Дискуссия, длившаяся более трех часов, получилась бурной, что, впрочем, и неудивительно. Ведь тема «Выравнивание стартовых возможностей детей и создание оптимальных условий для их развития» в таком составе, когда присутствовали столь компетентные люди в вопросах дошкольного образования, обсуждалась практически впервые. Ведущей клуба редактору сайта Родитель.ru Тамаре Малых приходилось непросто: порой эмоции захлестывали выступающих, и они не всегда слышали друг друга. К сожалению, в пылу страстей не успели обсудить все заявленные на конференции темы. Так и не удалось услышать ничего конкретного, как все-таки обучать одаренных детей в рамках предшкольного образования, какова материальная обеспеченность детских садов РФ, готовы ли они перейти на новый уровень обучения, кто и по каким методикам будет обучать дошколят в рамках предполагаемой идеологии. Впрочем, несмотря на жаркие споры и некоторую сумбурность, дискуссия все -таки имела положительный эффект. Каким быть предшкольному образованию до конца не решили, зато стало ясно - необходимо сделать все, чтобы пятилетний ребенок не попал в крепостную зависимость классно-урочной системы, чтобы его не лишили главной его деятельности - игры.

Виталий РУБЦОВ, доктор психологических наук, академик РАО, директор Психологического института РАО, президент Федерации психологов России:

- Так случилось, что Федерация психологов России взяла на себя инициативу по организации целого ряда «круглых столов» по наиболее острым проблемам, волнующим образовательное сообщество. Одна из них - предшкольное обучение, или то, что сейчас называют созданием равных стартовых возможностей для будущих первоклассников.

Сразу хочу сказать - такая проблема реально существует, ведь многие дети не посещают детсады, а в результате, приходя в школу, сталкиваются с различными трудностями. Думаю, цель нашего сегодняшнего разговора - определить, что такое равные стартовые возможности. Мы должны подумать, как сделать так, чтобы, с одной стороны, дети были готовы к школе, а с другой - учесть все региональные особенности. Проблема осложняется тем, что сейчас в науке существует огромное количество моделей дошкольного образования, причем зачастую ученые не могут найти друг с другом общий язык, доказывая, что их точка зрения - единственно правильная. Если же мы хотим исследовать проблему равных стартовых возможностей, то должны учесть социальные, психологические, экономические и физиологические различия детей. Кроме того, появляется вопрос, должна ли эта задача решаться унифицированно во всех регионах, или в различных субъектах Федерации могут быть свои подходы к предшкольному образованию. В этом плане примером может быть опыт Москвы, где 90 процентов детей проходят подготовку к школе. Но делается это в дошкольных образовательных учреждениях.

Исаак КАЛИНА, директор Департамента по государственной политике в сфере образования Министерства образования и науки РФ:

- Задача чиновников - не генерировать идеи, а, уловив потребности общества, попытаться с помощью специалистов адекватно их сформулировать. На мой взгляд, где будут заниматься дети и с какого возраста - вторично, главное, чтобы содержание образования, формы и методы обучения, вообще все, что воздействует на ребенка, соответствовало его возможностям и потребностям.

Виктор СЛОБОДЧИКОВ, директор Института развития дошкольного образования РАО, член-корреспондент РАО:

- Я как психолог могу сказать - практически все дети готовы к школе, это педагоги не готовы встретить их на пороге школы. В связи с этим хочу добавить: лучшее педобразование до сих пор дают в педагогических училищах, а в вузах готовят специалистов по химии, физике, биологии, но не учителей... Инициатива Минобрнауки о введении обязательной предшкольной подготовки разворотила наш улей под названием «дошкольное образование». Я думаю, действительно наступил серьезный момент, когда необходимо тщательно проанализировать сложившуюся ситуацию, но в то же время хотелось бы предостеречь коллег от поспешных и необдуманных решений. В связи с этим обозначу несколько болевых точек дошкольного образования. Первая из них - необходимость придания дошкольному образованию статуса суверенной ступени, а не только исполняющей функцию воспитания определенной возрастной группы детей. Не менее важно органично вписать эту ступень в систему общего образования и главное - законодательно это закрепить. Должна быть вариативность дошкольных форм обучения и воспитания - группы кратковременного пребывания, центры семейного развития... Поэтому стоит выделять не дошкольное образовательное учреждение, а дошкольную группу, создавать ее на базе центров родительских сообществ. Надо говорить не о классах раннего развития в школе, а о дошкольной образовательной группе. В противном случае у нас произойдет закрепощение малышей, но только не в рамках помещичьей усадьбы, а в стенах школы. Третья болевая точка - обязательность и доступность предшкольного образования. Думаю, должна быть не обязательность посещения дошкольного учреждения, а обязательность систематической образовательной и воспитательной работы педагогов и родителей в разных организационных формах. Кстати, если обратиться за опытом к Белоруссии, то там заключается договор с родителями. Если они не ведут ребенка в детсад, то в письменной форме берут на себя ответственность за его обучение и воспитание. Хочу также добавить, что существование различных организационных форм дошкольного образования должно повлечь пересмотр существующих СанПиНов. Кроме того, мы знаем, что закон обеспечивает доступность образовательных услуг ДОУ, но как быть с теми поселками и маленькими городками, где детсадов просто нет или они были ликвидированы в 90-е годы? Получается, что большая категория детей просто лишится обязательного предшкольного образования. Как быть с этим? Кроме того, если мы говорим о доступности дошкольного образования, то, значит, оно должно быть бесплатным для всего населения. Надо решить, о какой готовности к обучению мы говорим: языковой, математической, коммуникативной или о психологической? Предшкольное образование не должно стать подготовкой удобного абитуриента для начальной школы, а ведь сама формулировка его обязательности, а также предложение о введении должности учителя предшкольного образования это подразумевает. Есть даже мнение разработать уровни готовности к школьному обучению: «готов», «условно готов», «в стадии готовности», «не готов». Но что делать с теми, кто не готов, их что - не брать в школу?

Исаак КАЛИНА:

- Никаких официальных документов по поводу предшкольного образования пока не опубликовано, за исключением буквально 10 строчек в «Приоритетных направлениях развития образования». И я рад, что эти 10 строчек так разворошили проблему. Но ее решение я хочу получить от вас, ученых. Но, видимо, ученые между собой не договорились, и пересечение их различных мнений, к сожалению, пустое множество... Поэтому я прошу вас, не боритесь с нами, мы не борцы на этом фронте. Не боритесь друг с другом и не рассказывайте, какие неуклюжие решения будут приняты, выдавайте позитивные программы...

Виктор СЛОБОДЧИКОВ:

- Возможно, все наши опасения - это выдуманный страх. Но само сочетание «предшкольное образование» висит такой глыбой над головами пятилеток, что кажется, вот-вот она обрушится и раздавит малышей. Ведь можно оценивать готовность ребенка к школе по-разному - придумать тесты типа ЕГЭ или оценивать все-таки уровень его общего развития. Тогда речь может идти лишь об индивидуальной карте развития ребенка, и учителя не будут требовать от первоклассников некий аттестат зрелости, а лишь попытаются составить психолого-педагогический портрет того ребенка, с которым они встретились и для которого необходимо выбрать оптимальную стратегию школьного образования.

Думаю, нужна не единая программа предшкольного образования на все случаи жизни, а некий рамочный документ, состоящий из двух блоков. Первый будет включать научные основы дошкольного образования, второй - возрастные нормативы, а также законодательную закрепленность вариативных форм. Болевой точкой, по моему мнению, остается проблема преемственности дошкольного и школьного образования. Ведь зачастую школа хочет получить уже подготовленного ученика, умеющего писать и считать.

Исаак КАЛИНА:

- Хорошо, если бы в результате нашей дискуссии появились наброски возможных законодательных, нормативных и методических рекомендаций.

Лариса КУРНЕШОВА, первый заместитель руководителя Департамента образования Москвы, кандидат психологических наук:

- Изучая первоклассников, мы действительно замечаем, что дети сейчас приходят с разным уровнем развития, разным уровнем подготовки к школе. Это реальный факт, и его вряд ли кто-то станет отрицать. Почему появилось такое разнообразие стартовых возможностей? Основной источник этой проблемы - семья. Сейчас родители по-разному смотрят на процессы воспитания, в Москве в силу высокого образовательного уровня многие папы и мамы чрезвычайно серьезно относятся к развитию своих детей. Малышей, которым нет и трех лет, водят на хореографию, музыку, рисование, фигурное катание... В то же время есть родители, которым собственные дети практически безразличны или в силу нехватки времени они ими недостаточно занимаются. Конечно, основная проблема - сформировать такую семью, которая умеет заниматься своими детьми, небезразлична к ним. Но в то же время нельзя замалчивать тот факт, что появился разный уровень готовности к школе. Хочу также обратить внимание, что адаптационный период в первом классе - первое полугодие, когда не ставят оценок, психологически и педагогически отработан плохо. Если же говорить о дошкольном образовании, то потребность в ДОУ в последнее время существенно выросла, на сегодня 90 процентов 5-7-летних детей ходят в детсады, где их и готовят к школе. У нас, кстати, есть негласное соглашение, что ребенку, которому исполнилось 5 лет, не могут отказать в приеме в детсад. Вообще необходимость подготовки к школе - это социальный запрос, веление времени. Семья стала серьезнее относиться к вопросам развития ребенка. Мы среагировали на это оперативно. Во-первых, мы включили дошкольное образование в Закон «Об общем образовании» города Москвы, хотя нам говорили, что это нарушение. Думаю, это будет полезно сделать и другим регионам, тогда на ДОУ не смогут уже смотреть как на что-то второстепенное, не важное или как только на чисто социальную услугу. Замечу, что из 42 миллиардов рублей, составляющих бюджет столичного образования, 9 миллиардов приходится на дошкольное образование. Между прочим, мы принимаем детей не с шести с половиной лет, как по всей России, а с шести, и уже есть просьбы взять в первый класс ребенка, которому пять с половиной лет, пять лет и семь месяцев. Но мы считаем - понижать планку дальше недопустимо. Ну а в отношении того, что для шестилетки нужны особые условия - кровати, чтобы малыш мог поспать, думаю, самое важное все-таки не это. Куда важнее хорошо подготовленный учитель. Сейчас мы решили, что столичные учителя начальной школы и все заведующие ДОУ должны иметь высшее образование.

Владислав КУЧМА, директор Института НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков РАМН:

- Возможности ребенка действительно безграничны, и чем раньше мы начнем им заниматься, развивать его, тем лучше. Но ни в коем случае нельзя забывать, что все наши педагогические воздействия должны соответствовать состоянию здоровья ребенка. Нам, медикам-гигиенистам, не безразлично, кого, чему и как мы будем обучать. Поэтому мы обследовали 250 пятилетних жителей Москвы и выяснили, что только 5 процентов малышей абсолютно здоровы и могут быть отнесены к первой группе здоровья. Четверть всех обследованных имеют третью группу здоровья, у них выявлены различные патологии, и прежде всего костно-мышечной системы, то есть нарушение осанки, деформация грудной клетки, уплощение стопы. Почему я так подробно об этом говорю? Представьте, если мы этих пятилеток посадим учиться за парты, все их незначительные пока патологии могут так усилиться, что нам не хватит никаких средств на лечение этих детей. 40 процентов пятилеток нуждаются в логопедических занятиях, так как имеют различные расстройства речи и языка. До 30 процентов страдают невротическими и астеническими реакциями, 15 процентов имеют отклонения со стороны желудочно-кишечного тракта, до половины детей - со стороны системы кровообращения. Я не говорю, что это катастрофа - примерно такие цифры называются и нашими европейскими коллегами, но не учитывать их при введении предшкольного образования нельзя. Настораживает и тот факт, что от десятилетия к десятилетию снижается масса тела детей, у мальчиков уменьшается и рост. 9 процентов малышей имеют дефицит массы тела. И лишь у 50-53 процентов детей нормальный, соответствующий их возрасту уровень развития. Поэтому мы, гигиенисты, предупреждаем: школа не самое лучшее место для обучения дошколят, самый идеальный вариант для пятилеток - ДОУ, но во многих местах они разрушены или ликвидированы. Кроме того, 12,7 процента школ имеют грубые санитарные нарушения, у 10 процентов туалеты на улице, каждая пятая школа не удовлетворяет требованиям по мебели, а в 30 процентах школ освещение в классах далеко от соответствия санитарным нормам. Поэтому важно тщательно, не торопясь, спланировать эксперимент. Я же хочу подчеркнуть, что по части здоровья мы обречены на то, что дети не будут иметь равных стартовых возможностей. Здоровье у всех разное, и это зависит не только от достатка семьи, но и от жизненных ценностей, культуры.

Людмила ФИЛИППОВА, заместитель директора Гуманитарно-художественного института Нижегородского архитектурно-строительного университета:

- Нужно договориться, что такое дошкольное образовательное пространство и по какой модели будем его строить. Думаю, учитывая особенности ребенка, нам нужна качественная модель, причем педагогическое обеспечение психофизиологического развития ребенка должно быть первичным. ДОУ как раз призваны сберечь природу ребенка, чтобы ее хватило на весь период начального обучения. Обеспечивая психофизическое развитие ребенка, мы можем работать по самым разным программам.

Исаак КАЛИНА:

- Нам надо определить, что такое предшкольное образование, дать его нормативы, сказать, как оно может быть реализовано в каждой конкретной территории. А вообще главная наша задача - сделать все возможное, чтобы профессиональные педагоги и дети хотели встретиться как можно раньше и не пугались друг друга.

Елена СМИРНОВА:

- Я бы хотела обратить ваше внимание на фундаментальность дошкольного детства, на то, что, чем моложе возраст, тем более фундаментальным он является. Так, все, что было заложено в первый год жизни, изменить уже нельзя. Вообще ранний дошкольный возраст позже компенсировать невозможно. Именно в этот период закладываются общечеловеческие ценности. Причем не сами по себе, а в зависимости от условий, в которых живет ребенок. Перестраивая условия дошкольного детства, мы отбираем у детей возможность стать нормальными, полноценными людьми. И потому, когда мы сдвигаем обучение на 5-6-летний возраст, это абсолютно не безобидный шаг, ведь без игры, дошкольных форм деятельности - рисования, конструирования, человеческого общения - ребенок не станет полноценным. Поэтому убеждена, что вопросы - где учить, чему учить и кто будет учить - далеко не второстепенные. Кроме того, я считаю, что обучение малышей пятилетнего возраста в школе недопустимо. И не потому, что там нет кроватей и подходящей мебели, там сам стиль отношений со взрослыми, само содержание предметов, классно-урочная система недопустимы для детей пяти лет.

Лариса ПАРАМОНОВА, доктор педагогических наук, академик РАЕН, директор ГОУ дополнительного профессионального образования, повышения квалификации специалистов центра «Дошкольное детство» имени А.В.Запорожца:

- Нельзя забывать о классической классификации и периодизации развития человека. В этом контексте старший дошкольный возраст не существует сам по себе, он является органичной частью целостного периода в развитии ребенка от рождения до семи лет. И тогда выделение предшкольного периода как бы разделяет всю дошкольную систему на дошкольное воспитание и предшкольное образование. Получается, что именно школа должна сказать, какие нам нужны дети. Плохо, что ни в школе, ни в ДОУ у нас нет вариативности, есть альтернативные по своей сути программы, методики, технологии. Выходит, наши практики работают по самым разнообразным направлениям, ведь вариативность, напомню, - это не принципиальное изменение главного. Так вот при введении предшкольного образования нам надо решить, что будет ядром его, а лишь потом выстраивать вариативность базиса. Не случайно А.В.Запорожец назвал дошкольный возраст цокольным этажом. Это фундамент, поэтому содержание дошкольного образования должно включать в себя общечеловеческие ценности. Именно в это время закладывается набор личностных качеств, формируется умение следить за собой, сопереживать, учиться быть самостоятельным, инициативным... А.В.Запорожец выдвинул в качестве базиса так называемый золотой фонд личности - наглядно-образное мышление, творческое воображение, эмоциональную отзывчивость по отношению к другим, особо он подчеркивал значимость различных видов детской деятельности. Вообще необходима реализация деятельностной парадигмы в воспитании и обучении детей. К сожалению, при тетрадной системе все изначально задано взрослыми. Поэтому все упражнения в тетради, на мой взгляд, к дошкольному образованию не имеют никакого отношения. Нам сейчас необходимо выделить базисное содержание предшкольного образования, создать общие требования к нему, причем сюда обязательно должны быть включены принципы вариативности в зависимости от условий. В завершение хочу сказать: человек все время - от рождения до смерти - к чему-то готовится - вначале к поступлению в детсад, потом в школу, вуз, на работу... Главное при этом - не убить ту жизненную энергию, которая нам дается от рождения. Так вот наша задача сделать так, чтобы дошколята не только готовились к будущей школьной жизни, но и радостно проживали каждое свое мгновение...