В 60-е годы, после полета Гагарина в космос, на космические темы много говорили, писали стихи, песни, снимали фильмы. Помню, мой папа сделал модель ракеты и во дворе при скоплении детворы запустил ее. Это была самая настоящая ракета!

В первом классе - это было в 1961 году, на новогоднюю елку в школе я пришла в костюме ракеты. Папа сделал наряд из картона, разрисовал, прорезал отверстия - иллюминаторы, на корпусе красной гуашью написал: «Восток». В конкурсе новогодних костюмов я заняла первое место, рассказав у елки куплет и припев новой песни:

Заправлены в планшеты

Космические карты,

И штурман проверяет

В последний раз маршрут.

Давайте-ка, ребята,

Споем мы перед стартом!

У нас еще в запасе 14 минут...

Вместо «споем» там было «закурим», но мама сказала, чтобы я говорила «споем». Это был самый лучший костюм в моей жизни. Ни разу потом такого ни у кого не видела.

Вспоминается еще одна песня, которую мы разучили в пионерском лагере с романтичным названием «Огни Енисея». Пели мы ее весь сезон, репетируя почти каждый день, готовясь к какому-то празднику. Мне очень нравились репетиции, потому что я была влюблена в солиста Славку, стоящего рядом со мной в хоре. А когда наступал момент петь припев, он делал шаг вперед и пел так, что у меня появлялись мурашки. Этот припев я слышу только в его исполнении:

...Я - Земля, я своих провожаю

питомцев,

Сыновей, дочерей...

Долетайте до самого солнца

И домой возвращайтесь

скорей!

Однажды, когда я училась в 6-м классе, мой друг Володька позвал меня съездить с ним в магазин за маркой. Он хотел пополнить свою коллекцию новым экземпляром, о котором рассказывал взахлеб всю дорогу. Но нам не повезло - магазин был закрыт на учет, и пришлось возвращаться. В вагоне трамвая почти не было пассажиров, и мы уютно устроились, выбрав места на «камчатке».

- Жаль, что марку не удалось купить, - сказала я, протирая варежкой заиндевевшее окно.

- Ничего страшного. В другой раз куплю, - ответил ничуть не расстроившийся Володька. - Лена, а ты что-нибудь коллекционируешь? Ну, если не марки, то, может, этикетки спичечные?

- Этикетки? Нет. Мои родители коллекционируют открытки и репродукции картин. Мы с подругой любим их смотреть. А я собираю вырезки из газет и журналов с фотографиями собак.

- А мне покажешь?

- Конечно.

- Лен, а ты будешь ветеринаром? Собак любишь, кошек.

- Не знаю еще. Животных люблю. Может, и ветеринаром. Но скорее всего буду учителем.

- Я тоже точно не знаю, но охота стать моряком. Хочу увидеть море, побывать в других странах.

- Представляю тебя в форме: на голове бескозырка, ленточки на ветру развеваются.

- А может, я буду капитаном! Здорово стоять на мостике и смотреть в бинокль!

- Володька, а тебе пойдет капитанская форма!

- Я думала о том, как Володька-капитан отправится в плавание, как я буду ждать его.

...Море. Корабль. Красивый такой, белый, современный, без парусов. Володька в белом кителе, в фуражке стоит на капитанском мостике и смотрит в бинокль. Вот уже корабль у берега, капитан Володька сходит по трапу и спешит к нам: ко мне и нашим детям - мальчику и девочке...

- Ленка, Ленка, - говорит он, - слышишь?

Я очнулась от своих грез и услышала, что Володька и вправду зовет меня.

Посмотрев на него, я увидела у него на ладони что-то блестящее, переливающееся в слабом свете ламп вагона.

- Что это? - удивилась я, до конца не понимая, явь ли уже или еще мечты.

Володька посмотрел на меня, повертел вещицу в руках и таинственно прошептал:

- Это лунный камень. Тебе нравится?

- Да, - приходя в себя, ответила я.

- Возьми его... на память. Дарю.

Он положил мне на ладонь лунный камень, и я, сжав пальцы в кулак и ощутив какое-то особенное тепло, излучаемое камушком, слушала рассказ Володьки о метеорите, упавшем когда-то на Тунгуске.

Дома я рассмотрела лунный камень. Он по-прежнему переливался всеми цветами радуги. На ум пришли строчки из популярной песни: «Подари мне лунный камень, талисман моей любви...»

Прошло много лет. Лунный камень, как и раньше, блестел на ладони Володьки, моего одиннадцатилетнего сына, который спрашивал меня:

- Что это?

- Лунный камень. Тебе нравится?

- Да!

- Возьми его. Дарю.

- А откуда он?

- С Луны, наверное.

- С Луны?

- Может, осколок метеорита, упавшего на Землю.

Володька рассматривал камень, а я вспомнила детство, разговор в трамвае. Я учу детей, своих и чужих, и храню «талисман любви». Только где тот капитан, когда-то подаривший мне на память лунный камень?

Ольга ЛОГАЧЕВА, учитель литературы, Новокузнецк, Кемеровская область