9 апреля 1941 г. я был призван в Красную Армию. Служил в 499-м отдельном строительном батальоне. В мае 1942 г. состоялся выпуск из пехотного училища без присвоения офицерских званий. Потом был Калининский фронт, 27-я Гвардейская стрелковая дивизия. В одном из боев меня ранили, попал в госпиталь в Горьком. Как только встал на ноги, послали в военно-химическое училище, но я отказался от обучения: боялся, что война закончится без моего участия. С конца 1942 г. участвовал в Сталинградской битве, был пулеметчиком. После войны - учеба в Военном педагогическом институте Советской Армии. Был офицером-воспитателем Тульского суворовского военного училища, директором средней школы, аспирантом и научным сотрудником АПН РСФСР, доцентом, старшим научным сотрудником. Впоследствии стал заведующим кафедрой, профессором Коломенского пединститута.

Во время одной из встреч ветеранов 116-й стрелковой дивизии в Волгограде мы пришли в Музей обороны города. Под стеклом пробитые пулями и осколками партийные и комсомольские билеты. Разумелось, что владельцы билетов погибли. С фотографии одного из них очень серьезно смотрел мальчишка. Прочитав запись на развороте билета, узнал: комсомольский билет №4969214 принадлежал Петру Герасимовичу Баранову, год рождения - 1924, время вступления в ВЛКСМ - 22 ноября 1938 года. Один из посетителей попросил экскурсовода подробнее рассказать о нем. И тут у меня невольно вырвалось: «Мог бы рассказать о нем и я. Но, пожалуй, будет лучше, если вы послушаете его самого». И я представил убеленного сединами мужчину...

25 октября 1942 года помощник командира взвода старший сержант Петр Баранов, находясь в 97-й отдельной стрелковой бригаде, вел бойцов своего взвода в наступление. Чем ближе к немецким окопам, тем плотнее огонь вражеских пулеметов и автоматов. Рванулся было к немецкой траншее. Но фашистская пуля остановила его и прострелила билет. Потерявшего сознание бойца перетащили к берегу Волги, понесли на пароходик... Пролетел немецкий самолет и сбросил бомбу... Петр очнулся в холодной волжской воде, стал барахтаться. В госпитале быстро подлечился и вскоре снова оказался на передовой, снова ведет в наступление взвод, но уже в 116-й стрелковой дивизии. Старший сержант умело организовал бой и увлекал товарищей личным примером, продвигаясь со взводом вдоль балки Водяной, очищая от немцев балку и ее отроги. Автоматной очередью он упредил выстрел немца, который прицеливался в автоматчика А.Потасяна, но был ранен сам. Снова ранение, снова госпиталь. Потом он стал коммунистом.

Парторг нашего батальона Х.Шагеев в завершающий период сталинградских боев писал в дивизионной газете: «На днях ко мне забежал старший сержант тов. Сыропятков, чтобы на клочке бумаги написать созревшее в бою решение: «Я в партию хочу вступить сейчас, потому что судьба моей Родины решается в жестоких боях под Сталинградом, где в первых рядах бойцов Красной Армии сражаются коммунисты, среди которых хочу быть и я».

В короткий перерыв между боями, здесь же на передовой собрались коммунисты и, разобрав заявление, приняли Сыропяткова кандидатом в члены ВКП(б)... Партийная организация растет с каждым днем». В статье сообщалось о том, что оформлены документы для вступления в партию лучшего снайпера-комсомольца Ипполитова, сержанта Гусевского и других.

Закончу статью напоминанием о выдающемся вкладе в защиту Отечества коммуниста с марта 1919 г. Маршала Советского Союза Г.Жукова. На склоне своей жизни в ответ на приветствия в честь 75-летия он сказал: «Высоко вознесло меня наше государство. Мало кто удостаивался столь высоких званий, как я, став Маршалом Советского Союза и четырежды Героем. Но самым высоким званием я считал и считаю звание коммуниста и большевика с более чем полувековым стажем. Всеми своими заслугами и достижениями я обязан прежде всего нашей партии, которая заботливо растила меня, выдвинула на командные посты, учила сурово и нелицеприятно, чтобы я мог двигаться вперед, выше...»

Петр ГОРНОСТАЕВ, доктор педагогических наук, профессор, инвалид Великой Отечественной войны, Коломна, Московская область