В июле 1994 года 24-летнюю Таню Лебель сбил грузовик. Удар был такой силы, что девушку подбросило на несколько метров. В больнице случай искалеченной Тани определили как безнадежный. Ее даже не поместили в реанимацию, а просто положили в коридоре. Диагноз - открытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга тяжелой степени, множественные очаги размозжения обеих височных долей головного мозга. Субарахноидальное кровоизлияние. Отек головного мозга. Через три дня удивленные медики обнаружили, что девушка еще жива. Таня перенесла две операции по трепанации черепа. Потом - три месяца комы.

«Господи! Сколько раз за эти месяцы я мечтала, что она откроет глаза и скажет: «Это ты, мамочка?» - вспоминает мама Майя Николаевна. - Но когда ее глазки наконец-то открылись, они расширились от беспредельного ужаса, как будто не родные люди тянули к ней руки, а страшные безобразные монстры. Полная потеря памяти привела к тому, что она никого не узнавала». Медицинский прогноз звучал как приговор: если Татьяна и останется жить, то уж ходить и говорить она точно не будет.

Из-за повреждений мозга у Татьяны развился лобный синдром: она стала агрессивной, царапала и кусала всех, кто пытался сделать ей укол, накормить или переодеть - врачей, сиделок, маму. Кормление истощенной девушки каждый раз занимало 2-3 часа. Ее мучают спазматические боли, особенно в ногах, эпилептические припадки, головные боли.

Возвращение

Вопреки медицинским прогнозам, сознание все же возвращалось. Только теперь оно было на уровне пятилетнего ребенка. До сих пор Майя Николаевна вспоминает о минутах, когда у дочери на глазах появились слезы, как о самых радостных, значит, появились эмоции, значит, будет и смех... Возрождение началось, когда Тане в руки дали карандаш. Еще неловкие движения рук рождали грубые, иногда страшные и фантастические, но всегда выразительные образы. Рука помнила прежние движения, хотя автор рисунков находился почти в бессознательном состоянии.

Через два года после травмы в Таниной тетрадке появляются первые осмысленные фразы и сочетания, в рисунках появляются цвет и многофигурные композиции. В поведении несколько уменьшаются агрессивность и негативизм. Еще через год девушка начинает самостоятельно есть, играть в мяч, стала неразборчиво говорить (до этого она только выла от боли) и немного больше воспринимать на слух чужую речь. Этот период запомнился Майе Николаевне тем, что дочь наконец признала в ней маму, а не просто «девушку, которая готовит». В этом же году в музее Петра I была организована ставшая культурным событием первая персональная выставка «Возвращение Татьяны Лебель».

После еще одной операции на мозг Таня стала передвигаться по квартире в инвалидной коляске. Прекратились эпилептические приступы. Художественные работы этого периода - яркие узоры из рыб, цветов, орнаментальные композиции профессионального уровня.

Рисование «подстегнуло» мышление. А в результате занятий с логопедами, другими специалистами постепенно уменьшилось невосприятие речи на слух, восстановились некоторые знания и жизненные навыки, утраченные при потере памяти. В это время организация, объединяющая родителей детей-инвалидов (ГАООРДИ), проводит в выставочном зале Союза художников вторую персональную выставку Татьяны - «ДО и ПОСЛЕ». В экспозиции более ста графических и живописных работ, стихи, поэтические зарисовки. В дневнике Таня делает запись: «Грустно мне потому, что я не знаю своей прошлой жизни. Мне сказали, что я попала под машину. Не помню, что было до машины в моей жизни. Но память подсознательно выводит на бумажный лист женщину с пышными волосами-крыльями и мужчину с усами, как расправленные паруса, улетающие от земли в солнечное небо».

Конечно, это уже не прежняя Таня. Тонкое и образное ощущение мира осталось, но мир этот особенный, инфантильный.

В тот день ей не давал покоя цветок алоэ.

- Слышишь? Не голос, конечно, а какой-то душевный упрек от алоэ. Этот алоэ, у него такая судьба... Видишь? Там еще один был. Отпилен. Они были рядом - он и она, как муж и жена, переплетались. Мама взяла и даму отпилила. И у него настолько характер испортился! Вот у меня тоже. У меня тоже нет его. Был еще до аварии, но он сейчас далеко. Мы очень любили друг друга. А я очень хотела сына. И вот когда он приедет, у меня будет сын. Это любовь иногда прорывается к ней воспоминаниями, и тогда возникают стихи. Например, о том, как они с любимым почти без слов разговаривают по телефону:

«Мы получали друг от друга ощущение поцелуев

И пожар сердец! ...Происходит некая игра душ - приближение-отталкивание».

...А поначалу, хоть Таня была не в состоянии отличить мужчину от женщины, ее подсознание было категорично настроено против сильного пола. Она гнала прочь возлюбленного. Он пробыл возле нее год, истратил все деньги и уехал из страны - так и неузнанный.

Сольный танец

Еще в прошлой жизни Таня увлекалась лошадьми. Более пяти лет она занималась выездкой в разных конно-спортивных школах и конюшнях, лошади стали преобладающим мотивом в ее рисунках. После семи лет обучения в немецкой школе она даже заявила родным, что пойдет работать конюхом, и маме едва удалось убедить дочь учиться дальше. Сейчас Таня тоже ездит на лошадях, правда, редко: Майя Николаевна говорит, что доставлять дочь в конную школе довольно хлопотно. Хоть девушка уже и обходится без инвалидной коляски, ей приходится опираться на костыли и пользоваться ходунками.

Хочу гулять и видеть вокруг разное.

Видеть небо и птиц, растения,

людей, собак,

дышать свежим воздухом -

все это для меня очень важно...

Хочу побывать в зоопарке,

в манеже, где я смогу

увидеть и вспомнить

лошадей, которых

я так любила.

Когда научусь ходить,

обязательно

буду ездить на лошадях,

через год-два? Когда?

Не знаю...

Это отрывок из стихотворения «Буду стараться», написанного весной 1998 года. Мечта снова ездить верхом сбылась. Таня продолжает заниматься с логопедом, со специалистом по развитию опорно-двигательного аппарата. Она продолжает писать стихи и сказки, которые сама же и иллюстрирует. Картины последних лет отличаются от более ранних рисунков наличием нескольких планов, интересной палитрой, словом, уже вполне профессиональной выстроенностью. Майя Николаевна совместно с опекающим Таню несколько лет Александром Колесиным (в ГАООРДИ он занимался творческой реабилитацией детей-инвалидов) готовят книгу о Таниной уникальной судьбе, творчестве, о тайнах человеческого разума, как Птица Феникс, восставшего из пепла. Книга должна получиться, тем более что Майя Николаевна - старший научный сотрудник Эрмитажа, хранитель декоративного убранства музея. И верный ангел-хранитель своей дочери.

...Последнюю из своих побед Таня Лебель одержала на фестивале эстрадного и народного танца. Поддерживаемая за талию братом, девушка танцевала без участия ног, руками, глазами, мимикой и получила диплом за I место в номинации «Сольный танец».

Наталья АЛЕКСЮТИНА, Галина СЕРГЕЕВА