Тогда ректор Игорь Вершинин заверил общественность: никакого наказания за несанкционированную акцию в отношении протестующих не будет. Однако уже на другой день на сайте одной из самарских телекомпаний появилась информация о том, что нескольким студентам, принимавшим участие в акции, грозит отчисление. Мы обратились в вуз за комментарием. Ввиду отсутствия Игоря Вершинина прояснить ситуацию согласился первый проректор СГПУ Валерий Хенкин.

Тридцать лет без капремонта

Как оказалось, «ахиллесова пята» одного из лучших педвузов страны (по версии Минобразования, СПГУ занимает 6-е место в рейтинге 2002 года по России. См. «УГ» № 27 за 1 июля с.г.) - это 4 общежития. Существуют они с 70-х годов, и за это время, по утверждению первого проректора, капремонта там никогда не было ввиду отсутствия средств. Ректор не единожды обращался в Минобразование - объяснял ситуацию, но со средствами по-прежнему напряженно: в 2003 году на содержание этих объектов, по словам Валерия Хенкина, выделили лишь миллион с небольшим.

Основные претензии участники акции адресовали к коменданту общежития, которая, по их утверждению, брала со студентов деньги за возможность проживать в общежитии: по условиям вуза из общежития отселялся всякий, кто нарушал установленные здесь нормы поведения. Но решительно не устраивало студентов и то, что их привлекают к хозяйственным работам. Студенты полагали, что у администрации нет на то юридических оснований.

Последняя претензия, как утверждают юристы, правомочна - студенты платят за проживание (100 рублей в месяц) и в вузе есть сотрудники - должны во всяком случае быть, - в обязанности которых работы подобного рода входят.

Валерий Хенкин считает такую постановку вопроса дискуссионной. Вселяясь, человек заключает с вузом договор «О временном проживании в студенческом общежитии», где в числе прочего сказано, что студент обязуется «соблюдать чистоту в жилых помещениях, местах общественного пользования, производить уборку жилого фонда, участвовать в работе по самообслуживанию в общежитии». И это, по утверждению первого проректора, не изобретение СГПУ - существуют министерские документы, на основании которых эта позиция включена в договор.

Что касается отчислений студентов, то приказ действительно существует, но в списке много тех, уверяет Валерий Анатольевич, кто не имеет к акции никакого отношения. В приказе фигурируют порядка 50 студентов разных факультетов. Как бюджетных, так и небюджетных форм обучения.

- Процедура отчисления, - пояснил первый проректор, - осуществляется в соответствии с законом о высшей школе. Если студент не сдает летнюю сессию и до 1 октября не решает проблемы, то неминуемо встает вопрос об отчислении. Зимнюю сессию студент сдает в январе. Февраль ему дается на то, чтобы ликвидировать задолженности, коли таковые возникают, и уже 1 марта студент может и должен быть отчислен, если ликвидации не произошло. Наличие трех задолженностей в СГПУ предполагает автоматическое отчисление.

Отслеживать ситуацию и принимать по ней решения обязан декан вузовских факультетов. Трое из них получили выговоры за то, что не сделали это своевременно.

Выговорами, как выяснилось, дело не ограничилось. Один из деканов подал заявление об увольнении по собственному желанию.

Приказ об отчислении «вышел в свет» 28 мая. Утром. К вечеру в ректорат сообщили, что студенты приняли решение о прекращении акции, а часть ее участников - из тех, кто оказался в списке отчисленных, несколько позже встретились с Хенкиным. Больше всего ребята, по словам проректора, волновались по поводу армии, призыв в которую с потерей студенческих корочек стал для них реальностью.

Попала в число отчисляемых и Катя Болтунова. И эта студентка также, уверяет Хенкин, была у него. С тем была, чтобы продемонстрировать документы, свидетельствующие об устранении задолженности. И немедленно, утверждает проректор, появился приказ, оставляющий студентку в вузе.

А была ли голодовка?

Наблюдавшие за ситуацией журналисты считают Катю одним из лидеров студенческой акции. Акции, сюжеты о которой шли по ТВ, которой многие местные газеты посвящали первые полосы. Акции, чьи участники требовали немедленного увольнения тех, кто, по их утверждению, вымогал со студентов деньги под угрозой выселения.

Валерий Анатольевич тоже считает Катю одной из застрельщиков студенческого выступления, но, по мнению первого проректора, СМИ сильно преувеличили, определяя его как голодовку.

- Давайте рассуждать здраво, - предложил он мне. - 20-35 студентов появлялись в рекреации 7-го этажа общежития на матрасах и под антикоррупционными плакатами, как правило, тогда, когда туда приходили представители СМИ. В остальное время они разбредались кто куда. Их видели на дискотеках, на мероприятиях Дня города... В общежитии дежурил наш медработник, но студенты отказывались от его услуг. Когда одна из газет, решив нас проверить, привела независимого, как журналисты выразились, медика, то он, осмотрев «голодающих», не обнаружил в их состоянии никаких отклонений. Хотя таковые в случае отказа от приема пищи у некоторых возникнуть могли, поскольку имели место хронические заболевания.

Есть у проректора большие сомнения и в том, что ребятами двигало исключительно желание искоренить зло. По данным сформированой в вузе комиссии, у участников акции были не только академические задолженности, они имели репутацию злостных нарушителей порядка - были обнаружены докладные, свидетельствовавшие об их участии в пьянках и, как выразился проректор, мордобитиях.

У Александра Матвеева, сотрудника редакции «Самарские известия», в чьих стенах ребята объявили о прекращении акции, иное мнение - вид у прибывших к журналистам студентов был довольно-таки изможденный.

Матвеев не исключал, что в числе «акционеров» были те, кто имел проблемы с учебой и не лучшим образом себя вел, но журналист следил за ситуацией с самого начала, много общался со студентами и считает неверным мазать всех одним миром. Впрочем, и Матвеев не отрицает причастности к событиям некоего предпринимателя, о котором говорят как о человеке, использовавшем ребят в своих политических целях.

Закончив журфак СГПУ два года назад, человек этот занимался предпринимательством, и, как утверждает первый проректор, «костяк группы, принимавшей участие в акции, работал у этого товарища, в чем признались и сами студенты, и их родители».

Валерий Анатольевич уверяет, что с руководством вуза связывались представители некоторых партий и политических движений и говорили, что к ним обращался этот человек и предлагал свои услуги в качестве политтехнолога, рекламируя себя как того, кто способен поднять молодых людей на акцию протеста.

Таков взгляд на конфликт проректора. И в вузе, и в городе есть те, кто точно так же смотрит на этот конфликт как на попытку неуспевающих и недисциплинированных студентов разрешить таким образом свои проблемы и как на апробацию некоей политтехнологии. Но и в вузе, и в городе есть немало и тех, кто считает это поступком, людей, спровоцированных не столько чьим-то влиянием, сколько неблагополучием ситуации, сложившейся в вузовском общежитии. Истина, по-видимому, где-то посередине.

Несколько слов о последствиях

Три декана, как уже отмечалось, получили взыскания. Один уволился. Получили взыскания комендант и проректор по хозяйственной работе. Бабушек на общежицких вахтах заменяют охранниками. Это то, что касается административно-хозяйственной линии сюжета. Что касается криминальной, то ею, естественно, занимался не вуз. Ею занималась прокуратура, а развивалась она следующим образом.

На основании обращения ректора (получив от студентов жалобу Вершинин передал ее правоохранительным органам) и информации в СМИ, прокуратурой области была создана бригада в составе представителей областной, городской и районной прокуратуры.

Бригада выехала в вуз и произвела проверку, по результатам которой прокуратурой Советского района Самары по фактам незаконного выселения студентов из общежития и по фактам несоответствия платежных документов предъявляемым требованиям было возбуждено уголовное дело по статье 286 УК РФ «превышение должностных полномочий» и по статье 160 - «присвоение и растрата».

Кроме того, по результатам той же проверки та же прокуратура внесла представление «Об устранении нарушений законодательства об образовании, жилищного, трудового законодательства в деятельности студенческого общежития».

Был также принесен протест на приказ ректора педуниверситета № 84 К от 12 мая 2003 года о создании комиссии по аттестации студентов. Законодательство об образовании, как пояснили в облпрокуратуре, не предусматривает создания такой аттестационной комиссии. На взгляд прокуроров, аттестация студентов может проводиться лишь по результатам сессии (критерием может быть лишь академическая успеваемость) и аттестовать студентов, ориентируясь на их поведение, неправомерно. Требования, изложенные в протесте, были признаны ректором обоснованными. Ректор данный приказ отменил.

Что же касается незаконных выселений и сомнительных платежек в общежитии, то в месячный срок по требованию прокуратуры вуз должен все нарушения устранить. Будем надеяться, что после этого поводов для повторных акций у студентов не будет.

Самара