Вот, например, в «Елене Троянской» Голливуд пытается доказать, что в Древней Греции женщина имела право свободно выбирать любимого человека. Парис восклицает: «Я не похитил ее, я спас ее от людей, которые не чтят женщин, не ценят красоту и мечтают лишь о славной гибели в бою. Разве Троя забыла о милосердии и сострадании?»

На самом деле в Древней Греции в женщине видели только продолжательницу рода. В отличие от мужчин она не имела никаких прав. Исключение составляли лишь незамужние и образованные представительницы прекрасного пола (гетеры). Вспомним хотя бы Аспазию, которой восхищался Сократ, говоря, что она научила его философии. Платона однажды спросили: «Можно ли, женившись, заниматься философией?», - на что он ответил: «А как, по-вашему, легче выплыть из кораблекрушения: одному или с женой на плечах?»

Демократическая Америка же провозглашает идеалы свободы и в фильме про древних греков. Комментарии, как говорится, излишни. Правда, в Спарте, где жила Елена до Трои, женщина пользовалась большим уважением, чем во всей остальной Греции. Благодаря своему воспитанию они были ближе к мужчинам и с детства интересовались общественными вопросами. Но по Елене незаметно, что она спартанка. Естественно, ведь Голливуд показывает женщину с современным взглядом на вещи: она хочет большой, настоящей любви, которую видела в снах. А сны Елены и Париса - это туманно-загадочный намек на суд Париса (герой пытается выбрать «лучшую» из богинь и вручает яблоко Афродите). Ведь и мифы надо было как-то вспомнить, иначе, как поднимать культурный уровень зрителей.

Вообще-то Елену любят многие мужчины - Тесей, Агамемнон, Менелай, Парис. Только по фильму непонятно, чем она сражает наповал всех мужчин, что в ней такого. Тесей пытается объяснить это ее большой жизненной силой. Однако сила эта на экране проявляется лишь в том, что Елена быстро и часто бегает. Не говоря о том, что актриса, играющая главную роль, не кажется такой уж красавицей, при виде которой старцы Трои (по тексту «Илиады») встали со своих мест. Феномен любви так и не разгадан. Тем не менее древние греки знали, что любовь может быть вызвана не только эросом (жизненной силой), но и этосом (духовной составляющей). Где духовное единство Елены с Парисом - совершенно неясно.

Понятия греха, совести были известны грекам, но они являлись уделом философов. Например, Зевс, соблазняя земных женщин, не задумывался о том, что делает что-то не так. Скорее, наоборот, он дарил им счастье. От связи богов (или богинь) с земными людьми рождались герои-полубоги, которые тоже не были отягощены духовными вопросами. В Элладе всем заведовали богини судьбы - мойры, и даже Зевс не мог им перечить: все предначертано свыше. Так зачем же «духовно вопрошать» и переживать? Правда, в фильме некоторые герои (Менелай) пытаются это делать, но опять же, потому что на самом деле они «из XXI века».

К стилизации нужно относиться осторожно. Больно смотреть на вольное использование мифов во имя не совсем понятной идеи, положенной в основу фильма. После просмотра фильма хочется спросить: что же на самом деле хотели сказать его создатели? Что любовь движет человечеством, но она не всегда спасает? Или, может быть, не всесильна именно «по-американски» древнегреческая любовь?

Лариса СМИРНОВА, преподаватель Военного университета, Москва