Я так думаю

Встреченные в раннем детстве (в лучшем случае) сказка и вера в добро забываются к десяти годам, и никакие ЕГЭ по литературе с их вниманием к текстовым подробностям не воскресят в душе взрослеющего ребенка ни счастья первого открытия, ни чуда единственной встречи, ни восторга от точно найденного слова. В учебном процессе нет места детскому переживанию; воспитание чувств, как справедливо замечено было, «отнесено к факультативному ведомству». И мне думается, не без помощи - нет, не учителей! - методистов «на местах» и интерпретированных ими педагогических технологий. Однажды на курсах повышения квалификации одна дама с солидным педагогическим стажем заинтересованно выпытывала у своих коллег, какими они пользуются доводами, чтобы доказать «современным детям», что добра в мире больше, чем зла, и с удовольствием воспроизводила все контраргументы своих юных оппонентов. Только один человек в аудитории «неприлично» для своих молодых лет оборвал эти сетования вопросом: «А вы сами-то в это верите?»

Вопрос этот повис в воздухе. Он прозвучал как некая педагогическая формула, как ключ к успеху в работе с учениками, как основной критерий детских оценок нашей работы.

Когда на областном конкурсе «Учитель года» победителем становится не «самый опытный», а самый искренний, не «самый знающий», а открытый новому знанию и постоянно готовый учиться педагог, не просто «владеющий передовыми приемами», а ощущающий целесообразность или неуместность любого из этих приемов в диалоге с детьми, органичный в каждом своем жесте, слове или вопросе, наконец, когда побеждает не записной актерствующий трагик, а интеллигент со смущенной улыбкой, методисты недоумевают: как можно? Можно, господа! Это нормально, когда учителем года называют человека, который не только демонстрирует уровень методического мастерства, но и воплощает в своей работе главное - внимание к личности ребенка, стремление к диалогу с ним в надежде, что тот будет готов вступить в диалог с человечеством, эмоционально переживая свою причастность к нему уже на уроках этого самого любимого учителя, который так же, как и его ученики, испытывает потребность в чтении, интерес к интеллектуальному труду и понимает исключительную созидательную роль духовной деятельности людей.

Во время торжественной церемонии награждения неоднократно отмечалось, что главными достижениями профессионального конкурса стали положительный эмоциональный опыт и признание коллег, демократическая атмосфера высокого педагогического духа, в которой, добавим от себя, учителя готовы были учиться у учеников, а ученики ощущали себя соавторами доброй сказки с чудесными превращениями. Не случайно самый первый номер ежедневной конкурсной газеты открывался фразой Г.Честертона: «Наиболее невероятное в чудесах заключается в том, что они сбываются», в которую впору поверить чиновникам и методистам. Ведь опыт, приобретенный всеми присутствующими на конкурсе, будет перенесен, я надеюсь, в ежедневную школьную практику, а чувство успешности, пережитое в экстремальных условиях, непременно захочется пережить еще не один раз.