсультом, адвокатом или нотариусом. Но ведь право и законодательство подвижны настолько, что через 20 лет, когда офицер соберется на пенсию, от солидного багажа знаний, полученных им в военном институте, не останется ничего. Даже из тех, кто уволился в запас, не достигнув пенсионного возраста, лишь единицы работают на юридическом поприще, и то по великому блату. Так стоит ли тратить деньги вхолостую? Социальная защищенность достигается другими мерами - высоким денежным содержанием, льготами и компенсациями за особый вид государственной службы, доступным и добротным жильем, возможностью трудоустроиться после службы.

Государству куда выгоднее, на мой взгляд, готовить в военных вузах именно военных специалистов (ведь в мединститутах готовят врачей, в педагогических - учителей и не пытаются при этом доктору дополнительно дать образование инженера, а преподавателю - бухгалтера). А для увольняющихся в запас офицеров создать сеть бесплатных курсов (за время службы они за свою будущую учебу заплатят сполна), на которых можно получить гражданскую специальность и гарантию трудоустройства.

Есть еще один немаловажный факт, подтверждающий, что отдачи от юридического образования, которым так гордятся выпускники вузов Внутренних войск, практически никакой. Из года в год Главная военная прокуратура констатирует, что уровень правонарушений в войсках, не снижается, а офицерская преступность имеет тенденцию к росту. Вот вам и качество знаний уголовного права, и юридическое образование! Значит, вооружая курсантов знаниями в области юриспруденции, военные институты не справляются с одной из главных задач их воспитания - формированием у выпускников высокой правовой культуры. Знания не становятся убеждениями, отсюда дефицит личной примерности в поведении офицеров и неумение добиться законопослушания от подчиненных. Так скажите на милость, зачем нам и «недоюристы-недокомандиры»?

Исправить положение, мне представляется, в наших силах. Ведь госзаказ формирует Главное командование Внутренних войск и МВД. Минобразования лишь определяет политику (готовить по двум специальностям) и диктует нам «правила игры» в соответствии с заказом. Хотите юристов? Готовьте, но при этом ни на шаг от Государственного образовательного стандарта (ГОС) по специальности «юриспруденция». Чиновникам Министерства образования, конечно же, невдомек, кто более всего нужен войскам: юристы ли, инженеры, менеджеры, психологи или педагоги. Им важно выполнение двух названных ранее условий.

Впрочем, обязательность обучения в военных вузах по гражданской специальности отменена, в законодательство внесены соответствующие изменения. Взамен введен госстандарт по военной специальности «управление персоналом» с четырехлетним сроком обучения курсантов командного профиля. Об этом говорилось на конференции в Академии военных наук в прошлом году. Надо полагать, эта мера позволит поднять уровень военно-профессиональной выучки выпускников военных вузов.

Подготовка кадров должна все же соответствовать требованиям времени, а не конъюнктурным соображениям. Иначе можно столкнуться с ситуацией, в которой оказалась Красная Армия накануне советско-финляндской войны, когда офицеров обучали по программам мирного времени, не учитывая потребностей активных боевых действий. Так, в апреле 1940 г. во время подведения итогов военной кампании против Финляндии на совещании начальствующего состава Красной Армии в Кремле командир 142-й стрелковой дивизии, развернутой накануне «зимней войны», комбриг Пшенников докладывал: «Я и командование частей прибыли к месту мобилизации на третий день... Тактическая подготовка у наших бойцов и командиров была слабой, особенно для действий в лесистой местности. Из начальствующего состава дивизии только 17% знающих компас, карту и умеющих ходить по азимуту. Командный состав, особенно его среднее звено, не умеет использовать мощный огонь пехоты. Управление огнем и движение на поле боя фактически отсутствовали».

Так что же целесообразнее: по-прежнему выпускать слабых в профессиональном отношении взводных и посредственных юристов или все-таки, сообразуясь с законодательством, перейти на новый государственный образовательный стандарт, как это, к примеру, сделали в 2002 г. в Военном университете Минобороны? Сумели же там на факультете Внутренних войск отказаться от обучения слушателей по специальности «правоведение» и начать готовить столь нужных войскам специалистов управления морально-психологическим обеспечением (МПО) служебно-боевой деятельности. Можно не сомневаться, что, несмотря на уменьшение срока учебы с трех до двух лет и отмену дипломного проектирования, профессионализм офицеров-воспитателей полкового, бригадного и дивизионного звена вырос. Приведу лишь две цифры, которые, на мой взгляд, подтверждают такой вывод. Если раньше на курс МПО отводилось только 50 часов учебного времени, да и то факультативно, то теперь - 450.

О том, что нужно менять содержание обучения курсантов в военных институтах Внутренних войск, свидетельствует и недовольство уровнем подготовки выпускников, высказанное даже едва оперившимися ротными на их встрече с главнокомандующим. Необходимость модернизации военного образования назрела и под влиянием внешних факторов. Еще в 2002 г. правительство приняло Федеральную программу реформирования военного образования до 2010 г. Согласно ей вся система подготовки офицерских кадров будет приведена в соответствие с численностью, задачами, структурой военной организации государства. Первый этап реализации программы заканчивается в этом году. Он включает научные исследования по проблемам обучения, создание на этой основе организационно-правовых и социально-экономических условий для совершенствования системы военного образования. Второй этап рассчитан на 2006 - 2010 гг., когда будет проведена ее полномасштабная модернизация.

Реализация программы, во-первых, позволит создать условия для удовлетворения потребностей военной организации государства в офицерах и обеспечить рациональное использование средств, выделяемых на их подготовку. К слову, финансирование учебного процесса сегодня оставляет желать лучшего. По мнению командования вузов, было бы хорошо, если на текущие учебные расходы выделялось хотя бы 30% от потребности.

Во-вторых, реализация программы призвана привести уровень профессиональной подготовленности офицеров в соответствие с требованиями военно-профессиональной деятельности и нормативно-правовыми актами России в области профессионального образования.

Чем еще вызвана необходимость модернизации системы военного образования во Внутренних войсках? Это международные обязательства России, связанные с ее включением в европейское пространство высшего образования, возможность поглощения военного образования гражданским, вузов Внутренних войск более расторопной системой военного образования Минобороны РФ.

На факультете Внутренних войск Военного университета Минобороны, похоже, найден выход из положения. Совместно с кафедрой морально-психологического обеспечения разработаны предложения по реформированию системы военного образования в войсках. Чтобы подготовить высококвалифицированного специалиста, соответствующего требованиям международного стандарта, считают офицеры факультета и кафедры, нужно построить двухуровневую систему обучения курсантов и слушателей по направлению «военное управление». На первом - бакалавриате - готовить офицеров подразделений в военных институтах (училищах) с четырехлетним сроком обучения. На втором - после прохождения офицерами должностей командира взвода, заместителя командира роты, командира роты, в батальонном звене, на которых предусмотрена штатная категория «майор», поступивших в военные академии (университеты) учить в течение трех лет по программе магистратуры. А она предполагает в рамках специальности «управление внутренними войсками» подготовку специалистов в области управления многоуровневыми, сложными системами: полк, бригада, дивизия, округ. Точно так же предлагается готовить специалистов МПО, тылового и технического профиля. Повышение квалификации магистров военного управления осуществлять в Военной академии Генштаба.

Для реализации этих предложений в Главном командовании при участии вузов Внутренних войск разрабатывается два разных государственных образовательных стандарта - для бакалавриата и магистратуры. На факультете и кафедре в Военном университете считают, что эту работу нужно начать незамедлительно, чтобы уложиться в рамки общегосударственной деятельности по разработке ГОС высшего профессионального образования третьего поколения. Предлагаемые меры позволят установить соответствие выпускников должностному предназначению.

Итак, круг проблем военного образования очерчен. Возможный путь их разрешения обозначен. Конечно, появлению в очередном приказе на год задачи вузам ВВ - модернизировать систему подготовки офицерских кадров в соответствии с принятыми в стране нормативно-правовыми актами и международными обязательствами России - должна предшествовать кропотливая работа. Это определение потребности войск в специалистах, изучение зарубежного опыта, координация усилий Главного командования Внутренних войск, Минобороны, Минобрнауки. А пока... Пока нужно выполнить задачу, поставленную главкомом военным институтам на год: продолжить реализацию требований государственного образовательного стандарта и квалификационных требований. При обучении курсантов основные усилия сосредоточить на формировании у них военно-профессиональных навыков управления подразделениями в повседневной деятельности, при выполнении служебно-боевых задач и действиях при чрезвычайных обстоятельствах, эксплуатации и боевом применении вооружения и военной техники, на воспитательной работе с подчиненными.