Но не только! Современная напряженная ситуация борьбы с пандемией коронавируса вступает в исторический резонанс со многими предшествующими кризисными событиями в судьбе нашей Родины, прежде всего со священной эпохой, когда шла смертельная схватка с пандемией фашизма. Многие принимаемые тогда срочные меры для спасения системы образования имеют живительный внехронологический потенциал и должны быть востребованы в наше время.
Традиционно железному канцлеру Отто Бисмарку приписывается фраза: «Народное образование играет решающую роль в войне, когда пруссаки побили австрийцев, то это была победа прусского учителя над австрийским школьным учителем. Это он воспитал будущего немецкого солдата, вложил в него любовь к отечеству, преданность своему государству, возвышенную веру и честь». Имелось в виду, что прусская армия имела более хорошее образование, нежели армия ее противника, и поэтому победила. На самом деле автор этого выражения - профессор географии из Лейпцига Оскар Пешель.
Но от авторской идентификации правильность мудрой мысли не снижается. Перефразируя этот постулат, нарком просвещения и первый президент АПН РСФСР Владимир Петрович Потемкин в августе 1945 года отмечал: «Никто не посмеет утверждать, что наша школа не выполнила своей основной воспитательной задачи. Все мы с гордостью сознаем, что доблестными защитниками Родины, победителями немецкого фашизма явились и питомцы советской школы. Советская школа победила фашистскую школу; советский учитель победил немецкого учителя-фашиста».

Удержали над бездной
Вглядываясь сейчас, по прошествии 75 лет - продолжительного и очень значимого времени, в школу немеркнущей эпохи Великой Отечественной войны, все отчетливее понимаешь многомерность, значимость и перспективность для российского образования происходивших тогда событий и предпринимаемых действий.
Сама история достаточно отчетливо и жестко разделила два периода в жизнедеятельности системы общего образования в эти «сороковые, роковые, свинцовые, пороховые…».
Первый период приходится на самые тяжелые 1941‑1942 годы. Он носил организационно-практический характер и решал самые насущные задачи сбережения школы как социального института государства и общества. Первоначальный удар фашистских войск был, конечно, чудовищной силы и неизбежно вызвал определенную дезорганизацию системы образования. Скорее внешнюю, а не внутреннюю.
Условия военного времени поставили перед органами управления народным образованием и перед школой комплекс насущных и неотложных задач. Нужно было сохранить охват всех детей школьного возраста различными формами обучения (всеобуч); обеспечить их воспитание в патриотическом духе; подготовить юношей к предстоящей службе в армии; осуществить необходимую физическую подготовку учащихся; организовать агротехническую подготовку молодежи для широкого ее участия в общественно полезном труде; наладить труд школьников для оборонных нужд на предприятиях и в сельском хозяйстве. «Как бы мы ни были поглощены войной, - писала газета «Правда», - забота о детях, их воспитании остается одной из главных задач. Закон о всеобщем обучении остается незыблемым в условиях войны. Мы должны учесть всех детей, и учесть хорошо, несмотря на сложность военного времени. Никаких ссылок на военную обстановку».
Самыми трудными оказались первые месяцы войны, когда шла массовая эвакуация воспитанников детских учреждений из прифронтовых районов в глубокий тыл - Среднюю Азию, Казахстан, Сибирь, на Урал. На местах, куда прибывали эшелоны, было мало школьных зданий, катастрофически не хватало жилья для учителей, не имелось возможностей для материального обеспечения и школьников, и учителей. Многие школьные здания были заняты под госпитали, казармы, цехи заводов.
В конце августа 1941 года нарком просвещения Владимир Потемкин издал приказ для работников образования о подготовке школ к началу учебного года, как всегда, - 1 сентября. Приказ приняли к исполнению даже в осажденных врагом городах, переводя занятия в бомбоубежища, а то и в каменоломни, в подземелья, освещенные коптилками, как в Одессе или Севастополе. Исторически засвидетельствован факт, что 15 сентября 1941 года начался учебный год в катакомбах семилетней школы №125 села Кривая Балка Одесского района. К январю 1942 года в Севастополе действовало 9 школ, размещенных в глубоких штольнях. Около 300 севастопольских учителей работали под землей. Многие из них жили там же с учащимися. В обстановке бомбардировок и голода на протяжении всех лет блокады шли занятия в школах Ленинграда.
Как написал современник событий Николай Сергеенко: «Велика ответственность органов народного образования перед страной, перед трудящимися. Хорошая работа школы, бодрое настроение школьников придают больше уверенности, энергии, силы бойцам на фронте, содействуют успешной работе их матерей на предприятиях, способствуя тем самым приближению победы над врагом».
Необходимо было срочно и гибко реагировать на смертельные вызовы системе образования в динамично меняющейся и только осложняющейся ситуации, включить в образовательный процесс всех выпавших из него школьников. Занятия проводились в 2‑3, нередко и в 4 смены со всеми вытекающими неизбежными негативными последствиями. В данной связи была проведена перенастройка всего образовательного процесса. Продолжительность урока была сокращена до 35‑40 минут, перемен - до 5 минут, перерыв между сменами - до 30 минут. Начали открывать дополнительные классы и школы. Установили сниженную наполняемость классов. Сроки начала и окончания учебных занятий устанавливались в зависимости от их фактической продолжительности в течение года. Все это очень похоже на современную образовательную ситуацию.
Для школьников, приступивших к учебным занятиям после перерыва, организовывалось индивидуально-групповое обучение и проводились дополнительные занятия в конце учебного года и в летние каникулы. В результате только в РСФСР в 1941 году в школы вернулись более 360 тысяч учащихся.
Было организовано специальное питание детей фронтовиков, эвакуированных школьников и всех учащихся со слабым здоровьем. Для охраны и укрепления здоровья детей открывались детские столовые, летом работали многочисленные пионерские лагеря и детские площадки. Постоянный медико-санитарный контроль над учебными заведениями способствовал раннему выявлению заболеваний, в результате за все годы войны в школах не было допущено ни одной серьезной эпидемии.
Другим насущным направлением стало преодоление безнадзорности детей, явившейся результатом ухода отцов на фронт, а матерей и других взрослых членов семьи на производство. Особое внимание уделялось обеспечению нормальных условий жизни, воспитания и обучения сотен тысяч детей, лишившихся родителей и переселенных в восточные районы страны. Необходимо было гибко дополнить номенклатуру образовательных учреждений, прежде всего социально-реабилитирующей направленности. Для этого сформировали сеть детских приемников, детских домов, школьных интернатов для эвакуированных детей. В большинстве интернатов удалось организовать дружные детские коллективы, осуществлять самоуправление, включить воспитанников в производительный труд, вовлечь их в позитивную социальную жизнь.
В спасении детей участвовала вся страна. Многие семьи стали брать к себе на воспитание детей-сирот, благодаря чему они обрели себе новых отцов и матерей.

«Войну выиграл советский десятиклассник»
Известный политолог - фронтовик Александр Зиновьев - подчеркивал, что «войну выиграл советский десятиклассник». По его убеждению, «в предвоенные годы системе образования в СССР уделялось первостепенное внимание. Во всем мире советская школа 1930‑х годов была беспрецедентным явлением. Тогда удалось обучить миллионы людей. Причем советская школа не только давала хорошее образование, но и воспитание на основе образования.
В результате в конце 1930‑х гг. армия стала пополняться молодыми людьми, имевшими среднее образование. Колоссально повысился интеллектуальный уровень призывников. Кроме того, была создана масса военных училищ и академий.
С началом войны подготовка офицерских кадров пошла в ускоренном варианте. Вчерашние десятиклассники очень быстро становились командирами Красной армии. Часто более хорошими, нежели те, кто, не имея образования, давно служил в армии.
Из числа вчерашних десятиклас­сников стали рекрутироваться кадры для штабов, разведки. Ведь одной из причин поражения фашистской Германии стал возникший в ходе войны дефицит офицерского состава. А наша армия, несмотря на огромные потери, дефицита в командном составе и штабных работниках не испытывала».
Такая первоначальная подготовка будущих офицеров осуществлялась уже в школе. Большинство юношей - выпускников школы уходили в действующую армию. Это потребовало от системы образования оперативного проведения комплекса мер по осуществлению целенаправленной физической и военной подготовки школьников. В начале войны Владимир Потемкин обратился через «Учительскую газету» ко всем работникам народного просвещения - организовать для учащихся 7‑10‑х классов занятия по военной подготовке и военно-санитарному делу по 7 часов в неделю. Многие юноши и девушки вскоре будут осаждать военкоматы с требованием отправить их на фронт: «Мы прошли военобуч!»
Затем постановлением Государственного комитета обороны «Об обязательном военном обучении граждан СССР» в 9‑10‑х классах были введены занятия по военно-физической подготовке, а во внеурочное время - изучение специального курса «Красная Армия и Военно-Морской Флот в Великой Отечественной войне».
В 1942‑1943 учебном году эти курсы были дополнены новым учебным предметом «Военное дело», введенным уже в 5‑10‑х классах. Его программа носила военно-прикладной характер и включала строевую, лыжную, огневую и противохимическую подготовку, изучение стрелкового оружия, техники рукопашного боя и военно-санитарного дела.

Сталинская гимназия
Однако принятых мер явно было недостаточно. Нужна была в русле разворачивавшихся военных действий серьезная реформа всей системы общего образования. И она была успешно проведена в 1943‑1945 годах.
После коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны в результате победы в Курской битве руководство страны обрело уверенность в победоносном завершении войны. Соответственно, актуализировались задачи закладывания основ будущего государства и общества послевоенного мира. Уроки Великой Отечественной войны показали важность и необходимость кардинального усиления всей воспитательной деятельности прежде всего через систему образования.
Следующим существенным обстоятельством, подготовившим реформу, был происходивший в целом мощный разворот государственной политики к опоре на дореволюционные имперские национальные культурные, образовательные и, главное, патриотические ценности. Это рельефно проявлялось в то время в самых различных областях социально-политической деятельности государства и общественной жизни страны.
В данной связи школе жизненно важно было всесторонне обратиться к творческому потенциалу отечественной системы образования. Парадоксально, но именно в годы войны был взят стратегический курс на ретроинновационное возрождение дореволюционной классической гимназии. Причем задачи были поставлены еще более амбициозные, чем в современном национальном проекте «Образование». Советскую систему общего образования предполагалось сделать лучшей в мире. И это в крайне сложных социально-экономических и социокультурных военных условиях!
Безусловно, на всей этой ретроинновационной реформе советской системы образования на основе воспроизводства в новых исторических условиях дореволюционных образовательных традиций лежит глубокий личностный отпечаток наркома просвещения Владимира Петровича Потемкина - выдающегося государственного деятеля, действовавшего всегда системно, комплексно, конкретно, с несомненной смелостью и только на опережение. Безусловно, он пользовался особым доверием И.В.Сталина. Подчеркнем, что весь пакет реформ, сконструированный по надежным лекалам русской гимназии, был подготовлен и обнародован им уже весной 1941 года, но война задержала их осуществление.
Наиболее известной и резонансной реформаторской мерой стало постановление СНК СССР «О введении раздельного обучения мальчиков и девочек в 1943/44 учебном году в неполных средних и средних школах областных, краевых городов, столичных центров союзных и автономных республик и крупных промышленных городов». Это решение было обусловлено необходимостью военно-физической подготовки юношей к армейской службе и спецификой их подготовки к практической деятельности.
Вслед за этим последовал и еще ряд мер в своей совокупности во многом восстанавливающих образовательный процесс, основанный на традициях русской классической гимназии конца XIX - начала XX века.
Были воспроизведены меры поощрения для выпускников средней школы: учреждены золотая и серебряная медали, которыми награждались учащиеся-отличники, показавшие выдающиеся успехи при сдаче экзаменов на аттестат зрелости. Им предоставлялось право поступления в высшие учебные заведения без экзаменов, как до революции. Это имело особое значение в условиях, когда армия, промышленность, сельское хозяйство, наука и культура остро нуждались в специалистах, подготовленных на уровне требований времени.
Известное позитивное значение в тех условиях имело восстановление в январе 1944 года традиционной и понятной учителям цифровой пятибалльной системы оценки успеваемости и поведения учащихся.
С 1944‑1945 учебного года во всех общеобразовательных школах были введены обязательные выпускные экзамены в 4‑м и 7‑м классах и экзамены на аттестат зрелости в 10‑м классе.
Утверждалась единая эрзацгимназическая школьная форма с непременными черным и белым фартуками, белоснежными воротничками и манжетами для девочек. Мальчикам стали обязательными форменный костюм с подворотничком, фуражка с отличительным значком, ремень, а позднее ранец. В обществе того военного времени строгая форма школьников ставила их в один статусный ряд со взрослыми, в большинстве своем тоже носившими форму.
В августе 1943 года СНK РСФСР были утверждены Правила для учащихся, в которых определялись их обязанности по отношению к школе, учителям, родителям, старшим и товарищам, устанавливались правила культурного поведения как в школе, так и вне ее. Учреждался ученический билет, по предъявлении которого школьникам продавались билеты в театры и кинотеатры по льготным ценам.
Важное социально-педагогическое значение имело принятое в декабре 1943 года постановление о введении всеобщего обязательного обучения детей с 7‑летнего возраста, которое ликвидировало разрыв между дошкольными учреждениями и школой.
В 1944 году было установлено обязательное семилетнее обучение. Полная средняя школа стала десятилетней. Для молодежи, которая в начале войны оставила школу и была занята в промышленности или сельском хозяйстве, были организованы школы рабочей и сельской молодежи (1943).
Можно констатировать, что все эти меры военного времени, базировавшиеся на прочной основе отечественной педагогики, носили правомерный и перспективный характер, кроме отмененного в 1954 году раздельного обучения, и сейчас во многом определяют строй российского общего образования.
Это было возвращение к животворным национальным истокам. В труднейшей ситуации войны осуществили переход от прежних приоритетов мировой революции, интернационала и усиления классовой борьбы в процессе построения социализма к восстановлению спасительных духовных скреп, спаявших советское общество с отечественными традициями, его духовными и образовательными целями и ценностями. И это сразу дало мощный позитивный результат.

Воспитание подлинных патриотов
Еще накануне войны в системе общего образования наметился поворот к традиционным культурным ценностям - изучению отечественной истории, русской литературы, уважительному отношению к музеям и памятникам старины. Во время войны этот курс только усилился. Всему преподаванию и воспитательной работе в школе был придан ярко выраженный патриотический характер.
Патриотическое воспитание учащихся осуществлялось через насыщение им содержания образования. Сама героическая атмосфера Великой Отечественной войны потребовала использования в преподавании, говоря современным языком, нового историко-культурного стандарта.
В январе 1944 года в Наркомпросе РСФСР состоялось Всероссийское совещание по вопросам преподавания истории в средней школе с выступлениями видных ученых-историков и учителей. На нем набатом звучал рефрен об основополагающей роли истории в воспитании героев - защитников своего Отечества. Подчеркивалось, что школьные учебники истории «должны прежде всего акцентировать внимание юных граждан страны на эстафете подвигов предков: от былинных богатырей и дружины князя Святослава до идущей войны с фашизмом».
Учебный материал каждого урока теперь должен был быть связан с конкретными событиями Великой Отечественной войны. Так, на уроках истории, русского языка и литературы учителя приводили факты, вызывающие у школьников чувство национальной гордости за Россию и русский народ (изучали произведения о былинных богатырях, о героических событиях в истории страны). На уроках музыки разучивали русские патриотические песни и героические песни, которые были написаны в годы войны.
Особое внимание в школах военного времени уделялось воспитательной работе. Получили распространение такие активные формы, как кружки комсомольской политсети, митинги школьников по поводу различных политических событий, устные газеты, агитбригады, лекторские группы и ученические лектории, подготовка витрин, стендов, уголков, выпуск стенных газет и боевых листков, встречи с участниками войны. Организация кружковой работы в школе расширяла кругозор ребят в плане краеведения, способствовала формированию у детей эстетических и морально-нравственных качеств, любви к Отчизне, родной природе.
Примечательный факт: 15 ноября 1941 года, когда враг стоял под Москвой, был издан приказ №170 наркома просвещения «О сборе материалов Великой Отечественной войны» - о собирании документов, писем, фотографий, плакатов и других реликвий и свидетельств войны, а также трофеев для будущих музеев истории войны. Так закладывались основы для будущего военно-патриотического воспитания новых поколений.
Показательно, что в русле сближения официальной власти и Русской православной церкви в школах была несколько смягчена атеистическая пропаганда, которая вызывала у учительства открытое неприятие. Многие педагоги, конечно, и раньше старались не допускать оскорбления чувств верующих.

«Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд»
По убеждению писателя Александра Проханова: «Великую Отечественную войну выиграл советский учитель. Это он в огромных городах и крохотных селеньях, в горных аулах и кишлаках учил детей не только математике, правописанию и законам физики, он и учил их любить Родину, воспитывал в них будущего писателя, летчика или землепроходца. Учил помогать товарищам и любить их, быть смелым, бескорыстным и искренним. Это советские учителя воспитали героическую Зою Космодемьянскую, бесстрашного Александра Матросова, отважных летчиков Гастелло и Талалихина, незабвенных молодогвардейцев, непреклонных панфиловцев, которые бросались с гранатами под гусеницы фашистских танков».
С начала войны большинство учителей-мужчин были призваны в армию. И советский педагог в полной мере проявил на фронте свои мужество, стойкость, несгибаемую волю, героизм. Подчеркивая особую роль учителя-воина, Маршал Советского Союза Александр Василевский отмечал: «Он и на фронте, в окопах оставался верным своей профессии: личным примером учил, как надо воевать». За боевую доблесть и отвагу, мужество и героизм 86 тысяч воинов-педагогов были награждены орденами и медалями. Более трехсот из них получили звание Героя Советского Союза.
Среди учителей - сотни организаторов партизанского движения и подполья. Десятки тысяч учителей и учащихся действовали в партизанских отрядах. Так, только в Белоруссии в партизанских отрядах сражались 7185 учителей и более 30 тыс. учащихся.
Советские учителя на протяжении всей Отечественной войны показывали яркие примеры высокого понимания своего гражданского и профессионального долга. Они глубоко осознавали серьезность поставленных перед ними задач, отдавая все свои силы делу воспитания и обучения детей.
На временно оккупированной врагом территории школы продолжали работать по советским программам в партизанских районах Украины, Белоруссии, Брянской и Псковской областей. Многие учительницы, пренебрегая опасностью, помогали партизанам, добывали для них ценные сведения, спасали раненых красноармейцев, собирали тайные собрания сельчан в домах и рассказывали им правду о войне, закаляя волю к борьбе.
В условиях войны педагогический труд стал делом особой важности. Учителя рассматривали свою деятельность как часть всенародной борьбы против немецко-фашистских захватчиков. «Никаких скидок на военную обстановку!» - таков был лозунг учителя во время войны.
Огромную нагрузку несли учителя в тылу. Заменяя педагогов, ушедших на фронт, они с максимальной отдачей боролись за осуществление всеобуча, вместе с детьми работали на колхозных полях, в цехах фабрик и заводов. Только в 1942 году 154 тысячи учителей трудились на полях колхозов и совхозов. Они не только работали на полях и заводах, выполняя и перевыполняя нормы, но успевали организовывать труд учащихся, одновременно заботясь об их питании и отдыхе.
В районах, освобожденных от немецких оккупантов, учителя проводили учет детей, потерявших родителей, и детей, подлежащих обучению в школе. Большой вклад внесли учителя в дело восстановления и ремонта школ на освобожденных территориях. Они принимали деятельное участие в изготовлении школьной мебели, учебного оборудования, наглядных пособий, в заготовлении топлива, готовили учебно-методические пособия для восстановленных школ.
Учителя являлись инициаторами движения за спасение осиротевших детей. Тысячи педагогов приняли участие в оказании помощи семьям воинов Красной армии.
Учителя вносили в фонд обороны свои личные сбережения, отдавали все трудодни, заработанные ими в колхозах во время летних отпусков, помогали лучше организовать сбор средств среди населения, разъясняли, куда и на что идут взносы в фонд обороны.
Своеобразный социальный лифт выдвинул из среды учительства наиболее талантливых, квалифицированных педагогов, сумевших добиться значимых успехов в деле обучения и воспитания подрастающего поколения, формирования грамотных, патриотически настроенных граждан общества. Их деятельность получила поддержку широкой общественности.
Поскольку абсолютная централизация во время войны была невозможна, то, как отмечалось современниками, у учителей расширилось профессиональное пространство свободы. Указания и постановления вышестоящих органов являлись, конечно, обязательными для исполнения. Однако по конкретным проблемам не исключалась инициатива снизу, что создавало большие возможности для диалога и конструктивного взаимодействия власти, учительства и широкой общественности. Учительству предоставлялась определенная свобода выбора подходов к организации учебных занятий, методических приемов и технологий.
В целом участие педагогов в повседневных делах и заботах населения, их деятельность по установлению тесных связей фронта и тыла, стремление учителей не отгородиться от проблем страны узкими рамками школьной жизни способствовали увеличению авторитета учительства в обществе, повышению его статуса.
Во многих селах и деревнях как на советской, так и на оккупированной территории учитель часто оставался единственным представителем советской власти. К нему охотно шли за советом, помощью, поддержкой. Школьный учитель становился духовным центром местного общества. «Советский учитель, - писала «Правда», - делит с командиром Красной армии честь и славу победы в Отечественной войне».
Вместе с тем, безусловно, в военное время педагоги, особенно те, кто находился в эвакуации, оказались в крайне сложном социальном и материальном положении. Надо отдать должное, правительство понимало, что одними призывами эту проблему не решить.
Забота об учителе, особенно в военных условиях, впечатляет. Меры носили системный характер. Приоритетным направлением была деятельность, направленная на улучшение материального положения учительства, повышение его социального статуса. Символично, что через неделю после первого праздничного салюта в Москве в ознаменование освобождения от оккупантов Орла и Белгорода летом 1943 года вышло постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О повышении заработной платы учителям и другим работникам начальных и средних школ». Денежное содержание педагогов было повышено в среднем более чем на 50%!
Осуществлялась забота об улучшении бытового положения учителей, было принято постановление о снабжении учителей продовольственными и промышленными товарами по нормам рабочих промышленных предприятий, связи и транспорта. Для сельских работников образования в 1943 году были специальным постановлением выделены товары широкого потребления, главным образом одежда и обувь. Учителям освобожденных районов предоставлялся ряд дополнительных льгот в виде первоочередного обеспечения жильем.
Во время Великой Отечественной войны непрерывно осуществлялась деятельность по улучшению подготовки учителей для начальной школы. Для этого, в частности, предлагалось преобразование педагогических училищ в учительские семинарии, что тоже характерно в общем курсе разворота образовательной политики к дореволюционному контексту. Продолжительность подготовки в учительских институтах увеличивалась с 2 до 3 лет, как и до революции, а выпускники должны были быть готовыми преподавать несколько смежных дисциплин. В целом же по стране выпуск молодых учителей из высших учебных заведений составил за 1941‑1945 годы 131,4 тыс. человек.
Проблема повышения профессионального уровня педагогов решалась путем организации деятельности институтов усовершенствования учителей, педагогических курсов повышения квалификации, методических объединений, педагогических кабинетов, а также системы заочного обучения.
В июне 1944 года возобновил работу прервавший свою деятельность в 1941 году Центральный комитет повышения квалификации руководящих работников народного образования Министерства просвещения. Ценой героических усилий органов народного образования и самих педагогов в течение всей войны работал Институт усовершенствования учителей в блокадном Ленинграде. Здесь в тяжелых условиях читались лекции, проводились консультации и семинары.

***
Правительство нашей страны высоко оценило деятельность советских учителей. 8 апреля 1944 года по предложению Наркомпроса РСФСР Совнарком СССР учредил почетный знак для лучших педагогов «Отличник народного просвещения». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 декабря 1944 года более 5 тыс. учителей и руководителей народного образования Российской Федерации были награждены орденами и медалями за успешную и самоотверженную работу по обучению и воспитанию детей, 205 учителей получили орден Ленина, 1421 - орден Трудового Красного Знамени, 982 - орден «Знак Почета», 1317 - медаль «За трудовую доблесть», 1302 - медаль «За трудовое отличие».
…Пророческими оказались слова педагога Я.Б.Резника, сказанные им в 1941 году: «Фашистская педагогика помогла Гитлеру вымуштровать сотни тысяч оглупленных и растленных кретинов, кровавых убийц и насильников. Поднявшийся в бой советский народ смоет с нашей прекрасной планеты грязную коричневую накипь. И тогда фашистская педагогика, эта педагогика рабовладельцев XX века, педагогика исступленных убийц и людоедов, навеки исчезнет с лица земли».

«Не смейте забывать учителей!»
Итак, учителя в годы Великой Отечественной войны с честью выполнили свою гражданскую, профессиональную и личную миссию, внесли безоговорочный вклад в общее дело Победы над мировым фашизмом. Их отличали подлинный гуманизм и искреннее служение теплому миру детства, социальный оптимизм и непререкаемая вера в Победу, преданность своему призванию и высокое учительское мастерство.
Сбереженное, воспитанное и взращенное ими поколение детей военных лет не только победило фашизм, но и в целом сыграло решающую роль в последующей истории страны. Именно это поколение сковало ракетно-атомный щит для нашей Родины, запустило человека в космос, нарастило мощный оборонный, научный и промышленный потенциал, открыло и освоило нефтяные и газовые месторождения, позволяющие нам и сейчас чувствовать себя защищенно в условиях мирового экономического кризиса.
Не смейте забывать учителей.
Пусть будет жизнь достойна
их усилий.
Учителями славится Россия.
Ученики приносят славу ей.

Будем помнить учителей эпохи Великой Отечественной войны!

​Михаил БОГУСЛАВСКИЙ, заведующий лабораторией истории педагогики и образования ФГБНУ «Институт стратегии развития образования РАО» Министерства просвещения РФ, член-корреспондент РАО, доктор педагогических наук, профессор, председатель Научного совета по проблемам истории образования и педагогической науки при отделении философии образования
и теоретической педагогики РАО