Было обследовано более 1200 курсантов выпускных курсов 14 военно-учебных заведений всех видов Вооруженных Сил за 2-3 месяца до выпуска. Опрошено около 100 офицеров курсового (ротного) звена, а также эксперты в области подготовки офицерских кадров из профессорско-преподавательского состава и командования вузов, Главного управления воспитательной работы Вооруженных Сил РФ и Главного управления кадров Минобороны России.

Актуальность и значимость проекта определяются непростой ситуацией в системе подготовки офицерских кадров. По словам начальника Службы кадровой и воспитательной работы Минобороны РФ генерала-армии Николая Панкова, военные вузы не в состоянии компенсировать ежегодную убыль офицеров с военной службы, существенно снижен уровень военно-профессиональной подготовленности выпускников.

Эти и другие причины обусловили утверждение Правительством России Федеральной программы реформирования системы военного образования в РФ на период до 2010 г. Первый этап ее реализации предполагает комплекс научных исследований по важнейшим направлениям подготовки военных кадров. Их результаты должны послужить созданию условий для реформирования системы военного образования. Часть этой научной работы выполнили социологи Военного университета.

Основная цель исследовательского проекта - выявить и описать социальную сущность и состояние военно-профессиональной готовности (ВПГ) выпускников военных вузов. В процессе исследования были решены задачи, связанные с научным обоснованием основных путей деятельности органов военного управления по повышению эффективности формирования профессионально важных качеств личности у выпускников в условиях реорганизации системы военного образования.

При изучении военно-профессиональной готовности авторы исходили из понимания ее как системного социального качества личности, позволяющего выпускнику успешно адаптироваться к условиям жизнедеятельности воинского подразделения, части, осваивать социальные роли в рамках должностных обязанностей, гармонично вписываться в систему социальных отношений, социальную структуру конкретной военно-профессиональной группы.

Были рассчитаны индивидуальные коэффициенты двух основных показателей ВПГ - военно-профессиональной подготовленности и предрасположенности выпускников. Первый из них отражает объективную сторону подготовки курсантов, полученные ими общевоенные и военно-специальные знания, умения и навыки, опыт самостоятельной практической деятельности. Второй - субъективные характеристики обучаемых, определяющие направленность на профессиональную деятельность офицера.

Установлено, что лишь у 2,42% выпускников уровень военно-профессиональной подготовленности оптимален, соответствует регламентирующим документам. У основной массы (около половины) будущих офицеров он в пределах 60-80% требуемого. Не лучше обстоит дело и с военно-профессиональной предрасположенностью курсантов. Ее общий уровень к моменту завершения обучения соответствует необходимому лишь у 2,2%. У большей части (56,87%) выпускников находится в пределах 50 - 80% от оптимального значения.

Сокращение времени на общевоенные и военно-специальные дисциплины после перехода военных вузов на обучение курсантов двум специальностям (военной и гражданской) объективно обусловило снижение качества военной подготовки. Положение усугубилось, когда вузы стали испытывать острый дефицит средств для полноценной боевой учебы. Например, из-за жесткой экономии боеприпасов и горючего, недостатка и неисправности тренажеров, боевой и учебной техники, недостатка других материальных ресурсов будущие офицеры Сухопутных войск осваивают военную науку не в поле, а на теоретических занятиях в аудиториях. Поэтому неудивительно, что наиболее низко оцениваются знания, навыки и умения выпускников в области тактики и военной топографии. Это прямое следствие проблем полевой выучки. Причем более 14% респондентов сами оценили личный уровень общевоенной подготовки как недостаточный.

В условиях недостатка ресурсов потенциал практической подготовки будущих офицеров используется крайне неэффективно. Прежде всего это касается войсковых (флотских) стажировок. Исследование показало, что более 50% курсантов-выпускников не получили практического опыта подготовки и проведения занятий с личным составом по основным дисциплинам боевой подготовки, разработки и оформления служебных (боевых) документов, более 80% - исполнения обязанностей дежурного по части, начальника (помощника начальника) караула, ответственного по подразделению. Это значит, что, прибыв в войска, молодые лейтенанты должны будут постигать эти азы.

Заслуживают внимания и такие характеристики военно-профессиональной подготовленности, как опыт срочной службы и участия в боевых действиях. Исследование показало, что среди выпускников служили по призыву лишь 6,45%. Опыт участия в боевых действиях есть у 3,31% опрошенных. Учитывая общее число призывников, участников боевых действий недалекого прошлого и существенные льготы, предоставляемые им при поступлении в военный вуз, можно отметить: подавляющее большинство тех, кто получил реальное представление о ратной службе, не захотели посвятить ей жизнь.

Проблемы обеспечения объективной составляющей военно-профессиональной подготовленности будущих офицеров не исчерпывают недостатки их подготовки. Заслуживает внимания и анализ профессиональной направленности выпускников.

Установлено, что у четверых из каждых десяти курсантов (38,95%) желание стать офицерами за годы учебы в военном вузе ослабло. Испытав разочарование в профессии, они готовы изменить свой выбор. Более глубокий анализ показал, что в военных вузах Москвы и Санкт-Петербурга до 80% тех, чье желание продолжать службу офицерами снизилось за годы учебы, - местные жители. Как известно, количество «уклонистов» от призыва в Москве и Санкт-Петербурге значительно больше, чем в других городах, молодежь мегаполисов традиционно нацелена на получение высшего образования, возможности трудоустройства в них гораздо шире, чем в других городах, а средний уровень жизни жителей выше, чем у офицеров Вооруженных Сил. Все это подсказывает вывод: петербуржцы и москвичи, поступая в военный вуз, как правило, не предполагают для себя офицерской карьеры. Исключение среди них составляют дети военнослужащих, которые уверены в поддержке и помощи родителей при распределении и в последующем профессиональном становлении.

Оценивая гипотетическую возможность повторного выбора учебного заведения, почти каждый четвертый выпускник (23,7%) выразил желание учиться в гражданских вузах. Причем наибольшая доля тех, чьи предпочтения изменились в сторону гражданского образования, - среди курсантов командного и инженерного профилей (соответственно 25,19% и 23,46%). А среди курсантов-гуманитариев большая часть (57,6%), наоборот, высказала предпочтение своему военному вузу.

Практически каждый третий выпускник при выборе учебного заведения ориентировался прежде всего на конкретную гражданскую специальность. Это также косвенно свидетельствует, что уже на этапе поступления в военный вуз значительная часть молодых людей намеревалась реализовать профессиональные потребности вне армии. Если к тому же учесть снижение за годы учебы желания становиться офицерами, можно констатировать: тревожные процессы, длительное время существующие в системе комплектования офицерского корпуса, отнюдь не теряют своей интенсивности.

Одним из важнейших результатов исследования стало выявление основных типов выпускников военных вузов по уровню развития военно-профессиональной подготовленности. Всего выделено 7 основных типов. 3 из них - «компетентный любитель», «амбивалентный любитель», «аккомодированный дилетант» - дисфункциональны. Они составляют 14,31% общего числа выпускников. То есть совокупность выделенных личностных характеристик каждого седьмого будущего офицера не соответствует базовым военно-профессиональным критериям. Оказавшись в войсках, такие лейтенанты составят основную массу стремящихся уволиться из армии в первый год офицерской службы. Те же, кто останутся в строю, достаточно длительное время будут восполнять недостатки индивидуальной общевоенной подготовки, составляя балласт командного состава подразделений, источник и причины проблем, связанных с выполнением служебных задач.

Курсанты оптимального типа - «профессионал» - составляют лишь 13,97%. А наиболее характерный ныне тип - «любитель» (36,74%) - каждый третий выпускник военного вуза. По общевоенным знаниям, навыкам и умениям, профессионально важным качествам личности и военно-профессиональной направленности лейтенанты такого типа способны выполнять обязанности первичной офицерской должности лишь на минимальном уровне требований Общевоинских уставов, Военной присяги, квалификационных требований и других регламентирующих документов.

Таким образом, результаты исследования зафиксировали тревожные факты, свидетельствующие, что действующая система военного образования не обеспечивает необходимый уровень военно-профессиональной готовности значительной части будущих офицеров. Более 40% из них в войсках будут испытывать значительные трудности профессионального становления. При неблагоприятных условиях они вряд ли вообще смогут адаптироваться в военно-профессиональной среде, полноценно «войти в строй» и как следствие - подадут рапорта об увольнении из армии либо на протяжении длительного времени непрофессиональной деятельностью будут наносить прямой и косвенный ущерб боеготовности и боеспособности частей и подразделений.