- В нашей области бережно сохраняются традиции преподавания литературы, сохранившиеся с доперестроечных времен. Методисты кабинета русского языка и литературы областного ИУУ и его руководитель Мария Старикова делают все возможное, чтобы донести до нас, учителей, современные подходы к преподаванию литературы. Сейчас не каждый педагог по понятным причинам в состоянии поехать на курсы. Поэтому методисты сами приезжают в районы в каникулярное время, собирают всех словесников и работают с ними, приглашая еще и преподавателей из Кировского педуниверситета. В настоящий момент проблема решается. Но это до тех пор, пока в областном ИУУ работают энтузиасты, «обремененные» чувством ответственности перед школой, воспитанные еще советской эпохой. А что потом? Достойной замены им не найти, в этом я уверена.

Сейчас преподавать гуманитарные дисциплины особенно трудно: в мире другие ценности, нежели те, которые традиционно пропагандировала русская литература с ее вниманием к униженным и обездоленным, к «маленькому» человеку.

- Какие тенденции в преподавании литературы тревожат вас, педагогов?

- Прежде всего обилие авторских программ, зачастую не подкрепленных учебниками.

С другой стороны, учитель поставлен в ситуацию выбора. Это хорошо. В новых программах есть свои сложности, но учителя это стимулирует, заставляет заниматься самообразованием. Помимо этого, программа как государственный документ дисциплинирует педагога.

- Тем, что задает определенные стандарты к формированию знаний, умений и навыков учащихся?

- Безусловно, но в последнее время все чаще ловлю себя на мысли, что в обучении надо идти не от программы, а от потребностей конкретных учеников, с которыми работаешь. Не всякий класс способен заниматься по некоторым программам в силу их чрезвычайной сложности. Тем более количество часов, отводимых на преподавание литературы, - при том, что программы увеличиваются в объеме и усложняются, - неумолимо сокращается.

Скажем, если взять программу 11-го класса, то она настолько насыщенна, что старшекласснику вдумчиво прочитать и понять рекомендуемые произведения очень сложно ( а я свою функцию как учителя литературы вижу в том, чтобы воспитать не «глотателя книг», а вдумчивого читателя. Например, на изучение творчества Пастернака предлагается 2 часа. Допустим, поэтическое творчество мы хоть как-то сумеем рассмотреть. А как быть с «Доктором Живаго»? В идеале я вижу, что ученики сравнивают этот роман с «Тихим Доном» Шолохова: одна эпоха глазами разных авторов. Только в этом случае юноша или девушка не будут воспринимать гражданскую войну однобоко, смогут самостоятельно прийти к каким-то взвешенным выводам и оценкам. Но на это уже не хватает времени.

- Да, еще желателен исторический компонент в преподавании литературы, например, чтобы к моменту изучения «литературной» гражданской войны школьники изучили «историческую».

- Историко-литературный подход в обучении закономерен, потому что он дает реальные знания, логически увязанные между собой. Сейчас же все большее распространение получает другая точка зрения: всю литературу ХIХ и ХХ века «давать» в 9-м классе, мотивируя это тем, что многие ребята затем уходят из школы. Тогда они якобы получат «законченное» представление о литературе. Да, это будет именно «представление», причем очень поверхностное, о каких-то реальных знаниях говорить просто невозможно. Да и многие вещи подросток начинает понимать только с возрастом, и год-два здесь могут иметь решающее значение. К примеру, как бы мы ни бились донести до юношества смысл романа «Война и мир», девочке все равно непонятно еще, почему любимая героиня Толстого Наташа Ростова в конце романа предстает в халате, нечесаная, с охапкой грязных пеленок. И это апогей ее женского развития! Мальчик поймет мечты Андрея Болконского о Тулоне, когда он сам пройдет через мечты о подвиге и славе...

- А как оценивается русская и советская литература авторами современных учебников с позиций веяний «нового времени»?

- Очень неоднозначно. Я бы сказала, субъективно, исходя из личных пристрастий. Из учебников уходит научная достоверность: каждый автор весьма вольно трактует исторические и литературные факты. Например, революцию 1917 года некоторые теоретики именуют октябрьским переворотом. Но такого понятия в истории нет, а есть - «Октябрьская социалистическая революция». Понятие «социалистический реализм» подменяется понятием «нормативизм». Особенно искажается литература ХIХ- начала ХХ века. Приглушена тема борьбы за социальную справедливость. К примеру, творчество Горького повернуто так, что никакая борьба за лучшую жизнь там и не просматривается. Судя по программе, в русской литературе «совсем не было» Некрасова с его обличающей Музой и поисками, «кому на Руси жить хорошо». Ушло понятие народности литературы...

- Считаете ли вы литературу особым предметом и если да, то в чем это выражается?

- Безусловно, - для литературы неприменимы критерии и мерки, подходящие для математики или физики. Ее функция - не столько обучение, но воспитание, формирование нравственных понятий. Сейчас много говорится о межпредметной интеграции, но относительно литературы с ее особым стилем преподавания уместнее говорить о межпредметных связях.

Или взять тестирование. Для других предметов оно, может, и уместно, но мы с коллегами категорически против тестирования по литературе. Тесты рассчитаны на зубрежку, а не на понимание. Литература же должна научить ученика мышлению, культуре речи.

Прекрасный метод оценки знаний по литературе - сочинение, где школьник может продемонстрировать не только знания, но и нравственные оценки, общую культуру и эрудицию.

Однако есть несколько «но». Элементарно купить готовые сочинения на любую тему, которые переписать на экзамене - не проблема. Написать грамотное, содержательное сочинение на литературную тему в состоянии только гуманитарно ориентированный учащийся. Для всех остальных лучше писать сочинение на свободную тему: в ее рамках школьнику выразить себя проще.

Белохолуницкий район, Кировская область