На обложке программы - девиз «Клонит, а не неволит, ведет, но не принуждает». Куратор одного из их детских садов Жанна Шопина уточнила: «Мы должны так сделать, чтоб дети сами просили их научить».

Ключевое слово тут, пожалуй, естественность. Как естественно не разделять малышей по возрастам, а устроить им большую разновозрастную семью, включая младших школьников, которые помогают малышам одеться-обуться, делятся школьной премудростью. Даже воспитателей тут называют просто по именам.

А что может быть естественней для ребенка, чем желание сориентироваться в ближайшем пространстве? На это делается акцент в первый год занятий. Освоение пространства идет активно, рукотворно. Не просто прогулка в парк, а составление по ее итогам плана-макета своего пути. Можно отметить на нем дома, деревья, большую лужу... Этот план находится в группе несколько недель, обрастая подробностями: свой подъезд, магазины, киоск с мороженым. А можно пригласить в гости ребят из другой группы с приложением плана, по которому надо найти на участке секрет, и начинаются вдохновенные поиски.

Чуть позже приходит время планов и макетов сценического пространства, декораций, зрительного зала для театральных постановок. Абстрактная идея пространства обживается, приобретает формы, становится рукотворной. И все это не за столами в классе, а в игре, с азартом.

Игровые пути уходят все дальше. Во втором полугодии начинаются путешествия по карте: на Северный полюс, в Африку, в Японию, к американским индейцам. Игры многодневные, с прокладыванием маршрута по карте, «пересаживанием» с одного транспорта на другой, массой приключений. А попутно даже самые маленькие дети получают образные представления о четырех сторонах света, об экзотических культурах народов.

Как говорят воспитатели, «развлекая, научаем, научая, развлекаем».

На каждой группе - два воспитателя. Один «взрослый-взрослый», а другой «взрослый-ребенок». Второй совершенно по-детски задает вопросы по ходу занятия, удивляется, переспрашивает - дети сразу чувствуют себя непринужденнее. На следующий день роли меняются. Детям здесь вообще вольготно и спокойно. Всюду на стенах, на шкафчиках - огромные портреты детей в лепестках из ромашек. Здесь принято всем вместе вглядываться в фото, выискивать, кто как изменился. Вот фото сияющей девочки Алины - у нее детский церебральный паралич, перенесла уже 7 операций. Из больницы прислала открытку: «У меня небольшие проблемки». «Алина, - ответила ей группа, - мы по тебе соскучились, возвращайся!» Кстати, никто не замечает, что она хромает. Зато все восхищаются, как Алина танцует. В «Золотой ключик» принимают всех - и больных, и здоровых. И, кстати, медики отмечают улучшение здоровья у всех, хотя никаких специальных методик тут не практикуют. Может, сказывается сама атмосфера дружбы и заботы младших и старших? Тот уклад большой семьи, которого дети лишены и в своих домах, и во дворах.

«А это дерево - наша родословная», - с гордостью показывает в классе учительница второклашек на россыпь детских фотографий с надписью внизу о мамах, папах, бабушках, дедушках. Кстати, родители - полноправные участники системы. На праздниках, вечерах, концертах выступают вместе с детьми. Обычная картинка: на одном из праздников малышка забралась маме на коленки: «Я устала!» Посидела немного и опять умчалась.

...Вдоль всей стены на уровне роста ребенка прочерчена розовая линия. На ней - какие-то отметины, внизу рисунки. Это очень значимое изобретение - «Ось Времени». Ее осваивают на второй год занятий. Ведь как и пространство, время для малыша безлико, аморфно. Но нет, это не свод исторических дат. Это свидетельство ярких событий в жизни самих ребят, соотнесенных с историческими. Отметины на «Оси Времени» - это память о путешествии детей на машине времени в первобытную эпоху, древний мир, во времена Христа, в Древнюю Русь, XIX век, на Бородинское поле, в наше время, в будущее. И все это в театрализованной форме, с изучением местных обычаев.

Когда география расширяется и дети ходят, например, во Францию, там их встречают мушкетеры. В Египте - кактусы, пирамиды (хоть и слеплены они прямо на участке рядом с детсадом). Ну а посещение Венеции, конечно же, заканчивается венецианским фестивалем в масках.

А внутри игры естественно и ненавязчиво проходит обучение счету, чтению, письму печатными буквами - надо же разбираться в карте, изготовлять железнодорожные билеты, вести полевые заметки.

Вообще разнообразные умения потому и впитываются детьми мгновенно, что не задавлены школьной казенщиной, все больше проникающей и в массовые детские сады. Предложили ввести английский язык - и в группе появился студент в качестве... Питера Пэна. Но любимый персонаж мог разговаривать только по-английски, и дети с азартом учили его русскому языку, а Питер в итоге всюду оставлял на предметах бумажки с их названиями по-английски и по-русски.

Требуется еще и систематика? Что ж, идут в ближайшую библиотеку, изучают разделы каталогов, а потом оформляют собственные книги в группе по разделам «умные книги», «книги с картами», заодно еще ввели раздел «поезда», очень уж много их скопилось. Ну а разложить по корзинам твердые мячи и пушистые, определяя их разницу, - чем не систематика? Заодно и комнату убрали.

Единое образовательное пространство - тут не пустые слова. Оно с предельной густотой наполнено событиями, предметами, поделками, рисунками. Причем в роли учителей могут выступать сами ребята. Дважды в день разновозрастная группа собирается вместе, в кружок. Намечают, кто чем будет заниматься, что будут изучать. Потом школяры уходят к учителям, а дошкольники, к примеру, изучают природный, растительный мир. Во второй половине дня они опять собираются вместе в свой кружок, и каждый по очереди обсуждает, кто что узнал. Надо видеть, как впитывают малыши премудрости старших!

И в программе это записано: «Занимать при общении различные позиции («сверху», «вместе», «рядом», «снизу») в зависимости от рода деятельности, источника инициативы, собственного настроения и партнеров».

Делиться друг с другом наработанным - это у них в крови. Вот второй класс, уроки закончились, дети не хотят расходиться. Тут же разбились на группы девчонок и мальчишек и стали мастерить бумажные куклы для кукольного театра. Показали спектакли друг другу, и все чего-то не хватает. Осенило: «Пойдемте первачкам наши спектакли покажем!». Кубарем скатились с лестницы.

И все же при такой открытости, распахнутости друг другу у каждого есть зона потаенного, сокровенного. В одной из комнат даже устроили специальные потайные ящички, каждый из которых может открыть только сам хозяин, храня там неведомые сокровища.

В детский сад, он же прогимназия № 11, в Долгопрудный я приехала на праздник. Виновницами торжества были три девочки в платьях принцесс, их провожали из детсада в школу. Провожали, как тут говорят, всей семьей. То есть - группой, включая и родителей, и учителей, и воспитателей. Дети были удивительно раскованны. Еще и потому, как объяснила мне их куратор Александра Сапожникова, что ребята не утомлены бесконечными репетициями, как в обычных детсадах. Минимальная подготовка, а дальше - импровизация. Тем паче что у всех здесь огромный опыт театрализаций.

Психологи отмечают у выпускников «Золотого ключика» очень высокий уровень произвольности, то есть способность самим находить себе занятия. А многие учителя обычных школ считают их «неудобными» - те не скрывают своего мнения, спорят с учительницей о непонятном, настаивая, чтобы та объяснила. Словом, «порядка не знают».

Программа существует в стране уже 18 лет. Но, к сожалению, как говорит директор Института психологии имени Выготского РГГУ, доктор психологических наук профессор Елена Кравцова, спрос на их опыт, как и на идеи Выготского, больше за рубежом.

Долгопрудный, Московская область