- К сожалению, перспективы не радуют. К сожалению, государство отталкивает от себя образование. С одной стороны, идут постоянные разговоры о реформах, о модернизации, но злободневные вопросы по-прежнему не решаются. Такое впечатление, что самое главное на сегодня - как сдавать ЕГЭ, сколько лет учить в школе - 11 или 12, в каких вузах сделать бакалавриат, а в каких магистратуру... Но в целом все это нисколько не улучшает положения.

Ведь сейчас самое важное - понять, в каких условиях приходится воспитывать наших детей! Что я имею в виду? Во-первых, среда, в которой они растут. Когда на каждом углу цветные журнальчики с почти порнографическими фотографиями, когда с экранов телевидения постоянный пресс насилия и «чернухи» - это развращает. Теперь еще новая беда: на улицах Воронежа появилось столько игровых автоматов, что он уже как будто и не город в центре России, а Лас-Вегас какой-то! Ларьки, торгующие пивом, ставят практически бок о бок со школами, а уж про училища и вузы говорить не приходится. И одновременно, на фоне всего этого, от нас хотят, чтобы мы воспитали человека-труженика, человека честного, умеющего своим трудом зарабатывать деньги себе и приумножать богатства государства!

Да, требование справедливое, но как это сделать в той среде, которая складывается вокруг? На самом деле происходит массированная обработка детского и подросткового сознания, а основная мысль, которая в результате закладывается в умы наших ребят: успешный человек тот, который имеет деньги! Не тот, который умеет их честно зарабатывать, а именно тот, у кого они есть! И не важно, каким путем эти капиталы нажиты. При этом все видят, что безбедно сегодня живут олигархи, политики, банкиры, артисты - эти люди пользуются успехом и называются элитой общества. У рабочего человека денег нет! Даже если у него руки золотые, ему зачастую семью прокормить не на что.

- Сергей Иванович, большинство из тех, кто приходит учиться в ПУ, из небогатых семей, даже скорее из бедных. Жизнь уже повидали, а то и на себе испытали ее «прелести». С такими ребятами трудно?

- Нелегко. Просто нам всем нужно определиться: если мы хотим воспитать человека-труженика, справедливо относящегося к жизни, то надо, прежде всего, создать условия для его воспитания. Если же мы будем всячески его развращать, то воспитаем лицемера и рвача. Слишком много лжи вокруг. Сегодня ребенок воспитывается в условиях потрясающего расслоения общества! Олигархи скупают и футбольные команды, и замки, и земли за рубежом, а подавляющее большинство детей окружает бедность. Некоторые родители не в состоянии накормить своего ребенка. Он обедает в училище на те 20 рублей, которые дает нам бюджет, и доплатить что-то родители не в состоянии.

Я вот что подчеркнул бы. Да, страна может быть бедная, но если население понимает, что все находятся в одинаковых условиях, все справедливо, тогда, невзирая на нищету, мы все будем трудиться на общее дело. Но если народ и дети в том числе видят, что в богатой стране все богатства находятся в руках у кучки людей, причем богатства эти получены нечестным образом и уже никто этого не отрицает, то, извините, как мотивировать трудящегося человека на то, чтобы работать все лучше и больше?! И как привить любовь к рабочей профессии, если нет достойно оплачиваемых рабочих мест? Разговоры о том, что на бирже труда множество рабочих вакансий, отчасти справедливы, но не убедительны. Под эти вакансии или очень маленькие зарплаты обещаны, или, если большие, их потом могут просто не выплачивать? Такое ощущение, что требуется не рабочий, а раб, которому будут выдавать прожиточный минимум, чтобы он с голоду не умер, и все.

- Вы присутствовали на совещаниях совета промышленников?

- Да, уже проводилось два больших совещания. Речь шла только о том, какому предприятию сколько надо специалистов и как их заставить работать при минимальной зарплате, которую платит завод. Дальше - как «привязать» рабочего к заводу и какие штрафные методы и юридические санкции использовать, если человек захочет вдруг уйти с этого предприятия. Вот о чем речь шла, но никак не о воспитании и образовании. Поэтому пока не слишком верится, что при передаче на местное финансирование промышленные предприятия будут как-то участвовать в финансировании училищ и лицеев.

- Бывают случаи, когда к вам приходят с завода и просят подготовить рабочих?

- Единичные случаи есть. Неплохой опыт сотрудничества с воронежским заводом синтетического каучука. Но ведь, смотрите, как получается: нам говорят, будущих специалистов надо готовить по профессиям, востребованным на рынке труда. А по данным статистики, в области, грубо говоря, требуется две тысячи станочников да две тысячи строителей. На их обучение работодатели еще согласятся найти средства. Другие же профессии рынку просто не нужны. Но есть ведь еще около 20 тысяч желающих получить рабочую профессию. Что же делать с этими детьми? Их что, ни учить, ни воспитывать не надо?! Они останутся без образования, а в итоге без работы, без будущего? Этот вопрос замалчивается, хотя на самом деле он очень важен. Нельзя подходить к проблеме только с одной стороны - с точки зрения сиюминутных потребностей работодателя. Должна быть еще государственная точка зрения, когда главное - воспитать достойного гражданина общества и дать ему первую в жизни профессию! У нас все еще записано в Конституции, что это делается бесплатно.

- Как думаете, чего ждать в ближайшие годы областному профобразованию?

- Пока ни одно предприятие не заявило, что готово на достаточном уровне софинансировать начальное профобразование. На заводе годовая потребность в кадрах - 15-20 человек, а в лицее или училище обучаются 500-600 студентов. Надо бы несколько предприятий объединить, но не получается. На разных предприятиях нужны разные специальности. Например, заводу синтезкаучука требуются лаборанты химического анализа, а другим они вообще не нужны. Чтобы обучать группу лаборантов, надо набрать человек 30, из них предприятию нужно всего пять. Как быть, пока никто ничего не знает.

На этот год нам Министерство образования и науки деньги выделило, правда, не в достаточном количестве, но все-таки. С родителей дополнительно собираем на оборудование и материалы, тут уж ничего не поделаешь.

С учительской зарплатой тоже ничего не решилось: 20 процентов надбавки ничего не дали. Все равно зарплата такая, что педагоги по-прежнему уходят из образования. Я учителя физики не могу найти уже второй год. Выпускники физико-математического факультета нашего педуниверситета даже слышать не хотят о том, чтобы работать у нас преподавателями. Ведь зарплату будут получать мизерную. По той же причине не хватает и мастеров производственного обучения. А ведь наш лицей на хорошем счету.

Кроме того, в связи с передачей на областной бюджет у учреждений профобразования возникли проблемы, о которых мы раньше даже не подозревали. Например, надо оформить документы о передаче земли из федеральной собственности в областную. Вроде бы дело государственное? Но и тут учебным заведениям приходится тратить свои внебюджетные средства. За все справки: из БТИ, из управления юстиции, градостроительства и так далее надо заплатить около 100 тысяч рублей! Россошанскому лицею №29 это обойдется вообще в 800 тысяч! А государство не спешит возвращать эти деньги.

Невольно задумаешься: оформление справки - это не строительство дома, а такие деньги нужны! 20 тысяч за бумажку!

Нас успокаивают, говорят, что деньги вернутся и что дальше все тоже будет хорошо. Этот год финансируют по уровню 2004-го из федерального бюджета. Но беспокоит, как все будет в 2006-м и дальше? К чему приведет требование определиться, сколько и каких специалистов требуется регионам? Вроде бы правильно, но если мы говорим о занятости и воспитании, такого вопроса не должно быть. Если мы хотим, чтобы дети шли учиться, надо создавать им условия и поддерживать мотивацию. А у нас может получиться так, что одних мы выучим, а другие не нужны вообще! И куда они пойдут: на дорогу с кистенем? Другой вариант: на тех специальностях, которые нужны области, дети будут учиться за бюджетные деньги, а за остальных пусть платят родители. Это означает только одно - образование становится платным.

Кроме того, идет разговор о реструктуризации и присоединении ПУ к вузам. Если это произойдет, начальное профобразование просто исчезнет. За последние годы в нашем образовании не было ни одной реформы, которая принесла бы ощутимую пользу. И сейчас, увы, не ждем ничего хорошего.

Воронеж