Когда в бюджете нет профицита, зарплату бюджетникам и в самом деле повышать трудно. На нет, как говорится, и суда нет. Другое дело, что можно возмущаться на тот счет, что правят нами либералы и рыночники, обещают манну небесную, а вместо этого не могут управиться с реальной экономикой, наладить производство. Да Бог с ними! Задачка нынче простая, буквально в два действия: взять часть средств из нефтяной прибыли и удвоить учителям зарплату. И справедливо было бы, и педагоги с еще большим рвением стали бы работать на родное государство, и качество образования наверняка повысилось бы. Ан нет, только и слышим: деньги есть, но тратить их будут только на выплату долгов (как будто нищета учителя - не вечный долг государства, который нужно отдавать раньше, чем долг Парижскому клубу), деньги нельзя раздавать, потому что скакнет вверх инфляция (как будто она и сейчас не скачет, как резвый скакун на ипподроме), а кроме того, есть законы, по которым зарплата учителя - забота регионов... Чиновникам кажется, что, произнося эти тезисы, они решают какие-то очень важные политические задачи. На самом деле это выливается в политическую недальновидность, которая приведет еще неизвестно к каким результатам.

Летом нынешнего года более двух миллионов работников образования подписались под письмом президенту, робко и интеллигентно призвав его провести переговоры с депутатами и повысить зарплату не менее чем в два раза, потому что жить на нынешнюю нет никакой возможности, потому что жизнь эта дорожает немыслимо и постоянно: то тарифы вырастут, то плата за жилье, то стоимость угля и дров. Два с лишним миллиона голосов - это вам не два с половиной голоса, такой массовости в выражении своей позиции пока не смогла добиться даже самая большая российская партия. Тут и референдум проводить не надо - все ясно. Но вот отнеслись к этому выражению позиции педагогов чиновники крайне спокойно, даже безразлично. Из администрации президента письма стали рассылать по ведомствам с резолюцией «Для работы». Министр образования и науки вообще как будто не знал о происходящем, пока ему профсоюзные лидеры не дали информацию (хотя на V съезде отраслевого профсоюза Андрей Фурсенко был и, как минимум, с раздаточными материалами обращение делегатов к президенту должен был получить). Министр здравоохранения и социальной защиты говорит о том, что повышение зарплаты будет, но вроде бы процентов на сорок и в следующем году, а вице-премьер Александр Жуков не устает радоваться, что осенью зарплата бюджетников возрастет на 11 процентов... Валентин Голышников, возглавляющий в Рособразовании отдел социальной поддержки обучающихся и сотрудников (тот самый отдел, за сохранение которого так долго и трудно бился отраслевой профсоюз), в одной из оппозиционных газет довольно спокойно заметил: «Три миллиона подписей - это мало. Всего в профсоюзе учителей состоят пять с половиной миллионов человек». Мало Голышникову двух с лишним миллионов подписей? Он хочет пять с половиной миллионов? Хочет и получит, но не подписей, а уже протестующих и бастующих, потому что всерьез полагает: бюджет распланирован и повышение зарплат в полтора раза - утопия. Чиновник намекает, что раз у ведомства такая позиция, то, видимо, будет использован весь административный ресурс для того, чтобы сорвать акцию. Между тем, по сведениям из регионов, сегодня к акции протеста готовы не только педагоги и студенты, но и родители, к которым, к слову, административное давление применить будет очень трудно.

Чиновники играют с политическим огнем, потому что сегодня дело уже не только в том, что будут протестовать миллионы россиян, но и в том, что это протестное движение сегодня стремятся возглавить политические партии, оттесняя профсоюзы. Интерес партий понятен, он очень ярко был продемонстрирован на Социальном форуме, состоявшемся весной в Москве. В Форуме участвовали представители 109 самых различных политических и общественных организаций, требовавших смены власти. Советы, как это сделать, им давали гонцы из Украины. Но в качестве главной действующей революционной силы участники Форума называли учительство, причем ни одна из организаций не выражала намерения самостоятельно бороться за интересы педагогов, каждая намеревалась пристроиться за спиной педагогов и оттуда добиваться своих целей. Понятно, что в такой ситуации эти «смелые люди» воспользуются акцией протеста 12 октября. Вот поэтому Профсоюз работников народного образования и науки, отдающий себе отчет в том, что надо разрулить эту ситуацию мирным путем, не вынуждая педагогов на протест, настаивает на переговорах с правительством, а правительство от этих переговоров пытается уклониться. Видимо, никто из чиновников и политиков происходящее не анализирует и будущее не прогнозирует. Между тем прогнозы могут быть для них самые неутешительные, особенно если учесть, что на акцию выйдут студенты. Ну, а когда выходят протестовать студенты, тут жди чего хочешь. Но как бы поздно не было тогда искать виноватых среди чиновников. Мы уже видели, чем заканчиваются «апельсиновые» и «розовые» революции, не дай Бог нам увидеть еще и «педагогическую». Проще было бы решить задачку в два действия, а если чиновники забыли, как вычитать и делить, то уж учителя-то их в два счета обучат, привычные.

Власть поразительно анемична во всем, что нынче связано с социальным партнерством, она делает вид, будто профсоюза педагогов и ученых не существует вовсе, и нехотя уступает его напору, идя на переговоры. Как будто только профсоюз заинтересован в улучшении положения педагогов, а власти на это наплевать. Наверное, поэтому в последнее время нет-нет и раздаются недальновидные предложения: дескать, раз так, то пусть власть принимает все, что хочет, а мы уже потом будем протестовать. По этой логике не нужно было бороться с проектом 122-го закона, внося сотни поправок, а спокойно наблюдать, как планируется резкое ухудшение материального положения всего населения страны. Как говорится, не бойся врагов и друзей, бойся равнодушных. Но бояться их не нужно, их не нужно слушать, потому что по какой-то причине они ставят себе задачу ослабить работу профсоюза, убрать его как единственного и последовательного защитника педагогов. Возможно, что за равнодушными стоит некая партия...

Когда-то профсоюз и его бывший лидер Владимир Яковлев (в этом году исполнилось два года как его не стало) добивались принятия закона о переводе финансирования школ в части зарплаты педагогов на региональный уровень. Закон был принят, он помог избавиться от многомесячных долгов по учительским зарплатам. Сегодня противники профсоюза говорят, что время законодательных инициатив ушло и нечего предлагать какие-либо законы, дескать, непрофсоюзное это дело. Конечно, непрофсоюзное, это должны делать другие люди, законодатели, осознающие свою ответственность перед системой образования. Но что делать, если не осознают, не понимают, не хотят? Приходится профсоюзу брать на себя эту трудную задачу, потому что больше некому. Игрунов в политические игры пруд пруди, а реальных профессионалов, занимающихся своим делом, - кот наплакал. Сегодня, видимо, настало время для продвижения закона о переводе финансирования образования в части учительских зарплат на федеральный уровень, потому что происходящее в регионах в канун нового учебного года не только поставит педагогов разных областей (выполняющих одну и ту же работу) в разные условия, но и разорвет единое образовательное пространство.

Нынче регионы отвечают за размер учительских зарплат. И отвечают они в зависимости от своих финансовых возможностей. Возможности у большинства весьма скудные. Все разговоры о введении отраслевых систем оплаты труда в бюджетной сфере - пока политический блеф, потому что для этого нужно увеличить фонд оплаты труда в два раза, а правительство утверждает, что это пока невозможно. Что же тогда возможно? В соответствии с 95-м, 131-м и 122-м законами регионы могут выстроить свои системы оплаты труда, и они их сейчас строят, в большинстве случаев в обстановке полной секретности. Секретность нужна потому, что иногда кажущееся повышение на деле оказывается понижением зарплаты. Большинство регионов оставляет ныне действующую Единую тарифную сетку с ее межразрядными коэффициентами, но размер ставки первого разряда будет сначала 720, а потом 800 рублей. Таким образом, небольшое повышение зарплаты есть, именно небольшое, потому что при этом в некоторых регионах снимаются различные надбавки и доплаты. Исключение составляет Московская область, где губернатор исполняет данное народу обещание довести зарплату педагогов до 10 тысяч рублей в месяц и уже поднял ее до 8-9 тысяч. Возможно, с 1 сентября повысится зарплата тюменских педагогов - в регионе ввели систему перераспределения фонда зарплаты внутри учебных заведений, но пока никто еще не проанализировал ни законность такого перераспределения, ни реальность повышения зарплаты учителей. Совершенно непонятно происходящее в Санкт-Петербурге, где, по словам лидера городского профсоюза Владимира Кузнецова, власти города намереваются внедрить штатно-окладную систему. Против этого резко выступают профсоюзы непроизводственной сферы, поэтому, видимо, пока окончательное решение не принято. Зачем Петербургу, где весьма значительно были увеличены зарплаты учителей с приходом Валентины Матвиенко, переходить на эту систему и кардинально менять взаимоотношения внутри школьных коллективов, пока непонятно.

На сегодняшний день в России только один регион, весьма определенно заявивший о том, что у него есть своя Единая тарифная сетка. Это Москва. Летом было принято два постановления правительства столицы, согласно которым с 1 августа 2005 года введена новая система оплаты труда, отменившая все былые доплаты и надбавки к зарплатам. Ставка первого разряда ЕТС установлена в размере 2000 рублей, диапазон межразрядных коэффициентов - 4,5, а ставка 18-го разряда достигла 9 тысяч рублей.

Увеличение зарплаты налицо, но во сколько раз, сказать трудно, потому что к постановлениям есть приложения, в приложениях - новые повышающие коэффициенты, учитывающие специфику работы педагогов (проверку тетрадей и классное руководство, работу в гимназиях, школах-интернатах или кадетских корпусах, руководство школой или деятельность в системе дополнительного образования) и поднимающие их зарплату на сумму от 10 до 50 процентов тарифного оклада. Хорошо все это? Хорошо. Но это Москва, которая может себе позволить такое, она всегда впереди России всей. Но даже в Москве все предусмотренное этими постановлениями будет действовать до 1 января 2006 года, а дальше, может быть, вступит в действие положение о столичной системе оплаты труда педагогов, которое готовится в обстановке настолько тайной, что о сути проекта не знает даже руководитель Департамента образования Москвы Любовь Кезина.

Все события в нашей стране, кардинально меняющие ситуацию, происходят по традиции почему-то именно в августе. То ли потому, что все в отпуске и можно потом поставить вернувшихся отдыхающих перед фактом, уверяя, что все решено и ничего изменить нельзя, то ли потому, что перед началом учебного года очень сложно сформулировать и представить свои возражения, а тем более добиться нужных изменений, то ли потому, что чиновники в августе разъезжаются по регионам и на совещаниях силой авторитета или с использованием административного ресурса «дожимают» оппонентов, обещая (а потом не выполняя обещаний) исправить все ошибки.

Ошибки нынешнего лета, думаю, исправить будет очень трудно. Запугать можно чиновника, который боится потерять свой пост. Учителя, которому нечего терять, кроме своей нищеты, а уж с ней он расстанется с большим удовольствием, нынче уже запугать трудно.

Сегодня политики и экономисты стали часто цитировать слова Маркса и даже Ленина. У них прорезалась память не просто так: классики очень часто оказывались правы в оценке политической ситуации. Развитие, как известно, идет по спирали, и где-то там, на каком-то витке, верхи не могли, а низы не хотели... К чему это привело, многие из нас уже знают.