В Вологодской области работа по изучению самых разных аспектов истории Вологодского края ведется на протяжении двух столетий. То, что Валерий Васильевич занялся этой темой, он объясняет атмосферой самого края, где все чувствуют на себе налет старины и склонны обращаться с ней очень серьезно.

- Мы не существуем вне истории, - объясняет он. - Только заглядывая в прошлое, можно выстроить контуры будущего. Если говорить о военном периоде, то Вологодчина напрямую участвовала в войне: территорией (в Оштинском районе проходила линия обороны) и живыми силами. Более 330 тысяч человек приняли участие в военных действиях. Учитывая, что на 1 января 1941 года на территории Вологодской области проживали 1 миллион 661,5 тысячи человек, то доля воевавших составляла 21%. Я где-то прочитал, что без ущерба для экономики, культуры и дальнейшего развития общества цифра 10% считается пороговой, а у нас этот порог был превышен вдвое. Так что война аукается народу и сейчас. Особенно в демографическом плане. Кстати, есть примеры, как люди защищали механизмы жизни. Некоторые женщины оставались вдовами, не заведя детей, и потом не соединяли свои судьбы с другими мужчинами. А некоторые в одиночку поднимали целые семьи. К примеру, 994 вдовы Нюксенского района Вологодской области спасли, сберегли 2659 детей. Причем 63 из них были с пятью детьми, 44 - с шестью, 12 - с семью, 4 - с восемью, а Прасковья Ивановна Попова вырастила троих сыновей и шестерых дочерей.

Как говорит Валерий Васильевич, Вологодская область пропустила через себя более трех миллионов эвакуированного населения. Госпитали и военно-санитарные лагеря обслужили более 650 тысяч раненых. 75% из них вернулись в строй. Те, кто погиб от ранения в госпиталях Вологодчины, занесены в «Книгу-мемориал». После того, как она была разослана по военкоматам России, составителей завалили письмами те, кто хотел узнать о местах захоронения погибших родственников. Многие приезжали поклониться.

- Когда родилась идея создания «Книги памяти», мы объявили о замысле через СМИ, телевидение. По огромному потоку писем и отзывов стало понятно, насколько она желанна. Каждое письмо укрепляло веру в необходимость подобного шага. Люди часто передавали в своих посланиях рассказы близких, родных о войне, и эти фрагменты заслуживали того, чтобы войти в книгу. По ним можно было коллективно составить портрет человека, защищавшего наше Отечество. Как-то я получил письмо от Александры Гавриловны Квашенниковой из деревни Плотичье Устюжанского района. Она просила включить в «Книгу памяти» ее брата Александра. Я написал, что мы сделаем это обязательно. Александра Гавриловна ответила мне, и одна фраза из ее письма очень тронула: «Спасибо, что вы оживили моего братика». Я до сих пор нахожусь под впечатлением почти молитвенного понимания, что такое «Книга памяти».

На сегодня «Книга памяти Вологодской области» вышла в 35 томах общим тиражом 175 тысяч экземпляров. На ее завершение ушло почти 13 лет, в ней представлены почти полные сведения о погибших. Почти, потому что они до сих пор не исчерпаны. По словам Валерия Васильевича, эта книга - народная по замыслу и исполнению. Потому что никто так свято не несет память о погибших, как народ.

Вологда