Мне понравилось, что здесь впервые было обсуждение близких проблем. Американские коллеги продвинулись более, они считают, что гражданское образование напрямую связано с воспитанием, с ценностями, с улучшением окружающего мира самими гражданами. Мы еще боимся сделать этот шаг. У нас ментальность мешает такому продвижению.

Семинар показал, что движение в этом направлении есть, об этом говорили и участники семинара, и представители региональных властей. Это проглядывалось, это звучало. Понимание слова «воспитание» - разное. У наших участников еще нет осознания, что воспитание, нравственные ценности - это ресурс для экономического развития. У американцев это есть. Наша школа меняется. Готовность учителей к этому изменению разная. Но готовность людей, занимающихся общественными науками, с моей точки зрения, более высокая. И в этом смысле есть шанс эффективно использовать цели гражданского образования и опору его на ценности, на цели воспитания. На мой взгляд, это может очень хорошо вписаться в развитие новой системы обществоведения в России и в так называемых профильных классах, имеющих гуманитарную направленность. Мне кажется, что это новый шанс. Если он будет договорен до конца и слова о том, что образование в России должно стать основой экономики, а не играть вспомогательную роль в экономике, продающей газ, медь, никель, не останутся пустыми. То с моей точки зрения, рано или поздно учитель гражданского образования фактически будет равен по статусу шахтеру 30-40-х годов, нефтянику 50-60-х годов и газовику нашего времени. К этому мы идем. По крайней мере в нескольких областях России, например в Томской области, в какой-то степени в Красноярском крае осознание этого уже происходит.

В Томской области акцент взят на инновации во всем. Она объявила себя областью стратегии инновационного развития и вошла в Европу знаний через этот проект, через тасис. В Красноярском крае отрабатывается вариант инноваций технологий. В Красноярске отрабатывается подход к креативной экономике. Имеется в виду продвижение произведений искусства, культуры на рынок. И здесь опять же нужно нравственное поведение всех участников этого процесса. Нужны антрепренеры другого нравственного уровня, предприниматели другого нравственного уровня, и творцы, которые понимают этот язык. С моей точки зрения, это дальняя, может быть, перспектива, но после моего выступления ко мне подходили несколько человек и говорили о своем согласии.

Значит, что этот проект, развивающийся во времени, будет обрастать новым смыслом, обогащаться новыми категориями, новыми целеполаганиями. Необходимо окончательное согласование целей участников семинара: людей образованных, представителей некоммерческих организаций и власти. Это довольно серьезный шаг вперед. Хотя я понимаю, что есть ограничения. Ограничения, с моей точки зрения, состоят в том, что по-прежнему гражданское образование является вспомогательной линией в обучении школьников, воспринимается как затравка в области образования.

Это инвестиции в будущее. Инвестиционные проекты должны рассматриваться совсем по-другому. И оценка их деятельности должна идти по-другому. С моей точки зрения, очень близка к этой идее школа Тубельского. Он очень четко и ясно показал со своими коллегами и своими учениками, что главная задача школы - учить детей умению жить счастливо, потому что когда они выйдут из школы, готовить их к этому будет поздно. И второе, необходимо превращать знания в реальные какие-то богатства, которые обустраивают мир вокруг. Вот это новое, что я увидел на семинаре и в этом проекте. И мне кажется, что это может иметь хорошее будущее.

Мне понравилось выступление Александра Аузана, который высказал очень интересную точку зрения на гражданское общество. Он рассматривал гражданское образование как элемент экономического развития страны: не может быть экономического развития нашей страны и других, если не будет успешного гражданского общества, которое должно быть подготовлено в рамках школьного гражданского образования.

Это совсем новый мир, совсем другие подходы, к ним надо привыкать, их нужно обсуждать, они обрастут новыми ценностями, и тогда в самом деле в каком-то ближайшем будущем мы будем иметь гораздо больше счастливых людей, гораздо больше успешных. Мы будем обустраивать нашу жизнь не только с помощью тех или иных представителей власти, которые, как мы видим, не получили определенных знаний, которые никак не могут решить многие проблемы.

Я был депутатом России в 90-93-х годах. Мы тогда слишком близко воспринимали сиюминутные проблемы учительства, которое требовало свободы творческой, финансовой поддержки. Нам казалось, что свободные люди в состоянии сами с помощью этической невидимой руки все сделать. На самом деле выясняется, что нет этой невидимой руки Адама Смита, нет этой невидимой руки этического поведения, которая делает нашу жизнь обустроенной. Она должна стать элементом согласованного воспитания и образования.

Это означает, что мы отказались от главного принципа - свобода от, мы пришли к сознанию того, что сейчас нужна свобода для... Фактически увидели начало этого периода. Происходит осознание, что сейчас нужна свобода для. И было бы очень хорошо, чтобы мы не только увидели, но и имели бы реальные успехи. Движение начнется в ближайшее время, в ближайшие 5-7 лет, когда ни одного человека из прежней системы образования, прежний системы власти у нас не будет. Кто же придет? Человек, который завоевал свободу от? Тогда возникнут новые проблемы. Или человек, который прошел социализацию, образование нравственно-этическое и получил практические знания и приветствует свободу для? Для того чтобы подавляющее число людей было счастливо, чтобы они могли решать реальные проблемы в своей семье, в своем доме, в своем городе, в своем крае, в своей стране, и нужно, чтобы они были конкурентоспособными на этом новом мировом рынке, который вот-вот придет в Россию. Осталось совсем недолго. И в этом смысле вот та школа самоопределения Тубельского и другие такие школы, в которых есть демократический уклад, решают эти задачи. Они готовят молодых людей, которые могут быть успешными независимо от того, с кем они контактируют, они готовят детей к разновозрастной коммуникации, к разнокультурной коммуникации - это все гражданское образование. Мы должны научиться жить среди людей разных. И должны в начале пути нашим школьникам, нашим детям закладывать и передавать наш опыт, как быть успешными, счастливыми в этом сложном мире.

Мне вспоминается известное произведение Фонвизина «Недоросль». Это было тогда, когда свободу получила заметная часть людей, - это дворянство, которое создало великолепную русскую культуру. Тогда Фонвизин поставил вопрос: нам недоросли не нужны.

Недоросли в купеческой, дворянской среде были немодны, непопулярны. Вот надо и в нашей социальной среде, неважно в каком городе, в каком месте страны, признать их непопулярными.

Юрий МОСКВИЧ, директор Центра стратегического прогнозирования и программ развития Красноярского университета