«...Я все сказала о себе в стихах еще ребенком. Тело женщины мне не нужно было. Умереть должна была давно, об этом говорила я не раз».

С рукописным признанием на первый взгляд переключаются печатные реплики маститых толкователей: дескать, «чудо-поэтессу шести лет оглушили рекламой, и с возрастом поэт в Нике умер, ей больше нечего было сказать».

Так ли это? Вчитаемся в строки, рожденные в сейсмическую эпоху перемен, когда всем стало не до Ники с ее непостижимым талантом, теребящим душу пророчествами:

Дверь распахни

Для путника с дороги.

Прости ему

Непониманье новых слов.

Он заражен

Проказой времени.

Пойди и принеси стихи.

Они магическим раствором

Заставят вникнуть

В хор забытых слов,

Дадут толчок

Уснувшим чувствам

Состраданья,

И мир покажется

Одним окном,

Распахнутым в бессмертие.

Ника Турбина шагнула в бессмертие из окна пятого этажа ровесницей Лермонтова, оставив около полутысячи неопубликованных стихотворений («Стихи пошли, как ливень дождевой»), а также записки-исповеди на тетрадных листках в арифметическую клетку. «Не забыть» - собственноручно озаглавила она свой не упорядоченный литературный архив, ставший ее духовным завещанием.

Я - мать-одиночка

У моих стишочков.

Книга «Чтобы не забыть», куда вошли стихи из прижизненных сборников Ники «Черновик», «Ступеньки вверх, ступеньки вниз...», стихотворения и записки последних лет, иллюстрированная уникальными фотоматериалами, увидела свет к 30-летию поэта в днепропетровском издательстве «Монолит», подвижническими стараниями живущего на Украине литератора Александра Ратнера. В 2003 году он помог издать замечательную пьесу «Ника» Людмилы Владимировны Карповой, Никушиной бабушки, - выплеснутую неутоленную боль страшной утраты. Встревоженное сердца поэта вызывало к нам и к небесам:

Разминулись дороги на пристани.

Где теперь поезда?

Две косички упали,

Как исповедь,

На твои покрова.

Лучше выйду в рубашке белой:

«Ах, немножко в крови!»

Что вы сделали, люди?

Сделали.

Господи, помоги!

Мы оставались глухи - Вечность приняла ее...

Сегодня друзья поэзии Ники Турбиной в России и за рубежом верят: выйдут новые книги: днепропетровский томик избранного вобрал в себя, конечно же, далеко не все из сохранившегося творческого наследия поэтессы. В Москве, которую Ника так любила, где провела большую часть своей жизни и где похоронена, одна из детских библиотек обретет имя поэтессы, а в Ялте - родном городе Никуши - появится достойный памятник.

Не забывайте добрые слова

И добрые дела

Не засыпайте хламом.

Иначе будет вам обманом

Предсказанная временем судьба.

Хоть запоздало - расслышим живой голос Ники!