В нашей семье хранится небольшой черный чемоданчик. Это чемоданчик моего дедушки. Когда я была маленькой, меня всегда тянуло заглянуть за комод. Там, в таинственной глубине, не сходя со своего поста, стоял загадочный чемоданчик. Бабушка почему-то называла его «тревожным». Мой дедушка кадровый военный. Война надела на него гимнастерку на тридцать лет. Когда звучал сигнал тревоги, дедушка быстро одевался, брал чемоданчик и уходил, а я ждала, когда он вернется и поставит загадочную для меня вещь на место. Иногда чемоданчик исчезал на несколько дней. Я ждала и частенько заглядывала за комод - не вернулся ли мой таинственный друг. Если он стоял на месте, значит, дедушка дома. Брать чемоданчик мне не разрешали: там хранились вещи, необходимые только для военного человека.

Но вот моего дедушки не стало. И чемоданчик больше никуда не спешит. Он только стоит и грустит. Его функция изменилась: он исполняет роль хранителя памяти. Когда я беру его в руки, всегда вспоминаю дедушку. Я часто открываю наш любимый «тревожный» чемоданчик. Там лежат старые фотографии, медали, а на дне - аккуратно свернутый солдатский треугольник. На нем химическим карандашом написано: «Глубокоуважаемая Аксиния Арсентьевна, ваш муж Иосиф Бердников погиб и похоронен 25.08.1943 г.»... Это похоронка на моего прадедушку. А дедушка стал военным. Я думаю, иначе не могло быть. Прадедушка погиб. Но эта участь миновала дедушку.

Фотография из «тревожного» чемоданчика. Старая, пожелтевшая от времени. На ней - группа женщин в белых халатах. Среди них удивленными большими глазами смотрит в объектив фотоаппарата девчушка с толстой косой. Чтобы быть наравне со взрослыми, она стоит на скамеечке. Это моя бабушка. Ей всего 11 лет. Она парикмахер. Эта скамеечка часто выручала бабушку в работе, когда в кресло садились рослые бойцы. Сейчас, когда бабушка вспоминает то время, она горестно качает головой: «Сколько стриженных мной головушек полегло на израненную землю». И плачет. Дедушка про войну ничего не рассказывал. Не любил. Просто говорил: «Это страшно». Наверное, он боялся, что я могу испугаться, пережив то, что пережил он. Но об этом напоминают медали за отвагу, проявленную им. Они, молча поблескивая, говорят о пережитом на страшной войне.

В каждой семье есть память о близком человеке, участнике той Великой Войны. Это память о жизни целого поколения. Оно уходит. И 60-летие Победы - возможно, их последний юбилей. Уходит живая память. Но она сохранится в вещах, фотографиях, письмах.

А иначе зря погибли миллионы. В их числе и мой прадедушка Иосиф Бердников, память о котором стережет «тревожный» чемоданчик.

Екатерина ЛУКАШОВА, студентка педагогического колледжа, Комсомольск-на-Амуре