Без былых посредников-цензоров между партией и литературой. И роман читается не как апология сталинской коллективизации. Это честное зеркало аграрной революции со всеми ее светлыми надеждами и искривлениями.

Отныне более выразительным предстает то, как Шолохов писал правду вопреки вождям. Два примера. Вот пишется при Сталине сцена самой первой встречи сталинского эмиссара Давыдова и местного секретаря райкома - дан настрой всему дальнейшему чтению. Так Давыдов получает отпор своим идеологическим установкам: «Нет, товарищ, так не годится. Этак можно подорвать всякое доверие к нашим мероприятиям. А что скажет тогда середняк? Он скажет: «Вот она какая, Советская власть! Туда-сюда мужиком крутит». Ленин нас учил серьезно учитывать настроение крестьянства, а ты говоришь...» Или монолог Давыдова из второй книги, что вышла при Хрущеве: «Ты норовишь перед районным начальством выслужиться, районное - перед краевым, а мы за вас расплачивайся. А ты думаешь, что народ слепой? Он видит, да куда же от вас, таких службистых, денешься?..» Эти откровенные монологи в прежних изданиях не акцентировались. Дворяшин снял с «Поднятой целины» идеологическую «позолоту».

Многое отреставрировал Юрий Дворяшин. При Сталине вычеркивается из романа имя Троцкого. При Хрущеве во времена искоренения культа Сталина исчезает сцена, где колхозу меняют имя, хотя она правдиво выразила время. Ученый выявил, как усердно опресняли редакторы стиль и слово Шолохова. Один из примеров: было «сверканул глазами» - стало «сверкнул...». А сколько исправлено укоренившихся опечаток. Десятилетиями, к примеру, читали вместо «сиплый тенорок» - «сильный тенорок».

Текстология в исполнении сибиряка одобрена известным литературоведом Лидией Громовой-Опульской. Это самый авторитетный нынче текстолог, член-корреспондент РАН. Издание ознаменовывает собой начало подготовки к 100-летию Шолохова (2005 год), что предопределено указом Президента России.

Валентин ОСИПОВ, издатель, писатель, лауреат Всероссийской Шолоховской премии

P.S.

Выход научного издания романа создает новую проблему. Он не будет использован в школе и в вузах, ибо тираж всего-то 2 тысячи экземпляров и издана книга в Екатеринбурге.

Остается пожелать, чтобы объединились Министерства образования и печати с целью выпустить роман целевым назначением.