Российская реформа многое изменила в процессе преподавания этого курса. Школа марксистской политической экономии, монопольно занимавшая советское идеологическое пространство, была отодвинута на задние позиции. Ее место заняла неоклассика (ставшая сегодня, в известном смысле, такой же «монопольной наукой», как и марксизм в прошлом). Ретроспективный взгляд на развитие рынка литературы по экономической теории за последние полтора десятилетия позволяет выделить ряд этапов.

Для периода старта реформ в России наиболее удобным способом решения задач с учебниками было использование переводных англоязычных (преимущественно американских) изданий. Популяризация трудов известных авторов (а также срочно сделанные в форме переводов некоторые квази-российские издания) позволили довольно быстро войти преподавательскому и студенческому составу в мир современных экономических знаний.

Правда, минусом переводных американских работ была несогласованность стиля и метода подачи материала в этих учебниках с теми традициями восприятия учебной литературы, которые существовали в России. Отечественный читатель был больше настроен на западноевропейский стиль методики, в рамках которой элемент систематизации развит гораздо больше.

Структура изложения материала в ряде американских учебников действительно вызывает у российских экономистов немало вопросов. Например, в двух известных работах, изданных в США, Макконелл К.Р., Брю С.Л., Экономикс; Фишер С., Дорнбуш Р., Шмалензи Р. «Экономика», глава, посвященная роли государства в экономике, рассматривается как одна из вводных тем, логически не входящая ни в раздел макро-, ни в раздел микроэкономики. Излагаемый в ней анализ налоговых мер правительства озадачивает читателя с точки зрения логики: тематика государственных финансов, их структурный состав анализируются лишь в последующих главах, в разделе макроэкономики. Уместно выразить мысль о том, что некоторые «допуски», типичные для американских авторов, отражают те «вольности» в области философии, которые проявляет американская наука по сравнению с наукой континентальной Европы. В качестве иллюстрации приведем слова одного немецкого издателя, много лет проработавшего в редакционном бизнесе США: «Американцы - не философы! Их сильная сторона - прагматизм».

К середине 90-х годов в России сложилась вторая волна учебной литературы. Она представлена талантливо подготовленными национальными учебными изданиями, опирающимися на опыт уже не только западной, но и российской экономики. Логическая структура их не повторяла слепо иерархию глав, являвшуюся столь типичной для наиболее популярных американских изданий.

Анализ дальнейшей эволюции учебников по экономической теории показывает: в потоке отечественной литературы постепенно сложилось два направления. Одно стало ориентироваться на заметно выраженную математизацию курса, в то время как другое во главу угла поставило практически ориентированный курс знаний. В определенной мере такое разделение труда произошло в рамках двух типов учебных заведений: университеты преимущественно выбрали ориентир на первый вариант эволюции курса, в то время ряд крупных специализированных экономических вузов, Финансовая академия при Правительстве РФ, Российская экономическая академия им. Г.В.Плеханова - на второй.

Характеризуя оба подхода, следует отметить, что в рамках университетского образования, задача которого - подготовка теоретических кадров, вполне оправдана ориентация на усложнение математического аппарата (при переходе от одного модуля обучения к другому, более сложному). Это позволяет более фундаментально анализировать экономические модели. Специализированные же экономические вузы сочли разумным предлагать студентам такие модули экономической теории, которые построены на усложняющемся анализе не столько математических моделей, сколько на проблемах реальной практики.

В качестве конкретного примера практически ориентированного учебника по экономической теории следует назвать работу «Микроэкономика: практический подход», а также «Макроэкономика: теория и российская практика».

Обозначив два направления, по которым развивается методическая линия подачи экономической теории, отметим, что поиски новых вариаций этим не завершаются. На российском книжном рынке авторы постоянно предлагают новые возможности подачи материала. В качестве примера назовем работу, вышедшую в начале 2005 г. и носящую, по сути, экспериментальный характер: «Экономическая теория: учебное пособие» А. Грязновой и В. Соколинского. При подготовке ее акцент делался не только на содержательную, логическую линию изложения. Достаточно активно в методике подачи материала участвовал психолого-педагогический фактор. Иначе говоря, реализованы две целевые задачи:

1. Были использованы знания об элементах исторически сложившегося менталитета российских читателей. Цель такой постановки - достичь более эффективного способа подачи материала. Как известно, российская аудитория склонна к повышенной эмоциональности, к стремлению воспринимать окружающую жизнь в виде зрительных и лексических образов. Обусловлено данное обстоятельство тем, что, как отмечают психологи, россияне в целом представляют пример этнической общности, в реакции которой активно проявляется так называемый правополушарный компонент. Для сравнения: в англо-американском пространстве, в северной части Европы, преобладает «левополушарное» восприятие мира, связанное преимущественно со стремлением к логическому типу мышления и рациональности поведения. Факт наличия данной психологической особенности российских читателей побудил авторов вставить в издание большой объем зрительных элементов.

2. Вторая задача состояла в использовании воспитательной функции, что было реализовано за счет особых методов систематизации (и трактовки) учебного материала. В процессе работы с российской аудиторией следует исходить из четкого знания как позитивов, так и негативов сложившегося менталитета обучаемых. Для россиян свойственна, к сожалению, определенная беспорядочность в поведении и мышлении, отсутствие ярко выраженного стремления к систематизации. Обратимся в связи с анализом данного обстоятельства к словам известного историка В. Ключевского, давшего красочные примеры воздействия окружающей природы на российский менталитет, на поведение россиян. Леса, топи и болота, где селился великоросс, представляли тысячу опасностей, непредвиденных затруднений и неприятностей, среди которых надо было найтись, смотреть в оба, развивали изворотливость. В Европе, писал историк, нет народа более выносливого, приученного меньше ждать милостей от судьбы.

Но природа часто смеется над самыми осторожными расчетами: своеобразие климата и почвы обманывает самые скромные ожидания, и, привыкнув к этим обманам, расчетливый великоросс выбирает иногда самые что ни на есть безнадежные и нерасчетливые решения, бросается в мероприятие, очертя голову, противопоставляя капризу природы каприз собственной отваги. Эта склонность - дразнить счастье, играть в удачу и есть знаменитый русский «авось». Уместно также привести слова современного немецкого предпринимателя, столкнувшегося с большими трудностями при желании инвестировать свой капитал и опыт в одном из сельскохозяйственных районов нашей страны: «В России, - отмечает он, - постоянно видишь столько хаотичности!» Именно поэтому учебный материал должен не только подавать новую информацию по определенному предмету, но и одновременно обучать молодежь (в том числе на подсознательном уровне) цивилизованным нормам мышления и поведения. С этой целью учебники российских издательств должны включать несколько иные компоненты по сравнению с тем, что принято в западных странах. Акцент на системность информации, ее иерархичность, структурированность (блочность) должен быть непременным атрибутом в каждом учебнике. Перед авторами-педагогами стоит ответственная задача - ускорить позитивную коррекцию тех недостатков национального менталитета, которые обусловлены историей развития страны. В этом отношении интересно привести слова югославских и болгарских студентов, которые обучаются в настоящее время в Германии. Совершенствование менталитета нашей нации - одна из задач нашей учебы на Западе, отмечают в интервью данные студенты.

В основе подготовки данной работы (помимо двух указанных «макроцелей») была заложена опора на ряд более конкретных «микроцелей»:

Теория справедлива в том случае, когда она подтверждается практикой. В связи с этим работа должна отличаться наличием не только конкретных примеров, но и новейшей статистикой, раскрывающей современные тенденции.

Устранение монополизации в изложении курса экономической теории со стороны школы неоклассики - желание, высказываемое многими российскими экономистами. Толерантность к разным экономическим школам (в частности, к «новой политической экономии», к школе ордолиберализма) должна присутствовать в новом издании.

Необходим акцент на более углубленную трактовку роли государства в рыночной и трансформируемой экономике. Это, в частности, обусловило привнесение в теорию государственного регулирования анализа политического фактора.

Пособие должно обучать читателя не только экономическому мышлению, но и наиболее рациональным методам письменного изложения мыслей.

Современный учебный материал не следует ориентировать лишь на пересказ известных истин. Определенный элемент научного подхода должен содержаться и в нем. Читателю нужно дать психологическое ощущение вовлеченности в совместный (с автором) научный поиск.

Опора на использование указанных целей явилась одной из причин успеха выпущенной работы. В мае 2005 г. представленное на российском конкурсе, проводимом Фондом развития отечественного образования (под девизом «Лучшая научная книга 2004-2005 гг. среди преподавателей высших учебных заведений»), названное учебное пособие заняло первое место.

Общество вступило в такой период развития, когда институт корпораций усиленно навязывает, прежде всего молодежи, моду на бездумное массовое потребительство (в основном через элементы массовой культуры). Определенным противодействием этой волне деградации может быть учебная литература, ориентированная не только на пополнение суммы знаний, но и на формирование личности, способной к самостоятельному аналитическому мышлению.

Вадим СОКОЛИНСКИЙ, доктор экономических наук, профессор Финансовой академии при Правительстве РФ; Лариса ЛЕВИНА, кандидат экономических наук, доцент Государственного университета управления