Чем кардинально коллажные картины отличаются от картин, написанных маслом?

Коллажная картина интереснее в валёрах. Валёры - это цветовые изменения, гамма цвета. Вот, например, голубой цвет, сколько он имеет оттенков! Говорят, грустные люди как раз чувствуют все эти оттенки. Минимальные оттенки тона. Их в обычных картинах мы часто не находим. Потому что художники чаще всего увлекаются ведущими цветами. Голубой так голубой. Но на картинах Ольги один только голубой цвет настолько разный! Здесь больше оттенков и больше фактуры. Фактура где-то как будто выпуклая, где-то проходит как фоновая.

Как известно из истории живописи, художники любили и осваивали жанр коллажа в двадцатые годы XX века. Коллажи творили знаменитые художники Гончаров и Ларионова, а также легендарный Родченко, чьи полотна оцениваются в миллионы долларов.

Ольга из династии художников. Лучшие картины ее деда Евгения Окса находятся в Третьяковской галерее и в музее Нового Иерусалима, а также в частных коллекциях. Рисовала Ольга всегда, с тех пор, как себя помнит. С техникой коллажа познакомилась лет в 12 в стенах Первой художественной школы на Кропоткинской. Поначалу там занятия вела Эмилия Вацлавовна Рытман, в ее отчестве слышится польское происхождение. Она говорила ученикам: «Рисуйте что-нибудь на темы сказок». Оле запомнился большой чистый лист ватмана, на котором она никак не могла придумать, что изобразить. Даже закомплексованность появилась. И вдруг Рытман сменил Валерий Гераскевич. Он принес цветной журнал и сказал: рисуйте, что хотите. Кому нравится натюрморт - натюрморт, кому по душе ночной город - ночной город. «Вырезайте из журнала кусочки и клейте», - добавил он. Оля рисовала ночной город. А потом наклеивала кусочки из журнала. Это очень сильно развивало фантазию. Рождались другие образы, все становилось праздничным и немного фантастичным. С тех пор по композиции у нее были только пятерки. Ряд работ даже взяли в фонд школы, чтобы потом показывать на выставках.

Но хорошее длится недолго. Когда после Гераскевича пришел преподавать другой художник, фамилия которого не запомнилась, то ученики вдруг услышали: рисуйте космонавтов. И эти выстроившиеся в шеренги космонавты надолго отбили у Оли Окс желание рисовать.

После художественной школы она решила, что лучше порвать с живописью, чем рисовать казенные сюжеты, и поступила в медицинское училище. Но желание рисовать постепенно возвращалось, и она увлеченно переносила на бумагу гипсовые слепки с анатомических экспонатов. Это оказалось для нее еще одной художественной школой.

Окончательно вернулась к творчеству она благодаря своему свекру, известному художнику-шестидесятнику Михаилу Рагинскому. Он рисовал абсолютно все - очереди, грязные подносы. Раньше она не думала, что такое можно рисовать. И она стала изображать тюрьмы, психбольницы, людей на остановке автобуса. Словом, стала социальным художником.

После ей захотелось выразить, что же такое перестройка. И она, пользуясь коллажем, вспомнив уроки Гераскевича, стала рисовать чудесные красивые города. Потом заклеивала все это газетами с лозунгами типа «пол царства без бумаги», «прогулки в ритме степа», «эти картины в крови» и так далее. На газетах она рисовала наших граждан, таких вот затюканных соотечественников. И потом отрывала куски этих газет. А под ними открывалось «светлое будущее», как говорится, эта прекрасная Венеция или необыкновенный Амстердам. Это была импровизация. Попытка прорубить свое «окно» в Европу.

Сейчас она пишет две серии: «Эстрадиада», посвященная российским эстрадным певцам, и «Москва - третий Рим». Особенно много картин художницы Ольги Окс находится во Франции и в Америке, а также у русских коллекционеров. Стиль ее работ - современный русский экспрессионизм. У художницы все еще впереди. Надеемся, что этот свой уровень она удержит и превзойдет. Главное - не останавливаться, жить, отражать кистью жизнь, верить в Красоту и многообразие нашего мира, где настоящему таланту рано или поздно находится заслуженное место под солнцем.

Лев САФОНКИН, Станислав АЙДИНЯН