Владимир ЛЬВОВСКИЙ, заместитель директора московской школы №91:

- Система Эльконина - Давыдова выросла из культурно-исторической концепции Льва Выготского.

Содержание обучения в этой системе строится вместе с ребенком в классе за счет дискуссий. Учитель не приходит и не сообщает детям: «Мы будем заниматься тем-то и тем-то!», он дает им задание, организует обсуждение вокруг этого задания, а не ведет ребенка к получению ответа, который написан в методичке. Система Эльконина - Давыдова очень проста, и если учитель осваивает ее с трудом, то только потому, что она для него непривычна. Педагог должен за счет обсуждения, за счет коллективной деятельности вывести детей на решение проблемы. То, что открыто ими самостоятельно, ни в какое сравнение по эффекту развития не идет с тем, что дети употребили готовеньким. Здесь все открывается заново, поэтому у детей появляется мотивация для успешной учебы.

Алексей ВОРОНЦОВ, генеральный директор открытого института «Развивающее образование», директор экспериментального комплекса «Школа развития», автор экспериментального курса по географии:

- В нашей системе учебная деятельность связана прежде всего с преобразованием предмета, следовательно, в классе должно разворачиваться предметное действие ребенка, связанное с преобразованием того предмета, с которым он работает. Если преобразования нет, все это не учебная деятельность. Что должно быть развернуто на уроке? Детское, а не учительское действие. Преобразование связано с задачей, а отсюда возникает моделирование не как схема, а как средство, с помощью которого задача может быть решена.

Почему не так много учителей, которые работают по системе Эльконина - Давыдова? Потому что таким педагогам приходится осваивать эту систему, отбрасывая многие свои традиционные представления по способам обучения. Если педагог решил работать по системе Эльконина - Давыдова, ему придется менять стереотипы, способы работы, представления о языке математики и других предметов. А ему нужно за ту же зарплату становиться «белой вороной» в своей школе? На это решается не каждый. Система Эльконина - Давыдова заставляет учителя быть умнее, он начинает выделяться из общей среды. За 15 лет подготовлено множество таких учителей, но их в школах нет: их приглашают в бизнес, во властные структуры, они мыслят нестандартно, они лучше других могут решать проблемные задачи. Но на самом деле эти учителя могут подготовить и учеников, мыслящих нестандартно, которые могут быть в жизни успешными.

Каковы же критерии оценки работы учителя по системе Эльконина - Давыдова? Для наших педагогов свойственно повышенное чувство тревожности по сравнению с учителями традиционных систем. В традиционной системе в конце четвертого класса дети написали диктант на «отлично», выполнили контрольную работу по математике на «пять», и всем ясно, что у них хороший учитель. А в системе Эльконина - Давыдова результат работы учителя в большинстве случаев нельзя увидеть даже тогда, когда дети написали диктант и сделали контрольную работу. Результат часто скрыт от учителя, и он волнуется: а вдруг не получится на выходе из начальной школы продемонстрировать помимо ЗУНов еще и развитие мышления детей. Вопрос об образовательных эффектах, о критериях оценки учителя сложен. Мне кажется, могут быть предложены такие критерии: если к концу начальной школы класс действует как сообщность, может вместе решать поставленные задачи и направлять на это свои усилия, значит, учитель успеха добился. Если из всех компонентов учебной деятельности контрольно-оценочная самостоятельность младшего школьника проявляется как его индивидуальные способности (он понимает, что может, а что не может, умеет запросить необходимую информацию), если он в состоянии оценить, решаема задача теми способами, которые ему известны, то учитель достиг успеха в своей работе. Ребенок, обучаемый по системе Эльконина - Давыдова, не впадает в истерику, не падает в обморок и не отходит в сторону, когда возникает проблема. Он пытается понять, что это за проблема, пытается найти способы ее решения, определить, какие ресурсы нужно привлечь для решения. Этим он и отличается от ребенка, обучаемого в традиционных системах.