Мне в душе лет двадцать, наверное

Да к тому же побывать на цирковом представлении, где я, как и многие другие зрители, плакала от восторга, когда на арене цирка появился наш солнечный клоун, а наряду с новыми номерами первым был его знаменитый, самый чудесный, самый добрый на свете номер «Солнечный луч»!

Выступление проходило в маленьком, мало кому известном немецком городке Хайнсберге на границе с Голландией, почти в 700 километрах от Берлина. Первое, что потрясло нас, когда мы увидели купол цирка, это был Российский флаг, гордо развевающийся рядом с немецким, голландским и европейским. Вторым сюрпризом было то, что и сам цирк назывался Русским («Der grosse russische Staatszirkus»).

Олег Попов уже более десяти лет живет в Германии под Нюрнбергом и не очень-то любит давать интервью журналистам. Я была свидетелем того, как долго искал и договаривался через знакомых и официальных лиц об этом интервью с Олегом Поповым корреспондент «Парламентской газеты».

Поэтому накануне, перед встречей с Олегом Константиновичем, мы несколько раз «проигрывали» возможное развитие беседы, опасались задать вопросы, которые могут растеребить рану, навеять человеку тяжелые воспоминания.

И все равно я сильно волновалась. С одной стороны, это встреча с символом нашего детства и добра, чистым и светлым, стоящим вне политики и времени, а с другой стороны, человек много лет живет за границей. Какой он? Каких взглядов придерживается, какую позицию занимает? Ведь достоверной информации о нем долгие годы в нашей прессе не было. Единственное, о чем иногда поговаривали в народе, это о его конфликте с Юрием Никулиным, да и то в односторонней подаче.

Подъехав к цирку, мы увидели много народу, тут и там была слышна русская речь. Люди приезжали не только из окрестных немецких городов земли Северный Рейн - Вестфалия, но и из Голландии.

Мы надеялись, что в назначенное время нас встретит импресарио и проводит куда надо, а вместо этого у входа увидели около машины с реквизитом самого Олега Попова. Без сопровождающей свиты, без личного шофера, без телохранителей и т.п. К нему можно было подойти, поговорить, сфотографироваться - обычный, нормальный человек. Узнав, кто мы и зачем приехали, Олег Константинович сам пригласил к себе.

Разговор пошел легко, непринужденно, как-то сам собой. Олег Константинович охотно отвечал на вопросы, вкратце рассказал о том, как получилось, что он оказался так далеко от Родины.

Оказывается, в 90-х годах русский цирк поехал, как всегда, на гастроли по Германии и Франции, но сбежал их импресарио и оставил всех без денег. Другой импресарио обещал дать работу только через месяц, так как ему требовалось время, чтобы все заново организовать.

До этого у Олега Константиновича умерла супруга от рака, он был один. Будучи в Германии, познакомился с девушкой, и когда произошел инцидент с импресарио, то обратился за помощью к ней. Она приехала на машине, забрала весь реквизит. Олег Константинович пережил у нее этот месяц и потом опять приступил к работе, но за это время они познакомились поближе, понравились друг другу и впоследствии поженились. Вторая жена Олега Попова Габриэла раньше работала в аптеке, а сейчас выступает вместе с ним в цирке, жонглирует, степ бьет. Олег Константинович получил вид на жительство - не гражданство, а обычное право проживания в Германии.

Это произошло в 91-м году. Потом у нас был ГКЧП. Начавшаяся в стране «заваруха», по мнению Олега Попова, ничего хорошего его возвращению на Родину не предвещала: «Я подумал - надо переждать. В первую очередь будут хватать артистов - они, гады, все шпионы, разъезжают, секреты рассказывают».

На вопрос о конфликте с Юрием Никулиным он сказал: «Человек умер, неохота ничего плохого говорить, но он мне, в общем, хорошего не делал». Понятно, что затаилась в сердце артиста обида за то, что в свое время его демонстративно не пригласили на премьеру при открытии цирка после ремонта, что не дали провести юбилейное выступление в связи с 60-летием...

Насчет своего проживания в Германии Олег Константинович подчеркнул: «Понимаете, никто не сбегал, не предавал Родину, ничего такого не было! Путин мне недавно телеграмму прислал о присуждении президентской премии, но меня не так премия обрадовала, как то, что он меня считает нормальным человеком, не предателем. Некоторые говорят, что мы убежали. Это не так. Мы здесь, на Западе, пропагандируем русское искусство. А другие только языками болтают и деньги из России вывозят».

...В Германии живет дочь Олега Константиновича и внучка, которая еще учится в школе, с удовольствием изучает иностранные языки. А вот внук живет и работает на фирме в Москве, приезжает в гости, а пойти по стопам деда, продолжить его школу не захотел. Так что приходится Олегу Попову успокаивать себя тем, что у Чаплина тринадцать детей было, и то никто не стал клоуном.

Разговаривая с Олегом Константиновичем, трудно было удержаться от вопроса: «А может быть, вы все-таки вернетесь в Россию, ведь вас там по-прежнему помнят и любят?»

- Я чувствую это, потому что звонят, с днем рождения поздравляют и просто так спрашивают, где я, что, как? Сейчас какая-то волна пошла. А то забыли, лет десять не помнили меня. Но пока мне пенсию не дадут человеческую, моей ноги там не будет. Сколько? Вот считайте: чтобы я мог кушать, за квартиру заплатить, бензин купить, чтобы на дачу ездить. И все. Я не хочу, чтобы, как у Березовского или еще кого там, миллиарды были. Мне не нужны миллиарды. Мне надо, чтобы я мог нормально и спокойно жить. Я всю жизнь, почти 50 лет собирал деньги на старость, так как знаю, что старость - не радость. Деньги пропали. Если бы не пропали, я бы не просил у государства. Я и сейчас не хочу клянчить: если достоин - дайте. Не достоин - не давайте.

Глядя на Олега Константиновича, понимаешь, что он, несмотря на возраст, полон творческих планов и сил, а в глазах по-прежнему светится искорка. «Да вот я и сам удивляюсь, - говорит он, - что мне уже семьдесят три. Даже страшно сказать, а в душе лет двадцать, наверное. Правда. Просто не хочется смотреть в зеркало».

Творческие планы - они, как река, потихонечку текут, и что-то получается. Конечно, есть задумки - книга, репризы.

- Я уже одну детскую книжку написал - «Мой друг Мишка», про собачку. Года три назад она здесь вышла. Я занимаюсь своим делом и делаю его хорошо. Каждый должен делать свое дело хорошо и оставлять в жизни чистые следы.

В конце беседы я попросила Олега Константиновича пожелать что-нибудь российским учителям и всем читателям «Учительской газеты». Вот что он сказал:

- Учителям я желаю, чтобы они вовремя получали зарплату и чтобы хорошие люди из школ не разбегались. В образовании я не специалист, но часто слышу, что наше образование очень хвалят и ценят на Западе. И это приятно.

И хотя наша встреча была очень доброй и душевной, но осталась после нее на сердце какая-то обида. Обида за то, что в такой богатой стране, как наша, все народное богатство вдруг оказалось в руках всего лишь нескольких ранее никому не известных людей, а всенародным любимцам, таким, как Олег Попов, кто всю жизнь работал для страны, для своего народа, не хватает денег на пенсию, достойную их работы. Но очень хочется, чтобы как символ всего хорошего и доброго, что было раньше в нашей жизни, снова появился в России «Солнечный лучик» для тех россиян, которые честно живут и работают, но у которых нет денег и возможности, чтобы поехать в Германию и там посмотреть настоящий русский цирк. Дорогой Олег Константинович, пожалуйста, приезжайте к нам в Россию!

Хайнсберг - Берлин