Гром грянул для полковника Николая Маркова неожиданно. В сентябре прошлого года прокуратура Советского района Новосибирска вынесла постановление, суть которого сводилась к тому, что проректор Марков «...незаконно превышая свои полномочия, организовал автомобильные стоянки на территории и в боксах гаража НГУ». Денег с сотрудников и рабочих университета, парковавших свои машины на этих стоянках, Марков почему-то не брал, чем и нанес родному университету непоправимый ущерб в сумме 467 тысяч рублей в виде упущенной выгоды. Расчет суммы был составлен ревизором КРУ исходя из количества припаркованной техники и средних цен за стоянку автомобилей в течение года. Кроме этого преступления, Маркову Николаю Гарольдовичу инкриминировались финансовые нарушения при строительстве системы освещения студенческого городка, вывод бронетанковой техники на парад 9 Мая и прочее.

Допрошенный в качестве подозреваемого всего один раз, 7 сентября, Марков своей вины признать не пожелал. Более того, не признал себя пострадавшей стороной и сам университет, против которого действовал «зловредный» проректор. С самого начала следствия ректорат НГУ занял жесткую позицию: «Если нарушения будут доказаны, проректор ответит по всей строгости закона». Однако по прошествии года со времени первых проверок руководству НГУ так и не были представлены какие-либо внятные доказательства совершенных нарушений и вины должностных лиц.

Да, действительно Марков разрешал сотрудникам университета и другим гражданам, связанным с НГУ трудовыми отношениями, временно парковать автомобили на территории гаражей НГУ, но отнюдь не «организовывал» автомобильных стоянок и не взимал за них платы. Пункт об упущенной выгоде - и вовсе полный абсурд. Как пояснил Николай Гарольдович еще на допросе, «университет не имел права заниматься коммерческой деятельностью и соответственно сдавать земельные участки в аренду под автостоянки». Так что никакой упущенной выгоды в этом случае и быть не могло. Почему еще в сентябре следователь Бартенева не вняла этим простым доводам, до сих пор остается загадкой. Не понятно и другое - зачем спустя два месяца было передавать сие «запутанное» дело другому следователю Николаю Муштину, который за 5 месяцев после его возбуждения не только не потрудился допросить главного обвиняемого, но даже не проинформировал последнего о продлении сроков следствия.

Надо сказать, что с того исторического момента, когда Маркову было предъявлено обвинение, он вдруг оказался в центре внимания новосибирских СМИ. Причем работали журналисты даже «с опережением». Так 3 сентября 2004 года в 17 часов дня на сайте ИА REGNUM была размещена информация об обыске в кабинете проректора Маркова. Сам обыск закончился в этот день только в семь вечера... А уже утром информация прозвучала на радио, телевидении, а затем появилась в газетах. Всего за время следствия было опубликовано 23 материала. Столь пристальное внимание к скромной персоне проректора, который и денег казенных в карман не успел положить, выглядит по меньшей мере странным. Жесткий прессинг со стороны СМИ не прошел для Николая Гарольдовича даром. В начале февраля ему пришлось лечь с сердечным заболеванием в 333-й госпиталь, что тут же было взято на заметку его недоброжелателями.

Что касается финансовых нарушений при восстановлении освещения студгородка, то и этот эпизод выглядит явно надуманным. В вину Маркову ставится, например, тот факт, что при поиске подрядчика проректор обратил свой взор на старого знакомого - бывшего военного, а ныне директора ООО «Бэлком», а не объявил среди подрядчиков конкурс. Если учесть, что работа была проведена в более короткие сроки и за меньшую оплату, чем требовали другие подрядчики, ничего криминального в поведении проректора, взявшегося восстановить наконец за 14 лет освещение в студгородке, администрация университета не усмотрела. Впрочем, как и завышения сметной стоимости работ. Более того, в мае ректор НГУ Николай Диканский направил прокурору Советского района ходатайство, в котором изложил мнение ректората по поводу самой ситуации и действий, предпринятых правоохранительными органами. Процитирую этот документ: «Вывод следователя о якобы причиненном Марковым Н.Г. университету ущербе основан на недопустимых доказательствах - заключениях двух судебных экспертиз, которые проведены фактически не экспертом: Лаврентьев не имеет высшего профессионального образования, что противоречит требованиям статьи 13 Федерального закона РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности». Кроме того, как утверждает в служебной записке главный энергетик НГУ Гордиенко, экспертизы проведены некачественно, ненадлежащим образом, и их выводы не соответствуют фактически выполненным объемам и стоимости работ. 8 апреля была создана комиссия НГУ с привлечением специалистов-электриков, ведущих инженеров производственно-технического отдела СО РАН, а также производителя работ Баканова. По мнению комиссии, общая сумма фактически выполненных работ составила 660 тысяч 217 рублей, что на 1 тысячу 321 рубль больше суммы, выплаченной университетом. Таким образом у ректората НГУ имеются все основания в очередной раз утверждать, что при ремонте электроосвещения со стороны проректора не было ни злоупотреблений служебным положением, ни превышений властных полномочий, поскольку никакого материального ущерба университету не причинено. По изложенным выше причинам прошу уголовное преследование Маркова Николая Гарольдовича прекратить - для этого имеются все законные основания».

Упрямые правоохранительные органы не пожелали внять подобному документу. Возбуждение уголовных дел в отношении проректора было дважды обжаловано в районном суде и дважды признано судом незаконным. Однако говорить о том, что Маркова оставили наконец в покое, еще рано. В ближайшее время дело будет рассмотрено в областном суде.

Вопрос о том, с чьей подачи была так лихо запущена машина правосудия и кому понадобилось дискредитировать бывшего начальника военной кафедры Николая Маркова, до сих пор остается открытым. Однако дыма без огня не бывает, и в данном деле присутствует весьма любопытная информация, которая не может не натолкнуть на определенные размышления и которую полностью проигнорировало следствие. Приступив к должности проректора по общим вопросам в мае 2003 года, принципиальный полковник Марков успел сделать многое. Была прекращена ночная работа компьютерных клубов, один клуб и видеозал были закрыты совсем. Последние негативно влияли на обстановку в студгородке и работали в нарушение договоров аренды. По инициативе нового проректора после тщательных проверок были уволены заместители директора студенческого городка Костенко и Лобанов, директор студенческого городка Табатчиков, директор медико-оздоровительного центра НГУ Костырева, начальник гаража Страшко и механик Плохотников. Всего в целях наведения порядка Марков уволил 26 сотрудников НГУ. 11 из них занимали руководящие должности в административно-хозяйственной службе. Причинами массовых увольнений стало и употребление спиртных напитков в рабочее время, и недобросовестное отношение к своим обязанностям. Кроме того, бывшему начальнику военной кафедры пришлось навести порядок в охране общежитий университета: был расторгнут договор с частной охранной фирмой «Заслон». 110 человек, незаконно проживавших в студенческих общежитиях, были выселены. Новым руководством студгородка, новой охранной фирмой в общежитиях был наведен порядок, усилен пропускной режим и спрос с арендаторов помещений студгородка. Понятно, что «недовольных и обиженных» активной деятельностью Маркова оказалось немало. - Правда, такого развития событий, что следствие затянется на год и проректору придется-таки предстать перед судом, не ожидал ни сам Марков, ни университетская общественность.

Руководство НГУ смотрит на дело Маркова несколько шире. На пресс-конференции, состоявшейся недавно в пресс-центре «Комсомольской правды», Николай Диканский во всеуслышание заявил о том, что в заказном характере этой кампании, которая направлена не столько против проректора, сколько против самого университета, они уже не сомневаются. Впрочем, как и в обвинительном настрое следствия в отношении Николая Маркова.

- Год мы не вмешивались в раздуваемый скандал, надеясь, что следственные органы разберутся и все будет по закону, но не дождавшись ответа, решили публично заявить о своем намерении понять истинные причины конфликта, - высказал свою позицию ректор НГУ.

Руководство университета выдвинуло несколько версий затянувшейся кампании. Первая - экономическая. Инфраструктура вуза представляет сегодня по-настоящему лакомый кусочек для коммерческих и криминальных структур, которым до прихода нового проректора жилось и дышалось на данной территории весьма вольготно. К тому же, если учесть, что в недалеком будущем в Академгородке построят технопарк, ядром которого может стать НГУ, корыстный интерес коммерческих структур к этой зоне вполне понятен. Вторая версия носит политический характер. В течение нескольких лет Николай Марков возглавлял избирательный штаб по Советскому району. В числе кандидатов, которых поддерживал штаб, были нынешний мэр Городецкий и губернатор Толоконский. Проректору удалось добиться хороших результатов - явка студентов на выборы составляла до 80 процентов. Понятно, что конкурирующим структурам такое поведение Маркова понравиться также не могло.

Желающих опровергнуть доводы «организованной преступной группировки» из университета на пресс-конференции не нашлось.

Новосибирск