И это действительно так: какой бы учебник, какое бы историческое исследование мы сегодня ни взяли, в том числе и небольшую журнальную или газетную статью, касающуюся исторических событий любого периода - от древности до наших дней, - они обязательно содержали в себе какую-то идею, которой привержен сам автор. Будь то ученый-историк, философ, политик или журналист. Идею в смысле идеологии, взгляда, мнения, точки зрения.

Сменяются эпохи, правители, идеологии, и тогда, как правило, многим историческим фактам дается иное толкование, иная интерпретация, нередко полярно противоположная той, которая была ранее. И чаще всего история переписывается, а нередко восстанавливается историческая справедливость, историческая истина, но только на бумаге. И очень трудно, часто невозможно это сделать в умах людей, нередко даже широко образованных, аналитически мыслящих. Все заученное, тысячи раз слышанное на уроках, лекциях, в радиопередачах, телевизионных программах впечатывается в мозги, входит в сознание настолько прочно, что никакие потом открывшиеся данные, обнаруженные документы не смогут их опровергнуть, не заставят человека отказаться от своих прежних убеждений.

Вот почему история считается важнейшей мировоззренческой наукой, вот почему многие руководители государств стараются переписать целые исторические эпохи и отдельные исторические факты «под себя». Помните, как в начале 80-х годов важнейшим переломным моментом в Великой Отечественной войне стали считать сражения за Малую землю, в которых участвовал Брежнев. И подобное вписывается в учебники, хотя многим, кто описывает исторические события, известно правило: историк должен знать, насколько важно и ответственно открывать только истинно великое, и в то же время малому не давать прав великого. У нас же примеров последнему можно отыскать сколько угодно.

Это все касается самой истории, правилам ее изложения. В последнее время все чаще говорят о «конце истории». Этот термин впервые употребил Гегель. Он имел в виду создание идеального государства. У Маркса, говорившего о конце истории, это тоже своего рода идеальное общественное устройство. Тейяр де Шарден видел конец истории в объединении всех народов в одну семью и слиянии ее с природой и Богом.

У американского философа Фрэнсиса Фукуямы есть статья «Конец истории». В ней говорится о том, что с окончанием холодной войны, с крахом коммунистической системы может установиться единая экополитическая и политическая система, в которой не будет никаких противоречий. Это и станет концом истории, потому что прекратятся войны, конфликты.

Может быть и итог более печальный, и даже глобально трагический конец истории, если мы допустим гибель нашей планеты. Быть ли такому концу истории и цивилизации, зависит от всех людей, живущих на Земле. Хочется верить, что мировое гражданское общество этого не допустит. А саму историю как всеобщую, так и каждой страны мы очистим от мифов и искажений.