Крепость под  названием ЕГЭ

В прошлом году ЕГЭ в России сдавали 16 регионов. Этим летом их уже 48, и Воронежская область в их числе. Для нее это впервые, она только-только начинает, поэтому вопросов миллион, старшеклассники дрожат как осиновый лист, а родители и педагоги о-очень сильно переживают, «ласковым» словом вспоминая реформы, министерство, правительство и т.д. Одновременно пытаются в грядущих переменах нащупать рациональное зерно: а вдруг и вправду в вузы станут поступать самые способные, а не «приспособленные»?! Поэтому, как бы ни ругались и ни возмущались, однако, к ЕГЭ всеми силами готовятся. Со стороны все это очень напоминает поговорку «глаза боятся, а руки делают». Или про двух лягушек, которых в сметану бросили: хочешь выжить, взбивай масло. Посему в области уже намечены 124 школы, где будут проходить единые экзамены. Эти школы так и называются - пункты проведения ЕГЭ. Выпускников будет примерно 23 тысячи, из них почти 10 тысяч - это ребята из школ областного центра. Недавно в Воронеже провели свой собственный учебно-тренировочный ЕГЭ по математике. Об этом наш репортаж.

Воронеж, 25 марта, восемь тридцать утра, холодно, в маршрутке проезжаю вдоль главной улицы городского левобережья - Ленинского проспекта. На пути - две большие школы, которые видно с дороги, и одна маленькая. Каникулы начались, но около больших школ толпятся старшеклассники, а маленькая - будто спит: тишина, детей не видно... Ей повезло: из-за несовременности (старая постройка) и, по городским меркам, малочисленности (всего учеников человек триста) ее не назначили приемным пунктом для ЕГЭ. Вот и «спит» школка в обычном режиме, а местных выпускников учителя повезли в соседнюю, большую. Туда не пошла, еду дальше, до гимназии имени Андрея Платонова. Ей сегодня тоже не до сна, она тоже - приемный пункт по сдаче ЕГЭ. Мало того, она еще и показательный пункт! Отданный на «растерзание» дотошных корреспондентов. Накануне комитет образования администрации Воронежа специально пригласил журналистов в Платоновскую гимназию, чтобы мы «живьем» увидели, а потом и описали все подробности учебно-тренировочного ЕГЭ, который город решил провести, не дожидаясь пробного всероссийского экзамена, намеченного на 25 апреля. Зачем? Об этом чуть ниже, а пока - мы уже стоим на гимназических ступенях.

Перед входом сотни две будущих выпускников ведут себя спокойно и довольно организованно. Практически у каждого в руках паспорт: в это утро вход в гимназию строго по документам - то есть чтобы все как по-настоящему, как будет девятого июня, на которое запланирован всероссийский ЕГЭ по математике. И тогда все будет так же: вход по паспорту, а если его нет, то по свидетельству о рождении и по справке из школы - заверенной и с фотографией ребенка. Никакой «давиловки» в дверях гимназии нет, все проходят спокойно. Будущих выпускников по одному пропускают внутрь, с ними немногочисленные сопровождающие. Среди взрослых узнаю известного в городе человека, директора педагогической гимназии № 5 Юрия Константиновича Левина. Видно, не мог не прийти, как всегда, волнуется за своих ребят: как они на чужой территории справятся?

Кроме пятой гимназии здесь же, в Платоновской, пишут в этот день математику еще две школы: 15-я и лицей № 2 - всего более 300 одиннадцатиклассников. Выпускники-«платоновцы», наоборот, ушли во второй лицей. Все эти тонкости-хитрости заставляют нас, журналистов, поочередно, но не сговариваясь, приставать к директору гимназии с одним и тем же вопросом: «А скажите, пожалуйста, за кого вы больше переживаете - за своих ребят, которые ушли сейчас в другую школу, или за организацию всей работы здесь, на месте?». Надо отдать должное, директор Павел Иванович Бондарев, отвечая, наверное, в третий уже раз, все еще держится молодцом, спокойно и без тени раздражения объясняя, что за своих, конечно, волнуется больше, но здесь и сейчас такая ответственность, что думать о чем-то другом нет ни сил, ни времени. Дело надо делать.

В восемь сорок пять все ребята уже стоят в фойе гимназии, сдав куртки в гардероб и определив табличку с номером своей экзаменационной аудитории. Таблички - на длинных палках (чтобы всем издалека было видно), держат их встречающие детей в фойе учителя - организаторы ЕГЭ. Каждый выпускник заранее знает номер своей аудитории, поэтому неразберихи нет, все кучкуются вокруг своих организаторов, и вот уже те, пересчитав по головам, ведут детей наверх, в классы. Платоновская гимназия - последняя школа-новостройка города, кабинеты здесь расположены в блоках: на каждые четыре классные комнаты свой коридор и санузел, очень удобно. Правда, непривычно и не сразу разберешься, куда идти и как найти свой кабинет. Но это предусмотрели, потому что знакомство со школой - приемным пунктом на самом деле очень важный момент, ведь по условиям проведения ЕГЭ учителя-организаторы обязательно должны быть из других школ - для соблюдения чистоты эксперимента, а проще говоря, чтобы на экзамене не смогли при желании подсказать своим детям. Поэтому учителей, задействованных на ЕГЭ, заранее приглашали в школы - приемные пункты на совещания. Рассказывали, как проводить экзамен, и знакомили с новым зданием. Так было по всему городу.

Тем временем наши выпускники уже подошли к своим классам. Пустые, «незадействованные» кабинеты были опечатаны - это тоже требование организаторов ЕГЭ. А перед каждой рабочей аудиторией на стене вывешены списки - имя, фамилия, отчество, класс и номер школы каждого ребенка, кто сдает экзамен именно в этой аудитории. И в отдельной графе - буква и номер варианта экзаменационной работы, которую выпускник будет писать. Это на всякий случай и несмотря на то, что каждый ребенок уже заранее знает номер своего варианта, как и номер экзаменационной аудитории: сказывается подготовительная работа в школах. Тем не менее ребят впускают в классы, сверяя их паспортные данные с тем списком, который есть у учителей-организаторов. Вот такая тройная степень защиты от случайных двоек за ЕГЭ по причинам «а я класс перепутал» или «а я не тот вариант делал». В кабинетах за каждым столом только один стул, а на углу стола табличка с номером и буквой варианта. Одиннадцатиклассники рассаживаются, и тишина в классе наступает ровно без пяти девять - есть еще время на то, чтобы сосредоточиться и перепроверить, все ли ручки-карандаши на столе. Проверять легко, потому что у всех только минимум: ручка, карандаш, точилка, резинка, линейка и паспорт.

Кстати, о ручках. Они у всех обязательно черные, гелевые или капиллярные. На настоящем экзамене синий цвет в бланках ответов компьютер читать не будет. Знаю, что некоторые из учителей-организаторов специально захватили с собой из дома по две-три лишние ручки с черным стержнем на случай забывчивости учеников.

За пять минут успеваю познакомиться с учителями-организаторами в своем классе (желающим журналистам разрешили присутствовать на «экзамене») и просмотреть список ребят: семеро из гимназии № 5, трое из пятнадцатой школы и пятеро из второго лицея - всего 15, рассажены вперемешку - так, чтобы одноклассники оказались в разных углах класса. Ровно в девять часов учителя раздают КИМы и все начинают заполнять первый лист - бланк регистрации.

Два слова о КИМах. Они самые что ни на есть настоящие, внешне почти как те, которые ожидаются на реальном ЕГЭ. Разрабатывали задания для городского репетиционного экзамена трое известных в городе учителей-математиков, на основе материалов ЕГЭ прошлого года. Конечно, все делалось втайне, хотелось не только потренироваться, но и прикинуть хотя бы приблизительно уровень знаний и возможный результат. Все бланки надо было еще напечатать, причем почти 10-тысячным тиражом каждый, уложить в папочки и в таком виде преподносить детям. Главным финансистом проекта стал депутат Воронежской областной Думы, предприниматель Сергей Чижов. На все ушло около ста тысяч рублей, наверняка на подобную репетицию в бюджете денег не нашлось бы.

Вопросы начались сразу, как только выпускники взялись заполнять первый, регистрационный бланк и это несмотря на то, что в каждом классе на доске было написано, в каких клеточках что писать. Да плюс еще учитель показывал и комментировал:

- Пишем: «регион» - 36-й. «Код образовательного учреждения» - посмотрите внимательно, вон на доске три кода ваших трех школ, выберите свой и впишите...

В коридоре блока - три дежурных учителя-организатора, с двумя знакомимся: Андрук Лариса Серафимовна, преподает английский в школе №97, Стадников Алексей Викторович - учитель физкультуры из той же школы.

- С какими вопросами к вам приходят ответственные организаторы из классов?

- В основном это заполнение бланков или что-то не пропечаталось в задании.

- А вы лучше знаете, как заполнять бланки?

- Нет, просто учителям в классах нельзя выйти из коридора, а мы можем сходить к организаторам экзамена - завучу или директору школы-приемного пункта. У них вся информация по заполнению бланков, или, если, к примеру, ребенку медсестра понадобится, директора обязательно надо поставить в известность. Мы на этом экзамене не работаем непосредственно с детьми, мы как связующее звено между организаторами экзамена по всей школе и учителями-организаторами в классах.

- А предварительная подготовка с учителями проводилась?

- Конечно! Собирали всех, учили заполнять бланки, видеофильм о ЕГЭ показывали. И здесь, в гимназии, собирали, и у нас в школе дважды.

- Что вы думаете о настоящем едином экзамене, который предстоит сдавать в июне?

- Отношение неопределенное, большая неизвестность впереди. Главное - настроить ребенка. Настроить на серьезность, чтобы не было легкого отношения к экзамену. Здесь нужна собранность.

Эти интервью я брала уже после того, как вышла из класса. На заполнение бланков у ребят ушло всего 15 минут. Для первого раза очень неплохо. Хотя некоторые вопросы казались неожиданными. Один из выпускников не смог без посторонней помощи разобраться, что в его паспорте есть номер, а что - серия. Другой тихонько пытался у меня выяснить, можно ли ответы сначала вписать в бланк карандашом, а потом обвести их черной пастой. Этот вопрос я позже специально задавала на пресс-конференции: НЕЛЬЗЯ! В бланках надо сразу все писать ручкой, а карандашные отметки оставлять для черновика. Лучше всего сначала работать в черновике, сделать часть заданий, перепроверить, а потом ручкой вписать ответы в бланк. Но один вопрос с места был просто «потрясающим»:

- А как заполнять тестовый лист?

- ?!! Но вас же учили! - удивлению учителей в классе не было предела.

- Учили, - вздохнув, согласилась девушка, - а толку...

Вывод только один: всегда найдутся дети, которым будет мало любой подготовительной работы, какой бы расхорошей она ни была. И это еще один довод в пользу лишних репетиций и тренировок перед настоящим ЕГЭ.

В 9 часов 25 минут класс уже вовсю работал над математикой, полностью включенный в тренировочный экзамен. А в десять журналисты дружной толпой потянулись на пресс-конференцию, которую для них организовали в кабинете химии (по такому случаю «печати» сорвали). На вопросы журналистов отвечало городское и районное начальство - главные организаторы экзамена.

Председатель комитета образования администрации Воронежа Алексей Моисеевич Фактор - о том, для чего нужна дополнительная тренировка перед ЕГЭ:

- Мы считаем, что необходимо дать как можно более полную информацию об организации и целях самого экзамена и детям, и педагогам, и родителям учеников. В СМИ по сей день идут дискуссии, нужен ЕГЭ или нет. Ряд регионов выступают против проведения единого экзамена. Управленцы Воронежа считают, что ЕГЭ позволит не только провести всеобщий государственный мониторинг качества знаний, но и даст возможность педагогам-профессионалам получить всю недостающую информацию в организации учебного процесса и в итоге улучшить качество знаний. Сегодня каждый наш ребенок выполнит это учебно-тренировочное задание и после того, как работа будет проверена, получит ее на руки - чтобы проанализировать результат, а потом поработать над теми темами, в которых разбирается слабо. И еще хотим, чтобы дети убедились: не так уж это и сложно - написать ЕГЭ, ведь школа уже дала им нужные знания. Теперь главное - не растеряться.

Сейчас наша задача - снять прежде всего психологическую напряженность детей, педагогов, родителей и организаторов единого экзамена. Не боги горшки обжигают. Мы попробуем на учебно-тренировочном экзамене так отшлифовать технологию его проведения, чтобы никаких вопросов ни у кого не осталось. А если и останутся, то впереди, 25 апреля, еще пробный экзамен - будем работать.

Заведующая отделом образования Левобережного района Воронежа Людмила Васильевна Шкарупина - о том, как подбирали учителей-организаторов ЕГЭ:

- По Левобережному району таких у нас 416 человек. Ни по диплому, ни по роду своей деятельности они математиками не являются - это требование для всех организаторов на экзамене по математике. Подобрать таких людей было довольно сложной задачей. Например, когда привлекли учителей начальных классов, тоже стали смотреть, есть ли среди них математики. Приходилось даже менять списки. С удовлетворением могу сказать, что мы начали эту работу вовремя, примерно с октября, то есть сразу, как только узнали, что Воронежская область входит в эксперимент. Сначала провели подготовительную работу по подбору руководителей, ведь не в каждом образовательном учреждении директор является руководителем приемного пункта ЕГЭ. Потом пошел подбор организаторов в классы, дежурных организаторов.

Сегодняшняя явка на учебно-тренировочный экзамен тоже радует. Из 1866 выпускников в Левобережном районе на экзамен пришли 1817. Отсутствуют только те дети, которые будут сдавать экзамен по щадящему режиму, их присутствие на сегодняшнем экзамене было необязательно. Мы ведь никого не заставляли приходить, так и говорили: мы приглашаем вас, придите, попробуйте, потренируйтесь! Из 416 педагогов-организаторов не явились только двое, и то потому, что заболели. То есть отношение к экзамену, сами видите, очень серьезное.

Еще несколько интересных подробностей, которые прозвучали во время пресс-конференции. Экзамены в форме ЕГЭ по выбору в Левобережном районе распределились так: русский язык хотят сдавать 38 процентов выпускников, физику - 18, химию - 13, на историю, биологию и географию пришлось примерно по 11-12 процентов желающих. Как сказала Людмила Шкарупина, можно с удовлетворением отметить, что практически нет «западающих» предметов. Этот выбор детей - тоже своего рода показатель качества обучения, причем серьезный показатель. Еще деталь: на время проведения ЕГЭ в районных администрациях стоят наготове автобусы - на всякий случай. В каждой школе организована охрана, дежурит милиция. Кроме действующих 37 школ-приемных пунктов еще 23 - резервные.

И смотрите, что получается. Из 112 средних общеобразовательных учреждений, участвующих в этот раз в ЕГЭ по городу Воронежу, 60 (больше половины) оказались непосредственно задействованы в новом мероприятии. Оно, конечно, хорошо, однако весь июнь эти школы будут в таком цейтноте, что ни на что другое, кроме ЕГЭ, времени у них не останется. А между прочим, именно с середины июня уже начинается подготовка к новому учебному году: кабинеты и коридоры белят-красят. Теперь, с введением ЕГЭ, учителям придется поневоле сократить свой отпуск - школу-то надо в порядок приводить, только когда: в июле, в августе? Конечно, на фоне больших реформ все это мелочи, но не слишком ли обидные для простого учителя «мелочи»? За них хотя бы оплата достойная предусмотрена?

Много вопросов осталось по вузам. В Воронежской области все университеты, академии и институты, принадлежащие Министерству образования, под ЕГЭ отдали примерно половину своих специальностей. Тем не менее даже в этих вузах, даже при таких условиях не получается, чтобы вся математика принималась только по результатам единого экзамена. На некоторые специальности детям придется ее пересдавать обычным способом. А уж о вузах других министерств пока вообще речи не идет. Они в этом году - лишь наблюдатели. И получается, что пресловутый стресс двойных экзаменов, который по идее должен уменьшиться минимум вполовину благодаря ЕГЭ, в этом году, наоборот, «утраивается»: обычные вступительные экзамены в вузы частично или полностью сохраняются - это раз, в школе дети сдают выпускные - это два, да плюс еще большинство выпускных экзаменов идет в форме ЕГЭ - это три. Если к 2005 году, на который запланировано повсеместное введение единого экзамена, отношение вузов к нему останется прежним , то уж отношение учеников и их родителей к министерским реформам изменится на сто процентов! И далеко не в лучшую сторону.

Тем временем наш учебно-тренировочный ЕГЭ плавно подходил к своему завершению. На 30 заданий детям, как и на настоящем экзамене, дали четыре часа: с девяти утра до часу дня. Но первые «отстрелявшиеся» вышли из кабинетов уже в половине одиннадцатого. Счастливые! Даже те, кто выполнил далеко не всю работу. «А чо сидеть? - отвечал один из них на вопросы журналистов. - Все я все равно не сделаю. А на четверку написал, по крайней мере я так думаю».

К половине первого в классах практически никого не осталось, работы собрали. Ученики на проверку сдавали не отдельные листы, а папки, в которых были и черновики, и бланки ответов: КИМы каждому раздавались именно в папочках, очень удобно. И тут началась «эксклюзивная» часть работы, все-таки экзамен был тренировкой, репетицией. То есть на настоящем ЕГЭ все работы централизованно соберут для проверки через компьютер или силами ГЭК, а у нас эту роль взяли на себя математики города. Их тоже заранее обрадовали столь почетной обязанностью, и к двум часам дня, как было условлено, они пришли в школы .

Ровно в четырнадцать ноль-ноль в присутствии учителей, сотрудников районного отдела образования и оставшихся журналистов официально вскрыли конверт с решениями и ответами. Потом учителя распределили между собой папки и начали проверку. Причем все математики тоже были не из Платоновской гимназии, то есть незаинтересованные.

Одним словом, всех перемешали: учеников в одну школу, учителей - в другую, а в свою - чужих учеников, чужих учителей-организаторов, да еще и чужих математиков для проверки! Сами понимаете, подобные эксперименты удаются только при высококлассной организации всего мероприятия, когда каждый шаг продуман, просчитан и каждый человек на своем месте. Никаких срывов, ЧП и тому подобного во время учебно-тренировочного ЕГЭ не было.

Что же касается гимназии имени Платонова, то здесь, по словам директора Павла Ивановича Бондарева, главным ответственным организатором в этот день был основной завуч гимназии, курирующий область математики, Игорь Иванович Корчагин:

- Очень ответственный человек, интеллигентный, а как математик - точный, отсюда и такая продуманная организация экзамена в целом.

По прошествии недели я встретилась с председателем комитета образования Алексеем Фактором, чтобы узнать, чем дело кончилось. Причем интересовали не только общие результаты, а главным образом те ошибки и, скажем так, болевые точки, которые обнаружились во время тренировочного экзамена. Со дня на день ожидается пробный ЕГЭ, а там и до настоящего рукой подать.

Среди самых распространенных ошибок оказались ошибки при заполнении актов приема и передачи КИМов в начальной стадии и в конце экзамена. Такие вещи надо отработать до автоматизма. Так же, как и заполнение бланков. Тут и учителя-организаторы, которые были в классах и непосредственно помогали детям, не всегда вовремя ориентировались, и сами дети путались - то есть слабо отработали этот вопрос в школах.

Одна из серьезнейших проблем - не было алгоритма оказания первой медицинской помощи, и плюс к этому в школьных медкабинетах чувствовалась явная нехватка медикаментов. По словам Фактора, уже разосланы обращения в районные администрации с просьбой укомплектовать медкабинеты в школах - приемных пунктах. Эту проблему комитет образования будет отслеживать особо. Оказалось, что в школах зачастую не было врача, только одна медсестра. Врачи обязательно нужны, и во время проведения ЕГЭ они будут работать в школах. Но как в принципе оказывать медпомощь - нужен алгоритм.

- Стало ребенку плохо на экзамене, что должны делать организаторы? И те, что в классе, и те, что в коридоре, - все, непосредственно до руководителя приемного пункта. Как допускать к ребенку и руководителя, и медицинскую сестру? Впускать их в кабинет, где идет ЕГЭ? А по инструкции в кабинет никто из посторонних, кроме представителя ГЭК, не имеет права заходить! И как тут быть? Медсестра в кабинете - это нарушение инструкции или нет? Нужна расшифровка, как вести себя в таком случае, и делать ее должны государственные органы управления образованием.

Еще проблемы: не во всех приемных пунктах были предусмотрены комнаты, где бы на время экзамена находились штатные сотрудники - электрик и сантехник. Они должны быть в школе на всякий случай, но должны находиться в отдельном кабинете, а не бродить по коридорам. То же самое и с учителями, сопровождающими выпускников до школы - приемного пункта. То есть это те педагоги, кто из своей школы организованно везет или ведет детей туда, где те сдают экзамены, а потом забирает их обратно. Учителя отвечают за жизнь своих подопечных, поэтому должны находиться в чужой школе на протяжении всего экзамена, чтобы вовремя предоставить все сведения о ребенке в случае какой-то внештатной ситуации.

Что касается времени на сам экзамен, его предостаточно. Не было ребенка, который бы не успел выполнить работу. А вот черновиков надо не два листа, а хотя бы три. Два - мало. Свой тренировочный ЕГЭ город сдал неплохо: тех, кто выполнил менее восьми заданий, то есть фактически на «два», набралось 26 процентов. В реальности, наверное, цифра увеличится примерно до 30 процентов. Таков прогноз. Разумеется, вопросов и проблем остается очень много. Сразу их не решить, но есть надежда, что все образуется. Главное - не бояться и подходить к делу ответственно.

Фото автора

  • Через полчаса все включились в работу

  • Директор Платоновской гимназии Павел Бондарев показывает воронежские КИМы

  • Заместитель председателя Комитета образования Константин Викторов: «Вот так надо заполнять бланк регистрации»

  • Так вскрывали конверт с ответами