В Воронежской области более 200 тысяч школьников, и около трех тысяч из них нуждаются в компьютерах или каких-либо других гаджетах для дистанционного обучения. Самые большие проблемы возникают в семьях, где двое детей и больше и где родители раньше думали, что одного компьютера на всех им будет достаточно. Однако дистанционка внесла свои коррективы, многие семьи теперь самоизолировались не только от вируса, но и от возможности приобрести ноутбук или планшет для своего ребенка, потому что лишились заработка. О такой ситуации рассказала жительница Воронежа, мама двоих детей, председателю Воронежской областной Думы Владимиру Нетесову. Женщина потеряла постоянную работу, одна воспитывает двоих детей, живет семья на пенсию бабушки. Обращение было рассмотрено, детям из этой семьи подарили компьютер, а заодно пригласили всех воронежских депутатов и бизнесменов присоединиться к акции #ПомогиУчитьсяДома.
Еще об одном примере заметной помощи в период дистанционного обучения рассказал руководитель воронежского областного департамента образования, науки и молодежной политики Олег Мосолов во время онлайн-пресс-конференции в областном Доме журналистов. Более 1,5 тысячи компьютеров, ноутбуков и планшетов получили во временное пользование педагоги школ области, не имевшие до этого необходимых для дистант-уроков гаджетов. Теперь проблема номер один - льготный и качественный Интернет. Планируется, что к Интернету по льготному тарифу в ближайшее время подключат более 600 учителей области, а вот обеспечить повсеместное качество цифровой связи так быстро не получится. В разных районах области скорость и доступность Интернета тоже разная. Особенно трудно в селах: чтобы зайти в Сеть виртуальную, школьники и их родители вынуждены «кучковаться» в определенных местах на земле реальной, где Интернет хоть как-то ловится и можно получить задание от учителя. Некоторые ребята умудряются тут же делать уроки, не отходя от «волшебного» места, которым может быть деревянный стол, сбитый и установленный односельчанами прямо посреди улицы под открытым небом.
Вообще, проблем, вызванных дистанционным обучением, оказалось очень много. Родители буквально засыпали вопросами руководителя Департамента образования, ответы на некоторые из них мы решили разместить в этом материале.
Елена Гусева:
- Можно ли освободить детей от уроков по изо, физкультуре, музыке? Так как мы весь день делаем задания по основным предметам и на другие нет времени и сил.
Олег Мосолов:
- Такие рекомендации мы уже выдали. И это не потому, что мы делим предметы на основные и второстепенные, на самом деле все предметы важны. Просто возможности работать на этих уроках при дистанционном обучении меньше. Но здесь есть масса примеров того, как учителя грамотно выходят из этой ситуации - они не выдают огромное количество домашних заданий по этим предметам. Мы, кстати, во всех своих рекомендациях термин «домашнее задание» брали в кавычки, потому что сейчас не можем использовать его, так как ребенок постоянно дома. Поэтому мы говорим об организации совместной деятельности во время образовательного процесса, не деля его на урок и домашнее задание. Сегодня задача моих коллег-учителей, например, физической культуры - простимулировать и организовать двигательную активность ребенка, потому что ему сидеть в комнате целый день тяжело. Для организации физической активности можно использовать самые разные интересные подходы. Например, челлендж, о котором рассказал финалист нашего регионального этапа всероссийского конкурса «Учитель года России»-2020 учитель физкультуры школы №1 поселка Терновка Тимур Садовский. Недавно мы провели финальный этап конкурса также в онлайн-режиме, и учитель поделился интересным опытом, как он сначала со своим ребенком попробовал надеть футболку, стоя на руках у стены, а потом своим ученикам предложил попробовать сделать так же. Почему нет? Еще вариант: начинать свой день в полдевятого с зарядки, которую проведет учитель физкультуры. И он, кстати, не требует от своих учеников рефератов. Пользуясь моментом, обращаюсь к коллегам: коллеги, мы успеем с вами изучить технику броска мяча в кольцо в следующем году, а сегодня давайте займемся другим. Подобные примеры можно давать по всем предметам.
Елена Шестакова:
- У меня четверо детей, и они учатся по одному компьютеру. Куда обратиться за помощью?
Олег Мосолов:
- Мы понимаем, что с большими проблемами столкнулись в первую очередь многодетные семьи. Уже есть инициатива и Агентства стратегических инициатив, и партии «Единая Россия», направленная на масштабную работу по привлечению средств капитала, бизнесменов, чтобы обеспечить такие семьи дополнительными электронными устройствами. Мы тоже сделали свой шаг и приняли решение привлечь в помощь школы: сегодня порядка 250 школьных ноутбуков было роздано в многодетные семьи во временное пользование. Еще одна цифра: порядка 1500 электронных устройств - не только ноутбуки, но и большие компьютеры - было выдано учителям. Ведь есть примеры, когда в подобной ситуации оказались и учительские семьи. Учителю нужно несколько часов в день работать за компьютером, готовя урок и общаясь с учениками, и еще у них в своих семьях также есть ребенок-ученик, а то и два. Их мы тоже постарались обеспечить. И эта работа будет продолжена, мы будем обеспечивать детей техникой, хотя бы для временного пользования. Обеспечивать будем через школы, они станут точками коммуникации.
Наталья Стадникова:
- Учителя говорят, что оценки за четвертую четверть учитываться не будут. Это правда?
Олег Мосолов:
- Нет. Мы рекомендовали учитывать эти оценки минимально. То есть, во-первых, там, где это возможно, ввести мораторий на негативные оценки. Думаю, несправедливо и неправильно ставить неудовлетворительную оценку из-за того, что ребенок не смог технически выполнить задание, например подключиться и так далее. Во-вторых, мы понимаем, что работа в новом формате, в новой реальности абсолютно отличается от той, к которой мы привыкли. Уровень освоения материала на первом этапе достаточно серьезно снижается. Поэтому мы рекомендовали коллегам в меньшей степени учитывать не совсем хорошие оценки при годовом оценивании, а в большей степени учитывать первые три четверти. А если все-таки оценки идут в лучшую сторону, а ситуация спорная, например, между четверкой и пятеркой, и ребенок за последнюю четверть в новом формате показал себя эффективным и успешным, то оценку надо ставить в пользу ребенка, увеличивая ее в лучшую сторону.
Анна Ясырева:
- Возможна ли ситуация, что воронежские дети очень плохо сдадут ЕГЭ и многие не смогут никуда поступить?
Олег Мосолов:
- Не знаю, почему вдруг такое мнение возникло. Я абсолютно уверен, что нынешняя ситуация не повлияет принципиально на балл каждого ребенка. Более того, есть мнение, и я тоже к нему склоняюсь, что высокомотивированные выпускники сейчас фактически получили дополнительные возможности в проработке тех предметов, которые они выбрали для сдачи государственной итоговой аттестации. Возникло «окно возможностей», когда при грамотном распределении своего времени нахождения дома можно обеспечить дополнительную подготовку. Более того, мы в ближайшие дни будем обсуждать с учителями выпускных классов и директорами школ наши подходы к выпускным классам, и мы будем рекомендовать перевод одиннадцатиклассников на индивидуальное обучение, чтобы они смогли в большей степени сосредоточиться на обязательных предметах - «Русский язык» и «Математика» - и предметах по выбору. Как правило, в течение апреля заканчивается изучение остальных предметов и начинается повторение. Коллеги понимают это прекрасно, и, уверен, они найдут правильные варианты. А ребятам хочу сказать, что я абсолютно уверен в том, что они подтвердят свои знания.
Наталья Дорохова:
- Будет ли в этом году Последний звонок и вручение аттестатов? Это немалые затраты для родителей, поэтому внесите ясность.
Олег Мосолов:
- Давайте мы дождемся того, как у нас будет развиваться эпидемиологическая ситуация, как будет с количеством заболевших и какие риски спрогнозируют в целом для общества. Скорее всего, мы вынуждены будем еще какое-то время существовать в условиях ограничений. Хотя, наверное, они будут постепенно снижаться. Но, видимо, в ближайшее время нам нужно будет остерегаться массовых мероприятий.
Борис Кальман:
- На чем основывается программа дистанционного обучения? Складывается впечатление, что нет четкого, перестроенного для текущей ситуации учебного плана.
Олег Мосолов:
- У нас не было варианта Б, при котором мы могли предполагать и приготовиться к тому, что уйдем на дистанционку. И такого плана не было ни у кого. Соответственно нужно было время, чтобы перестроить учебный план и внести коррективы в учебные графики и в программы, которые сейчас существуют. Кстати, в ближайшее время мы должны полностью завершить эту перестройку и эти коррективы. И рассчитываем на то, что, получив этот опыт, мы не будем его использовать в таком масштабе, что он нам не пригодится - будем оптимистами. А вот элементы и технологии, которым мы научились в такой сжатый промежуток времени, однозначно нам пригодятся. У нас раньше были учителя, которые использовали новые технологии, и были те, кто работал в традиционном формате и тоже, кстати, давал хорошие результаты. А теперь все - и учителя, и дети, и родители - получили большой опыт работы с новыми технологиями и новые компетенции. И не использовать их уже не получится. С точки зрения ребенка - он увидел новые платформы и новых учителей; родители увидели, как много электронных ресурсов, которые можно использовать для дополнительного образования своего ребенка. Мои коллеги-учителя увидели, как можно эффективно использовать эти новшества.
Жанна Веберлинг:
- Задания по музыке, физкультуре, подвижным играм в начальных классах задают конспектами. Зачем?
Олег Мосолов:
- Я знаю эту ситуацию и хотел бы обратиться к коллегам-предметникам. У отличного преподавателя музыки есть масса вариантов, как сделать так, чтобы занятия на его дистанционном уроке были интересными. А не просто задать написать конспект, который, скорее всего, будет выполнен или с помощью родителей, или это будет копирайт из Интернета. Не нужно учить детей имитации учебной деятельности. Любой урок можно сделать интересно, например, в кооперации со своими коллегами. Если мы в начальных классах читаем сейчас сказку, давайте объединимся с коллегой и попросим детей сделать иллюстрацию к этой сказке.
Евгения Шатова:
- У меня ребенок с шестого класса получал в школе бесплатное питание, так как имеет спортивный разряд. Положена ли ему сегодня компенсация по обеспечению питанием школьников?
Олег Мосолов:
- На данный момент правительством Воронежской области принято решение о выделении дополнительных средств на компенсацию расходов на питание для наиболее льготных категорий. Скажем так, нуждаются многие, но в первую очередь нужно заботиться о тех, у кого есть серьезные риски и проблемы. Таких категорий выделено две: дети с ограниченными возможностями здоровья или дети-инвалиды и дети из многодетных малообеспеченных семей. Те, кто имеет подтверждение такого статуса и до этого момента получали бесплатное школьное питание, имеют право на получение компенсации в размере две тысячи рублей. К сожалению, категория детей, которые занимались в спортивных классах и получали раньше бесплатное питание, сегодня в это положение не включена. Будем над этим думать, но пока это делается для наиболее нуждающихся.
Светлана Ефремова:
- Учителя сегодня перегружены работой. Будет ли это как-то отмечено?
Олег Мосолов:
- Прежде всего я хотел бы поблагодарить всех коллег-учителей, их в области более 20 тысяч человек, вместе с педагогами среднего профессионального образования, и в подавляющем большинстве это люди, которые любят детей, любят свою работу и выполняют ее в сегодняшних условиях самоотверженно… Губернатором Воронежской области было одобрено решение, при котором все педагогические работники, трудящиеся в новом формате, получат компенсационную выплату за условия, отклоняющиеся от обычных. Это будет единовременная выплата, а также бюджет в полном объеме будет сохранен, и стимулирующие выплаты также будут выплачены, особенно тем педагогам, которые наиболее эффективно нашли себя в новом формате.